МониторингПолитикаКомментарии

Завершающий этап избирательной кампании

|версия для печати||
Игорь Боцан / 13 февраля 2005
ADEPT logo

Конкуренты на выборах

Избирательная кампания парламентских выборов 6 марта 2005 года вступила в завершающий этап. Всего Центральная избирательная комиссия зарегистрировала 23 конкурента на выборах: 11 формирований и 12 независимых кандидатов. Так как парламентские выборы проходят по пропорциональной системе (один общенациональный избирательный округ), политические формирования и независимые кандидаты будут внесены в единый избирательный бюллетень, а граждане могут сделать только один выбор. Кандидаты в депутаты могут отказаться от участия в выборах не позднее, чем за 5 дней до даты выборов.

На выборах 6 марта впервые будет применен поэтапный дифференцированный избирательный барьер для представительства в Парламенте. Чтобы получить мандат депутата независимый кандидат должен набрать минимум 3% действительных голосов избирателей. Избирательный ценз для девяти политических формирований, зарегистрированных в качестве конкурентов на выборах, составляет 6%, Блок «Патрия-Родина» (БПР), в который входят две социалистические партии, должен набрать 9% действительных голосов, Блок «Демократическая Молдова» (БДМ), в который входят три формирования, пройдет в Парламент при условии, что наберет 12% действительных голосов избирателей. Распределение мандатов состоится по формуле Виктора д’Хондта.

Проведение кампании

Избирательная кампания проходит в два этапа. Первый начался в момент объявления даты выборов — 24 декабря 2004 года, и закончился с завершением регистрации конкурентов на выборах, за 23–30 дней до даты выборов. Первый этап отличался сравнительно пассивным поведением оппозиционных формирований, которые ограничились тем, что оспаривали действия правящей партии, обвиняя ее в злоупотреблениях общественными СМИ, использовании административного ресурса для: продвижения собственного имиджа и предвыборной платформы; запугивания конкурентов от оппозиции при помощи полиции и срыва их встреч с избирателями; воздействия на решения судебных инстанций при рассмотрении споров, связанных с выборами. Многие из этих оценок нашли отражение и в мониторинговых отчетах «Коалиции-2005», в состав которой вошли 152 общественные неправительственные организации Республики Молдова.

Второй этап начался примерно за 3–4 недели до даты выборов и характеризуется тремя факторами:

  1. в соответствии со статьей 47 Кодекса о выборах, в этот период на телевидении и радио проводятся публичные дискуссии конкурентов на выборах, но не допускаются материалы о «рабочих визитах» в трудовые коллективы конкурентов из числа руководителей республиканского или районного уровня. Но как раз «рабочие визиты» представителей правящей партии и стали на телевидении главным инструментом злоупотреблений, посредством которого велась пропаганда предвыборной программы Партии коммунистов вне рамок бесплатного эфирного времени, распределенного сравнительно на равных условиях;
  2. началась долгосрочная наблюдательная миссия ОБСЕ. Поскольку глава государства и лидер правящей партии еще в июле 2004 года обещал обеспечить демократический избирательный процесс, а международные организации и лидеры западных держав призывали и призывают молдавские власти именно к этому, власть не может себе позволить продолжать практику, применяемую до прибытия миссии ОБСЕ;
  3. конкуренты на выборах от оппозиции значительно активизировались именно на завершающем этапе предвыборной кампании благодаря вышеуказанным двум факторам, которые предоставляют им, пусть и на сравнительно короткий срок, благоприятные и равные условия для предвыборной конфронтации с правящей партией.

Для оценки электорального потенциала конкурентов красноречивыми представляются три фактора: a) результаты последних выборов, состоявшихся в 2003 году; b) тенденции, выявленные в ходе опросов общественного мнения; c) порядок организации и проведения избирательной кампании конкурентами на выборах.

Выборы 2003 года были местные, их специфика состояла в том, что они в равной степени были и политическими, и административными. В этом плане показательны результаты на районном уровне, где выборы проводятся по партийным спискам. В 2003 году было отмечено незначительное снижение рейтинга Партии коммунистов (ПК ~ 48%) при столь же незначительном повышении популярности Христианско-демократической народной партии (ХДНП ~ 10%) по сравнению с показателями 2001 года. Однако участие в местных выборах, как правило, процентов на десять ниже, и этим можно в некоторой степени объяснить колебания в рейтинге участников. Результаты местных выборов 2003 года дают ориентир для оценки электорального потенциала Блока «Демократическая Молдова» (БДМ). Составляющие БДМ набрали в общей сложности около 30% голосов избирателей.

Опросы общественного мнения, проведенные после выборов 2003 года по заказу Института общественных политик (ИОП) периодичностью раз в полгода, не выявили тенденций к драматичным колебаниям рейтингов главных политических формирований и их лидеров. Поэтому последний этап нынешней предвыборной кампании, несомненно, самый важный в плане оказания влияния на выбор избирателей. По сути, кроме отмеченных уже трех политических формирований остальным 20 конкурентам на выборах, чтобы преодолеть избирательный барьер, нужно провести избирательную кампанию блестяще. Это очень сложная задача.

Факторы, которые могут повлиять на результаты выборов

Существует ряд факторов, способных повлиять на результаты выборов. Приведенные выше факторы указывают на то, что электоральный вес Партии коммунистов достиг состояния сатурации, особенно если учесть, что в 2003 году ПК широко использовала административный фактор, который, тем не менее, оказался неспособным повысить рейтинг этого формирования. Напротив, значительные изменения во внутренней и внешней политике, в рамках «модернизации формирования» могли возыметь для ПК только отрицательный эффект, однако ей удалось вступить в предвыборную кампанию сплоченно и организованно, что является неоспоримым достижением.

Учитывая, что у Партии коммунистов нет политических союзников с определенным электоральным весом и что «модернизация формирования» привела к появлению «левой оппозиции», стратегия, которую, по всем признакам, приняли коммунисты, построена на диффамации главных политических оппонентов, что константно достигается на протяжении последних лет посредством общественных СМИ, в частности телевидения и радио.

Трудно сказать, принесла ли диффамация оппонентов новых сторонников коммунистам, но, несомненно, это способствовало в какой-то степени распылению сил оппозиции. В этих условиях ставка ПК может быть построена на повторение более чем удовлетворительного результата 2003 года. Тогда в результате пропорционального распределения 28% голосов, растраченных конкурентами, которым не удалось преодолеть избирательный рубеж, ПК получила 21% и, соответственно, 21 мандат дополнительно к тем 50-ти, полученным ими непосредственно на выборах.

В нынешний марафон участвуют на четыре конкурента меньше. Разумеется, это незначительное снижение. Тем не менее, в предвыборные гонки включилось на шесть политических формирований меньше, что несомненно приведет к снижению количества потерянных и затем перераспределенных голосов. В 2001 году на отдельные сегменты электората Партии коммунистов претендовали еще два формирования — Аграрно-демократическая партия и Движения «Равноправие», которые не находились в антагонистических отношениях с ПК и которые набрали вместе лишь 2%. В нынешней кампании на один из сегментов традиционно «коммунистического» электората — русскоязычное население — претендуют еще три формирования, которые находятся в антагонистических отношениях с ПК, так как не одобряют изменение ее политического вектора от заявленного провосточного на заявленный проевропейский.

Очевидно, что последний фактор является последствием других факторов. В 2001 году ПК пользовалась поддержкой руководства Российской Федерации, приднестровской администрации и Русской православной церкви. Сегодня дела обстоят иначе. Государственная Дума Российской Федерации не нашла ничего более умного, как прибегнуть к примитивному шантажу в адрес Республики Молдова, угрожая ввести экономические санкции за то, что президент Владимир Воронин не подписал Меморандум Козака по приднестровскому урегулированию. Эта угроза, пусть и очень далекая от осуществления, тем не менее, подрывает, в некоторой степени, политическую стабильность в Республике Молдова и отрицательно сказывается на позициях ПК. Во-вторых, и крайне враждебное отношение приднестровских лидеров к ПК может повлиять на выбор русскоязычного населения, традиционно голосовавшего за коммунистов. И, наконец, архиереи Православной церкви решили не участвовать ни в какой форме в нынешней избирательной кампании, хотя отдельные церковные лица начали публиковать в государственных СМИ статьи, благоприятные для правящей партии.

Несмотря на это, создается впечатление, что ПК подсчитала возможные потери и попыталась их компенсировать. Предвыборная программа ПК нацелена, в частности, на пенсионеров (самая многочисленная и дисциплинированная категория избирателей), в отношении которых ПК применила «политическую психотерапию» путем повышения мизерных пенсий (сведенного на нет ростом цен) и обеспечения минимального пакета бесплатных медицинских услуг, чего предыдущие правления не сделали или не могли сделать. Во-вторых, ПК обратила внимание на потребности сельского населения (газификация, технологизация сельскохозяйственных работ), более многочисленного по сравнению с городским населением. Эти два момента могут стать значительными компенсационными факторами.

Другой крайне важный фактор связан с изменениями, произошедшими недавно в результате выборов в Румынии и на Украине. Этот фактор мог бы стать мобилизующим и для Республики Молдова, что молниеносно уловила ХДНП, которая решила пойти на выборы под оранжевым цветом — символ перемен в двух соседних странах — что истолковано как однозначные и очень четкие сигналы в адрес правления. Лидер ХДНП Юрие Рошка недавно заявил в интервью правительственной газете «Независимая Молдова», что оранжевая революция в Молдове не обязательна, но если выборы будут сфальсифицированы, последует отпор.

Тот факт, что глава государства и лидер парламентской фракции ПК провели брифинги, на которых издевательским тоном говорили о возможности «кукурузной революции» в Молдове, свидетельствует о том, что в любом случае такая перспектива беспокоит. Нервозность лидеров ПК особо проявилась в их нападках на «Коалицию-2005» (ассоциация неправительственных организаций, которая ведет мониторинг избирательной кампании при финансовой поддержки западных фондов), которую обвинили в предвзятом отношении в пользу БДМ. Странный вывод лидеров ПК основывался не на стремлении оспорить нарушения, допущенные ПК и зафиксированные в мониторинговых отчетах, а на попытках доказать, что «Коалиция» закрывает глаза на нарушения оппозиционных формирований. В итоге ПК получила незамедлительный ответ от западных посольств и международных организаций, аккредитованных в Республике Молдова, и ей пришлось смириться — факт, который сам по себе говорит о многом.

Разумеется, нападки в адрес «Коалиции-2005» объяснимы, в частности, тем, что оппозиция может сослаться на ее отчеты для оправдания возможных акций протеста после выборов. Самое странное состоит в том, что ПК обвиняет «Коалицию-2005» в политической ангажированности в пользу БДМ, а протесты, скорее всего, организует ХДНП — политические силы, которые, согласно правительственной прессе, враждуют между собой и никогда не смогут действовать или протестовать совместно.

Таким образом, можно констатировать наличие ряда факторов с самыми непредсказуемыми последствиями. В этих условиях несомненно одно: самое подходящее и эффективное средство от возможной нестабильности — это придерживаться установленных правил игры и не совершать нарушения.

Визит Генерального секретаря Совета Европы в Республику Молдова Пост-электоральные констатации