Alegerile parlamentare din 2019 în Republica Moldova - alegeri.md
 МониторингПолитикаКомментарии

Карта реванша побита тузом из рукава?

|версия для печати||
Игорь Боцан / 17 января 2010
ADEPT logo

Решение Партии коммунистов Республики Молдова (ПКРМ) бойкотировать выборы главы государства, чтобы постараться взять реванш на возможных досрочных парламентских выборах в 2010 году, перенесло политический кризис из 2009 года в 2010-й. В связи с этим 2010 политический год будет носить отпечаток событий 2009 года, а ПКРМ несет всю ответственность за продолжение политического кризиса. В свою очередь, партии-участницы Альянса за европейскую интеграцию (АЕИ) несут всю ответственность за управление кризисом, вызванного поведением ПКРМ. В итоге, к осени этого года граждане с правом голоса должны будут ответить на вопросы относительно затянувшегося кризиса и действий, предпринятых для его преодоления. Чтобы нащупать возможное развитие событий, требуется прояснить несколько аспектов: причина, по которой ПКРМ прибегла к бойкоту; сроки проведения досрочных парламентских выборов; формы преодоления институционального бойкота.

Один голос равен восьми

Пропагандистская машина ПКРМ, помня, что ей потребуется объяснять избирателям, отчего партия пошла на продолжение политического кризиса, неустанно работает над продвижением идеи о том, что Партия коммунистов имела моральное право бойкотировать избрание главы государства после досрочных парламентских выборов, поскольку те формирования, которые входят сейчас в состав АЕИ, поступили точно так же после очередных парламентских выборов. Чтобы оправдать свое поведение, ПКРМ ссылается на тот факт, что после выборов 5 августа 2009 года ей не хватило всего одного голоса от либеральной оппозиции, чтобы провести своего кандидата на высший пост в государстве, в то время как АЕИ требовалось уже восемь голосов. В этом оправдании звучит восклицание — как посмели либералы требовать восемь голосов, когда они же отказались предоставить всего один, однако этот довод основан на умышленном упущении контекста. В действительности ПКРМ нуждалась в голосе заложников:

Приведенные выше обстоятельства не могли способствовать свободному диалогу лидеров оппозиции с ПКРМ относительно достижения компромисса по избранию главы государства, оправдывая сопротивление либеральных лидеров злоупотреблениями и давлением властей. Другим аргументом такого выбора стал опыт политической сделки оппозиции с Партией коммунистов после парламентских выборов 2005 года. Того опыта было достаточно, чтобы укрепить либеральных лидеров в мысли о том, что, только противостоя коммунистам, они смогут спасти свои политические карьеры и даже свободу. Действительно, под давлением мнения собственных избирателей лидеры либеральной оппозиции не могли согласиться на сделку с ПКРМ, потому что перед ними был опыт 4 апреля 2005 года, когда, из соображений, связанных с интересами государства и гражданским миром, некоторые из них пошли на компромисс с ПКРМ, чтобы затем потерять доверие избирателей и подвергнуться преследованиям со стороны тех, в пользу кого они согласились на компромисс, став фигурантами сфабрикованных уголовных дел.

После досрочных парламентских выборов у ПКРМ не было подобных аргументов, чтобы бойкотировать избрание главы государства. Напротив, Альянс за европейскую интеграцию предложил Партии коммунистов проголосовать за кандидатуру Мариана Лупу, лидера Демократической партии Молдовы (ДПМ), который лично дважды голосовал за кандидатуру ПКРМ на пост главы государства после очередных парламентских выборов. Кроме того, ДПМ предоставила в 2005 году лидеру ПКРМ как раз восемь голосов для переизбрания на пост главы государства. Таким образом, более внимательный расчет свидетельствует, что АЕИ в действительности не требовал от ПКРМ того, чего бы не заслуживал, он просил лишь рассчитаться по старым долгам. Поведение лидеров ПКРМ объясняется инерцией и привычкой, выработавшейся за последние годы, — уступки и компромиссы делаются только в пользу Партии коммунистов Республики Молдова. Выбор в пользу того, чтобы стараться взять реванш, обусловлен возмущением дерзостью партий, вошедших в состав АЕИ, сформировать парламентское большинство.

Есть еще один аспект, характерный для ПКРМ. Лидер этого формирования открыто заявил, что досрочные парламентские выборы 29 июля — это плебисцит, своеобразный нулевой километр, с которого начинается новый отсчет, а суверенный народ должен решить, кто в большей степени прав после трагических событий 7 апреля. Перед народным плебисцитом все четыре формирования, которые затем сформировали Альянс за европейскую интеграцию, открыто заявили, что не будут создавать альянс с ПКРМ. Таким образом, суверенный народ голосовал, будучи осведомленным. ПКРМ проиграла процесс, который сама же назвала плебисцитом, и это было бы достаточным поводом для отказа от претензий на власть, для оплаты счетов за политический компромисс 2005 года и для разблокирования избрания главы государства.

Сроки проведения досрочных выборов

После череды ошибок в первой половине 2009 года, которые привели к потере власти и переходу ПКРМ в оппозиции, этому формированию необходима была передышка для переоценки собственной стратегии. Однако переоценка не состоялась, а последовали следующие ошибочные решения. Ожидания того, что бойкотирование избрания главы государства может привести к расколу АЕИ, не оправдались. Напротив, начался раскол ПКРМ, который обещает быть лишь началом определенной последовательности. Столь же ошибочным оказался и расчет ПКРМ относительно сроков проведения досрочных парламентских выборов, в ходе которых формирование намеревается взять реванш за недавнее поражение.

Выбор ПКРМ в пользу скорейшего проведения досрочных парламентских выборов, даже в начале 2010 года, понять несложно. Лидеры Партии коммунистов полагают, что катастрофическая финансово-экономическая ситуация, которую они оставили в наследство Альянсу за европейскую интеграцию, не может быть быстро исправлена, а трудности, которые встречает население страны, можно с помощью пропагандистских инструментов возложить на АЕИ. Отсюда и толкование конституционной нормы: «В течение одного года парламент может быть распущен один раз». ПКРМ настаивает на том, что конституционная норма касается календарного года, который начинается 1 января, аргументируя, что, как правило, финансовый год начинается 1 января, поэтому и сроки повторного роспуска законодательного органа должны начинаться 1 января каждого года. Депутаты ПКРМ обратились в Конституционный суд за толкованием соответствующей нормы, поскольку АЕИ внес в закон об избрании главы государства положение, интерпретирующее указанную норму, согласно которому парламент нельзя распускать повторно в течение одного полного года, то есть на протяжении 365 последовавших за предыдущим роспуском дней.

Аргументы ПКРМ ошибочны. В первую очередь, нет смысла ссылаться на то, что финансовый год начинается с 1 января, ведь речь идет об условном явлении, ставшем традиционным, которое в силу своей периодичности в любом случае продолжается 365 дней. Парламенты стран мира, в том числе Республики Молдова, не распускаются традиционно 1 января. Во-вторых, любая норма или формула должны тестироваться на предмет соответствия крайним условиям. Нормы законодательства должны применяться единообразно, поэтому, если бы мы допустили, что мнение ПКРМ верное, то при возможном роспуске парламента Республики Молдова, например, 31 декабря 2009 года, его повторный роспуск был бы, в принципе, возможен уже 1 января 2010 года. Вместе с тем, если бы мы допустили, что парламент распущен 1 января 2010 года, тогда, следуя логике коммунистов, следующий роспуск был бы возможен не раньше 1 января 2011 года. Приведенные примеры свидетельствуют, что логика ПКРМ неверная, ведь в одном случае роспуск законодательного органа возможен уже на следующий день, а в другом — только через год. Поэтому мы можем ожидать, что решение Конституционного суда подтвердит, что нынешний парламент может быть распущен только после истечения полного года с момента предыдущего роспуска, то есть после 16 июня 2010 года. До тех пор у правящей коалиции, АЕИ, будут развязаны руки для того, чтобы доказать, что она компетентна и что бойкот ПКРМ был опасным, реваншистским поступком, который помешал развитию страны и сосредоточению усилий на улучшении материальных условий граждан.

Положения Конституции и туз в рукаве для их обхода

Возможные методы, используемые АЕИ для преодоления кризиса, спровоцированного реваншистскими намерениями ПКРМ, должны быть безупречными, как с точки зрения правовых норм, так и с точки зрения критериев эффективности. Только таким образом действия АЕИ будут иметь легитимность глазах избирателей и получат поддержку со стороны международных партнеров Республики Молдова. Говоря в общих чертах, существуют четыре варианта преодоления институционального тупика:

  1. первый и наиболее вероятный вариант ставит на первый план принцип — правила игры не меняются во время игры. Было бы честным не менять ничего в законодательстве до окончательного преодоления кризиса, а это означает, что досрочные парламентские выборы следовало бы назначить, согласно положениям Конституции, на лето или, самое позднее, осень 2010 года. Такой вариант сохраняет высокую вероятность продолжения кризиса, поскольку общество по-прежнему остается разобщенным. В итоге, результаты досрочных парламентских выборов 2010 года могут вновь привести к ситуации, когда ни у одной индивидуальной или объединенной политической силы не будет достаточно мандатов для избрания главы государства. Статистика 10 лет после изменения Конституции подтверждает, что из восьми попыток избрания главы государства голосами как минимум 3/5 депутатов шесть оказались провальными. Учитывая качество молдавской политической культуры, было бы ошибкой на грани глупости не попытаться изменить положение дел, с тем чтобы обеспечить возможность преодоления возможных затруднений, связанных с избранием главы государства. Вместе с тем этот вариант был бы самым предпочтительным для АЕИ, если бы существовали надежные прогнозы, согласно которым ПКРМ не набирала бы достаточного числа голосов для возвращения к бойкоту.

  2. второй вариант связан с инициативой по изменению статьи 78 Конституции Республики Молдова с помощью голосования в парламенте. Это изменение должно касаться строго формы избрания главы государства, чтобы избежать последующих тупиковых ситуаций. Для реализации соответствующего варианта АЕИ может потребоваться обратиться с призывом о поддержке к ПКРМ. На самом деле сама же ПКРМ могла бы опередить АЕИ, потому что нет каких-либо аргументов к тому, чтобы подобный вариант не подходил этому формированию. В таком случае, если предложение поступило бы со стороны ПКРМ, АЕИ мог бы быть поставлен в трудное положение. Изменения могут предполагать избрание главы государства за несколько попыток, с последовательным снижением числа голосов депутатов, необходимых для этого, либо даже избрание президента прямым голосованием парламентариев. Если АЕИ и ПКРМ пришли бы к консенсусу относительно этого вопроса, сами изменения и их вступление в силу могли бы произойти до проведения досрочных парламентских выборов. Однако консенсус в этом плане принципиален, поскольку в нормальной ситуации вступление этих изменений в силу должен произойти после прекращения всех действий, предусмотренных нормами неизмененной Конституции. В принципе, АЕИ мог бы инициировать процедуру изменения статьи 78 и без объявленной поддержки руководства ПКРМ. Учитывая, реваншистские намерения ПКРМ привели к расколу формирования, возможно, до роспуска нынешнего законодательного органа соответствующий процесс продолжится, а число парламентариев ПКРМ станет меньше 40, поэтому изменение Конституции, в принципе, может стать возможным и без согласия руководства Партии коммунистов. Вероятность снижения рейтинга ПКРМ становится все выше и потому, что лидер формирования Владимир Воронин постепенно теряет интерес к политике, что проявляется в игнорировании им заседаний парламента.

  3. третий вариант может быть только следствием возможного отклонения Партией коммунистов идеи изменения Конституции посредством голосования в парламенте. В этой ситуации АЕИ мог бы инициировать консультативный референдум по изменению статьи 78 Конституции, в данном случае речь шла бы строго о выполнении предвыборных обещаний двух из партий, входящих в состав правящей коалиции. Либерал-демократическая партия Молдовы (ЛДПМ) и Демократическая партия Молдовы (ДПМ) обещали избирателям изменить Конституцию, с тем чтобы глава государства избирался прямым общенародным голосованием, а референдум мог бы быть поддержан избирателями, поскольку, согласно опросам общественного мнения, около 70 процентов респондентов выступают за общенародное избрание главы государства. В случае положительного голосования на референдуме, Конституцию в любом случае должен изменить парламент. Соответствующий вариант был бы полезен для партий, входящих в Альянс за европейскую интеграцию, из соображений «сведения политических счетов» с ПКРМ. Референдум обеспечил бы прекрасную базу для того, чтобы убедить общественность в вине ПКРМ за бойкот, блокирование, растрату публичных денег с целью реванша, сохранение ситуации политической неясности, блокирование международной финансовой помощи для Республики Молдова и др. Фактически, подобный референдум мог бы стать прелюдией для проведения досрочных парламентских выборов, в ходе которых ПКРМ могла бы не набрать достаточного числа голосов, чтобы обеспечить какое-либо блокирование. Но здесь важно одно уточнение — АЕИ должен оставаться сплоченным и по крайней мере удержать на плаву социально-экономическую ситуацию в стране.

  4. четвертый вариант касается использования тузов в рукаве, что позволило бы избежать проведения досрочных парламентских выборов. На самом деле методы, предлагаемые для реализации этого варианта, — принятие новой Конституции или принятие новой редакции нынешней Конституции, были бы в равной степени аморальными и пагубными. Нынешний парламент обречен на роспуск согласно обязательной норме действующей Конституции. Любые манипуляции с тузами в рукаве с целью предупреждения роспуска законодательного органа были бы глубоко аморальными, а те, кто попытался бы пойти таким путем, в любом случае воспринимались бы как люди, готовые сделать все, лишь бы сохранить за собой свои кресла. Кроме того, «спасение» парламента, фактически нефункционального, с хрупким большинством, добавило бы ему еще один «смертный грех» — лишило бы его легитимности. Все это вместе взятое может принести громадный урон нормальному развитию страны. Политические же карьеры людей с тузами в рукаве могут потерпеть полный крах. В конце концов реализация варианта с тузами в рукаве практически невозможна. Постановление Конституционного суда №57 от 3 ноября 1999 года ясно гласит: «Конституционный суд считает, что Конституция Республики Молдова как систематизированный институт Высшего закона в правовой нормативной системе сравнительно гибкая в том смысле, что она допускает пересмотр, но только для технической системы, предусмотренной для инициативы пересмотра (ст. 141), пределов пересмотра (ст. 142) и процедуры пересмотра (ст. 143). Конституционный суд отмечает, что внесение изменений в некоторые положения Конституции в обход положений ст. 141, ст. 142 и ст. 143 Конституции означало бы фактически ее пересмотр независимо от приведенных аргументов и используемого способа, что явилось бы нарушением Конституции». Упомянутая гибкость может на практике означать, что вне зависимости от намерений, связанных с формой изменения текста нынешней Конституции, в любом случае неизбежно соблюдение всех процедур и сроков, предусмотренных упомянутыми статьями. Естественно, толкования могут быть разными, однако в итоге последнее слово будет за Конституционным судом. И с учетом этого Комиссия по конституционной реформе, учрежденная президентским указом от 1 декабря 2009 года, должна спокойно работать, чтобы довести до благополучного завершения свою миссию, избежав попыток предложения быстрых решений для «спасения» нынешнего парламента.

2009 политический год Недействительный и бесполезный референдум