Alegerile parlamentare din 2019 în Republica Moldova - alegeri.md
 МониторингПолитикаКомментарии

Конституционный кризис: Ответственность и последствия

|версия для печати||
Вячеслав Запорожан / 15 мая 2011
ADEPT logo

В результате многочисленных обвинительных приговоров в Европейском суде по правам человека против Республики Молдова наши политики решили обнародовать имена судей, которые вынесли судебные заключения, повлекшие ущерб для бюджета Республики Молдова. В связи с этим считаем, что настало время обнародовать и имена депутатов, которые приняли документы, нанесшие серьезный ущерб Молдове, поскольку некоторые обвинительные приговоры в ЕСПЧ объясняются несоответствующими законодательными рамками, зачастую принимаемыми злонамеренно. Анализ законодательных и правительственных актов, нанесших ущерб бюджету в результате обвинительных приговоров в ЕСПЧ, мы оставим неправительственным организациям, которые, присоединяясь к журналистам, обвиняют судей.

В этой статье мы ограничимся анализом одного случая в истории нашего парламентаризма, который привел к трем подряд досрочным парламентским выборам и республиканскому конституционному референдуму, вследствие чего бюджет недосчитался десятков миллионов леев, а мы на долгое время забыли, что существуют и обыкновенные, очередные выборы. Речь идет о Законе о пересмотре Конституции №1115 от 05.07.2000 года, которому суждено было стать причиной глубокого конституционного и политического кризиса, который переживает Республика Молдова в настоящее время.

5 июля 2000 года парламент Республики Молдова как учредительное собрание принял противоречивый Закон №1115-XIV. В результате принятия этого закона Республика Молдова неожиданно, без согласия народа, которому, согласно ст. 2 Конституции, принадлежит национальный суверенитет, превратилась из президентской республики в парламентскую. Конституционное событие не обсуждалось бы, если ранее, 23 мая 1999 года, на консультативном республиканском референдуме, суверенный народ не высказался бы за укрепление президентских полномочий, а счел бы нужным их сократить. Так, в референдуме участвовали 1,4 миллиона избирателей, что составляет 58,33% граждан с правом голоса, а 55,3% участвовавших ответили «да» на вопрос: «Вы за изменение Конституции с целью учреждения президентской системы правления в Республике Молдова, в рамках которой президент республики был бы ответственен за формирование и руководство правительства, а также за результаты правления страной?». Отрицательно на этот вопрос ответили 30,85% избирателей.

Согласно действовавшему на тот момент законодательству, соответствующий референдум не имел обязательной юридической силы, поскольку в нем участвовало менее 3/5 избирателей или 61%. Если бы в то время действовало нынешнее законодательство (которое предусматривает для обязательного принятия решения положительный голос 50% из 33% избирателей), тогдашний президент Петру Лучински, который инициировал референдум, одержал бы безоговорочную победу, а парламент был бы обязан предоставить ему и полномочия руководства правительством, почти как в системе Соединенных Штатов Америки.

Если судить по логике и справедливости, народные избранники, соблюдая волю народа, должны были учесть мнение большинства, хотя с точки зрения закона эта воля и не была обязательной. Например, в Швейцарии, для того, чтобы решение стало обязательным для парламента, за него должны проголосовать 50% избирателей, участвовавших в референдуме.

Центральная избирательная комиссия (ЦИК), учитывая слово «может» в тексте ст. 171 Кодекса о выборах: «Центральная избирательная комиссия может признать республиканский референдум несостоявшимся, если в нем приняли участие менее 3/5 от числа лиц, включенных в списки избирателей», — констатировала, что нет оснований для объявления республиканского консультативного референдума несостоявшимся.

Конституционный суд в свою очередь, на базе постановления №32 от 15.06.1999, подтвердил результаты республиканского консультативного референдума, однако постановил, что он «носит консультативный характер и его результаты не влекут юридические эффекты». Таким образом, Центральная избирательная комиссия и Конституционный суд примирили и парламентское большинство, и президента.

Однако представители народа, находясь в оппозиции к главе государства, пожелали ответить ему той же монетой и инициировали обратный пересмотр Конституции: для снижения конституционного статуса президента и лишения народа права избирать главу государства.

2 августа 1999 года 38 депутатов проигнорировали волю народа, изъявленную на республиканском референдуме 23 мая 1999 года, и подали в Конституционный суд законопроект, согласно которому, президент должен был избираться большинством парламентариев. За данный проект проголосовали: Александру Мошану, Валериу Гилецки, Василе Неделчук, Ион Нягу, Алеку Реницэ, Александру Лазар, Павел Продан, Михай Чимпой, Ион Дедю, Василе Котунэ, Василе Шоймару, Ион Рэзлог, Андрей Стрымбяну, Михай Чорич, Илие Унтилэ, Алла Мындыкану, Ион Унгуряну, Тудор Лефтер, Штефан Секэряну, Влад Кубряков, Думитру Осипов, Екатерина Мардарович, Василе Унту, Еуджен Гырлэ, Анатол Дубровски, Анатол Чобану, Василе Спиней, Михай Чебан, Валериу Муравски, Думитру Палади, Серджиу Захария, Виталие Табунщик, Илья Тромбицкий, Валериу Матей, Юрие Рошка, Серджиу Буркэ, Виталия Павличенко, Владимир Реус.

Считаем нужным отметить, что процедура, предусмотренная поданным проектом, не сказалась бы особо серьезно на политической жизни страны, поскольку парламент был обязан избрать президента. Такая процедура избрания главы государства характерна для классических парламентских республик, таких как Греция, Италия и т. д. Среди прочего, авторы инициативы о пересмотре Конституции в информационной справке мотивировали свое решение этим аргументом. Более того, проект предусматривал, что в случае неизбрания главы государства, действующий президент не имеет права распускать законодательный орган.

Чтобы понять следующие незаконные действия парламента, приведем полностью предложенный вариант пересмотра статьи 78 Конституции «Выборы президента»:

(1) Президент Республики Молдова избирается парламентом тайным голосованием.

(2) Президентом Республики Молдова может быть избран гражданин, имеющий право избирать, достигший 35-летнего возраста, проживавший или проживающий на территории Республики Молдова не менее 10 лет и владеющий государственным языком.

(3) Избранным считается кандидат, набравший голоса большинства избранных депутатов. Если ни один из кандидатов не набрал большинства голосов, проводится второй тур голосования по первым двум кандидатурам, установленным в порядке убывания числа голосов, полученных в первом туре.

Конституционный суд, согласно заключению №6 от 16.11.1999, утвердил законопроект о пересмотре Конституции, поскольку парламент как учредительное собрание вправе менять форму избрания главы государства. Полагаем, что при принятии Конституции была допущена ошибка, поскольку в ч. (1) ст. 142 Основного закона государства не было предусмотрено, что форма правления может изменяться с согласия народа, посредством референдума.

К соответствующему заключению Конституционного суда есть и другие замечания. Так, согласно проекту, утвержденному Конституционным судом, граждане Республики Молдова были лишены конституционного права избирать главу государства. Не заостряясь на этом странном заключении Конституционного суда, а также на референдуме 23 мая 1999 года, констатируем, что народные избранники имели право изменить Конституцию и, возможно, в результате и мы становимся в ряд европейских государств с парламентскими традициями.

Однако конституционное большинство в парламенте XIV созыва, осознанно или неосознанно, упорствовало в своих амбициях. 5 июня 2000 года это большинство приняло другой закон, не получивший одобрения Конституционного суда, учредив в Республике Молдова «более парламентскую» республику. Так, если законопроект предусматривал избрание президента страны голосами 52 депутатов, новый закон уже гласил, что главу государства должны поддержать на выборах не менее 61 парламентария. В отличие от законопроекта, который не позволял распускать парламент в случае неизбрания президента, новый закон содержал таковое положение.

Таким образом, парламент XIV созыва, пойдя против воли собственного народа и президента, сам себе вырыл яму, в которую затем и провалился. Не преуспев в избрании главы государства, депутаты были отправлены на «заслуженную» пенсию всего после двух лет парламентаризма.

Следует отметить, что, согласно действовавшему на тот момент регламенту, поправки к проекту, получившему заключение Конституционного суда, могли быть лишь редакционными. В этой ситуации, судя логически, можем задать несколько вопросов: первоначальный проект был изменен случайно? Он был изменен депутатами или сотрудниками аппарата законодательного органа? Если соответствующие поправки были внесены депутатами, предупредили ли их о незаконности подобного акта? Полагаем, что для получения ответов на эти вопросы, нужно проводить расследование.

Суммарный анализ заставляет нас думать, что изменение законопроекта было умышленным, поскольку ст. 78 Конституции в проекте, получившем заключение Конституционного суда, содержала три части, тогда как в настоящее время она содержит 6 частей. Подобная метаморфоза случайной быть не может. Отсюда вопрос: кто несет ответственность за столь грубое нарушение закона? Учитывая, что по этой причине прошли три серии досрочных парламентских выборов и республиканский конституционный референдум, потребовавшие значительных затрат, полагаем, что генеральному прокурору целесообразно возбудить уголовное дело либо против тех, кто проголосовал за законопроект, не получивший заключения Конституционного суда, либо против чиновников парламента, которые «протолкнули» депутатам «отредактированный» законопроект.

Даже если это уголовное дело не обернется никакими приговорами, оно послужит уроком будущим депутатам или народным представителям в органах местной власти, которые, по примеру парламента, не желают голосовать за решения об исполнении судебных решений. Таким советникам без всяких колебаний можно выдвигать обвинение согласно статьям 328 или 329 Уголовного кодекса за превышение власти или служебных полномочий или за служебную халатность.

Ст. 135 ч. (1) п. a) Основного закона государства позволяет Конституционному суду контролировать конституционность любого закона, включая закон о пересмотре Конституции. Понимая этот факт, уже ушедший от нас депутат Виктор Чекан опротестовал в Конституционном суде Закон №1115 от 5 июля 2000 года о пересмотре Основного закона, выявив в этом законе 17 поправок, на которые не было получено заключений Конституционного суда.

Конституционный суд нашел очень простую форму уклониться от гарантирования верховенства Основного закона государства, объявив в решении №5 от 18.05.2001, что принятый закон о пересмотре Конституции включен в Конституцию, по этой причине он не подлежит проверке конституционности. Таким образом, Конституционный суд проигнорировал собственное заключение по данному законопроекту о пересмотре Конституции. На наш взгляд, из-за соответствующего заключения все заключения Конституционного суда по проектам о пересмотре Основного закона государства не имеют никакой конституционной и юридической ценности, поскольку в процессе принятия закона депутаты могут менять этот проект, не подвергаясь конституционным санкциям. Для Конституционного суда соответствующая проблема существует и может быть решена только после урегулирования срока, в течение которого подобный закон подлежит обжалованию. Если допустить, что Конституционный суд должен рассматривать конституционность закона о пересмотре Конституции, такого как Закон №1115 от 5 июля 2000 года, данный факт проблематичен, но гипотетически возможен после действия этого документа в течение 11 лет.

Возвращаясь к процедуре принятия Закона №1115 от 5 июля 2000 года, отметим поспешность, с которой был разработан законопроект о пересмотре Конституции. Всего за 12 дней до принятия закона, 22.06.2000, была сформирована так называемая Специальная комиссия по изучению законопроектов о пересмотре Конституции, сформированная из семи членов: председатель — Мишин Вадим, вице-председатель — Русу Еуджен, члены: Чобану Анатол, Мошану Александру, Постойко Мария, Солонарь Владимир и Унгень Ион. Спешка, в которой формировалась эта комиссия и был принят Закон №1115, была продиктована необходимостью опередить рассмотрение законопроекта о пересмотре Конституции, инициированного президентом Республики Молдова, согласно которому, укреплялись полномочия главы государства, премьер-министр был обязан отчитываться перед президентом страны о своих действиях, учреждалась процедура народного контроля посредством референдума по законам о пересмотре Конституции и т. д. Не случайно соответствующий проект был одобрен Конституционным судом 11.07.2000, после того, как Конституция была практически изменена, а президент Республики Молдова уже не имел права инициировать пересмотр Основного закона государства.

Сформированная комиссия должна была рассмотреть три законопроекта о пересмотре Конституции. Из трех проектов (в парламенте было зарегистрировано шесть проектов) данная комиссия избрала разные нормы, не принимая во внимание первоначальную концепцию каждого проекта. Например, первоначальный проект не только исключал надзорные функции прокуратуры, но и делегировал соответствующие полномочия Министерству юстиции, как того требовали международные организации. Закон №1115, однако, оговаривал только первую часть этой концепции, хотя в информационной справке и на заседании депутатам было сообщено, что прокуратура переходит в ведение Министерства юстиции.

Мы не можем утверждать, что депутаты нарушили Регламент парламента, не владея соответствующими сведениями. Вице-председатель Специальной конституционной комиссии предупредил, что Регламент не позволяет менять законопроект о пересмотре Конституции, который получил заключение Конституционного суда. Однако законодательный орган принял этот документ, который по сути менял форму правления, лихорадочно быстро, проголосовав за него в трех чтениях за один день.

Более того, ст. 78 Конституции, предложенная Специальной комиссией для принятия, содержала семь частей, одна из которых, четвертая, имела следующее содержание: «Если и во втором туре ни один кандидат не наберет необходимого числа голосов, организуется третий тур выборов с кандидатами, участвовавшими во втором туре, а избранным считается кандидат, набравший большинство голосов избранных депутатов». Как видим, данная часть спасла бы нашу страну от всех бессмысленных расходов на досрочные парламентские выборы.

К сожалению, по настоянию некоторых депутатов эта часть из статьи 78 была исключена. Так, на заседании председатель Специальной конституционной комиссии воскликнул: «Не меньше 3/5, и 100 раз, если не нашлось 3/5, пускай их разгоняет президент, если не хватает ума тем, кто сидит в этом зале, поэтому не меньше 3/5. Хоть 2, 3 или 20 туров». В унисон ему депутат Владимир Воронин заявил: «…Мы говорим о президенте страны, если мы хотим поднять статус президента страны, ему надо заручиться более существенной поддержкой, чем 50 плюс 1 голос. Такое большинство позволяет ему быть более независимым, более самостоятельным на посту президента. Мы, фракция, настаиваем убрать два этих слова, с не знаю каким туром, который 50 плюс 1, и повторять выборы столько, сколько потребуется, пока президент не будет нормально избран». Следует отметить, что после этого заявления председатель Специальной конституционной комиссии сказал без колебаний: «Формула ясна. Исключается часть, предусматривающая третий тур, голосами большинства депутатов».

Полагаем, Республике Молдова следует знать все эти вещи, которые безусловно привели к нынешнему конституционному кризису. К сожалению, принятие Закона №1115 от 05.07.2000 относительно пересмотра Конституции не было именным. Можем лишь отметить, что из 95 депутатов парламента XIV созыва, присутствовавших на заседании 05.07.2000 года, только пятеро проголосовали против соответствующего закона.

В заключение напомним, что досрочные парламентские выборы, за которые прямую вину несут названные люди, стоили бюджету Республики Молдова: 25.02.2001 — 7 миллионов леев, 29.07.2009 — 16,2 миллиона леев, 05.09.2010 — 8,1 миллиона леев, 28.11.2010 — 45,7 миллиона леев плюс 13,1 миллиона леев за пересчет голосов — в целом 90,1 миллиона леев. После роспуска парламента XIV созыва, за 2 года «правления» некоторые депутаты заработали себе пенсии в размере 75% от доходов, полученных на этом посту. Сравнивая ущерб, нанесенный стране некоторыми судьями и народными избранниками, принявшими антигосударственный закон, не видим особо заметной разницы.

Ставки на местных выборах Предварительные результаты всеобщих местных выборов 2011 года