Alegerile parlamentare din 2019 în Republica Moldova - alegeri.md
 МониторингПолитикаКомментарии

Странное начало избирательной кампании

|версия для печати||
Игорь Боцан / 18 января 2005
ADEPT logo

Началась четвертая кампания по выборам Парламента Республики Молдова. Любопытно, что началу каждой из этих четырех кампаний по выборам Парламента Республики Молдова, прошедших после провозглашения ее независимости, предшествовали определенные проблемы, в том числе связанные с назначением даты выборов.

Дата парламентских выборов 27 февраля 1994 года была назначена постановлением № 1608-XII о досрочных выборах Парламента за подписью бывшего председателя законодательного органа Петра Лучинского 12 октября 1993 года, за два дня до принятия закона 1609-XII от 14 октября 1993 года о выборах Парламента. Аргументы сводились к необходимости «ускорения социально-экономических реформ, развития демократии и политического плюрализма», «осознать важность создания профессионального парламента, основанного на принципах многопартийности». Иными словами, нужно было избрать новый законодательный орган, который, по сути, сменил бы Верховный Совет ССРМ, избранный 10 марта 1990 года и переименованный согласно закону №589-XII в Парламент Республики Молдова.

Несомненно, бывший председатель Парламента сыграл определяющую роль в осуществлении реформы системы выборов в 1993 году, поддержав группу экспертов, разработавших очень качественный проект закона. Тогда любопытным было лишь то, что вначале не был принят закон о выборах Парламента, на основании которого следовало назначить и дату выборов, как того предусматривала ст. 7(1) — дата выборов в Парламент устанавливается указом Президента Республики Молдова. Как бы там ни было, этому моменту не было уделено особого внимания, так как данный факт не оказал ощутимого влияния на парламентские выборы 1994 года.

Тот факт, что назначение даты выборов рассматривается как возможность создания определенных преимуществ, был отмечен в ноябре 1997 года, когда надлежало принять Кодекс о выборах, призванный стандартизировать все молдавское законодательство о выборах. К тому моменту Петр Лучинский был уже Президентом Республики Молдова и радикально пересмотрел свои взгляды на пропорциональную систему выборов, сторонником которой был в 1993 году, и дал понять, что не намерен поддержать Кодекс о выборах. Одна из причин состояла в том, что, согласно ст. 76 (2) проекта Кодекса о выборах, «дата выборов Парламента устанавливается постановлением Парламента». Поэтому, предварив принятие в Парламенте Кодекса о выборах, тремя днями раньше — 18 ноября 1997 году — он президентским указом №373-II назначил дату парламентских выборов на 22 марта 1998 года, на основании ст. 7(1) закона о выборах Парламента 1993 года.

Разумеется, эти действия вызвали недоумение и кривотолки. На своем заседании 21 ноября 1997 года Парламент принял закон №1381-XIII Кодекс о выборах, но уклонился от конфликта с главой государства по поводу назначения даты выборов — ведь так или иначе глава государства должен был промульгировать Кодекс о выборах на условиях, заложенных в Конституции. Однако этот момент показал, сколь большое значение придают руководящие круги праву решать, когда состоятся выборы.

Следующие выборы — от 25 февраля 2001 года — были досрочными. Началу этой избирательной кампании предшествовали проблемы, которые были решены постановлением №4 Конституционного суда от 26 декабря 2000 года, который констатировал наличие обстоятельств, оправдывающих роспуск Парламента. Президенту Лучинскому в третий раз выпало право назначать дату выборов, так как, согласно ст. 76 (3) Конституции, «в случае роспуска Парламента тем же указом Президента Республики Молдова назначается дата выборов нового Парламента». Глава государства назначил дату досрочных парламентских выборов указом №1843-II от 31 декабря 2000 года, который был опубликован в «Monitorul oficial» в тот же день. Но примечательно то, что дата вступления в силу указа была назначена на 12 января 2001 года в отличие от прежней практики, когда указы вступали в силу с момента опубликования. Это единственный пример, который показывает, что при назначении даты выборов можно принять в расчет интересы конкурентов, избирательных органов и граждан. В данном случае между обнародованием даты выборов путем опубликования соответствующего указа в «Monitorul oficial» и его вступлением в силу было оставлено 12 дней — период зимних праздников, когда парализована вся работа, не говоря уже деятельности, связанной с выборами. Более того: между вступлением в силу указа Президента и датой досрочных выборов было оставлено ровно 45 дней, как того предусматривает Кодекс о выборах.

Казалось бы, имея за плечами опыт трех предыдущих кампаний, которые прошли в совершенно нормальных условиях, Парламент мог установить дату очередных выборов в строгом соответствии с молдавским законодательством о выборах. Однако все оказалось не так. Как считают главные оппозиционные партии, мажоритарная парламентская фракция нарушила положения минимум двух нормативных актов, когда Постановлением №444-XV от 24 декабря 2004 года установила дату парламентских выборов 6 марта 2005 года, указав при этом, что постановление вступает в силу с момента принятия, то есть незамедлительно. Тем самым, как считают оппозиционные партии, нарушен Закон №797-XIII от 2 апреля 1996 года о принятии Регламента Парламента — точнее, Регламент как таковой, а также закон №173-XIII от 6 июля 1994 года о порядке опубликования и вступления в силу официальных актов, согласно которому официальные документы вступают в силу с момента опубликования или в другой указанный день, после его опубликования.

Интересно, что в постановлениях Конституционного суда №32 от 29 октября 1998, № 4 от 4 февраля 1999-го и №20 от 29 апреля 1999 года ясно указано, что нормативные акты (законы, постановления Правительства и Парламента) вступают в силу только с момента опубликования или в другой, более поздний день после опубликования в «Monitorul oficial». И еще один любопытный факт: все вышеуказанные постановления были приняты по запросам бывшего члена фракции Партии коммунистов Виктора Чекана и одного из нынешних членов Правительства, поддерживаемого той же фракцией. Это свидетельствует о том, что постановление № 444-XV, которое идет вразрез с положениями закона, принято вполне сознательно. Разумеется, в этом случае преследуется одна только цель — первым зарегистрироваться в ЦИК, первым фигурировать в бюллетене для голосования. Можно понять тот факт, что Центральная избирательная комиссия начала регистрацию конкурентов на выборах на основании принципа презумпции конституционности нормативных актов до принятия постановления Конституционного суда, который признал бы противное. Но понять, почему Конституционный суд отказался принять к рассмотрению запрос Христианско-демократической народной партии, сославшись на процедурные мотивы — трудно. Как трудно понять и отказ Высшей судебной палаты рассмотреть запрос Социал-демократической партии.

Все эти моменты могут отрицательно сказаться на проведении избирательной кампании. По всей вероятности, оппозиционные формирования собирают все больше фактов и доказательств, которые смогут представить впоследствии в случае возможного обжалования окончательных итогов выборов. В этом смысле нет никаких сомнений в том, что ограничение доступа к правосудию в период избирательных кампаний — дело серьезное. Так, ст. 7 (3) закона №793-XIV от 10.02.2000 ясно и исчерпывающе устанавливает, что в соответствии с законодательством о выборах, суд решает все споры, связанные с избирательной кампанией, за исключением вопросов, переданных в соответствии с законом в компетенцию других судебных инстанций. Кодекс о выборах — тот самый сугубо специальный закон, пользующийся абсолютным приоритетом при регулировании проблем, связанных с выборами — четко и однозначно устанавливает, что «жалобы на действия и постановления Центральной избирательной комиссии подаются в Высшую судебную палату» (ст. 66(3)). С другой стороны, ст. 67(5) Кодекса о выборах гласит: «Жалобы, поданные в судебные инстанции, рассматриваются в соответствии с положениями Гражданского процессуального и Закона об административном суде». Сам же Закон об административном суде статьей 8 (4), предусматривает, что в условиях Кодекса о выборах Кишиневская апелляционная палата проверяет законность постановлений ЦИК о нарушении законодательства о выборах. Как мы убедились, Кодекс о выборах говорит совершенно другое. Разумеется, это несоответствие оставляет место для разного рода спекуляций и кривотолков, что подрывает принцип оперативного решения конфликтов, связанных с избирательной кампанией. Поэтому конкуренты на выборах предпочитают обращаться одновременно в Высшую судебную палату и Апелляционную палату. Статья 34 (7) Закона об административном суде обязывает Правительство подготовить необходимые изменения в целях устранения противоречий, однако на протяжении пяти лет мер в этом плане не было принято.

  Визит Генерального секретаря Совета Европы в Республику Молдова