Alegerile parlamentare din 2019 în Republica Moldova - alegeri.md
 МониторингПолитикаКомментарии

Шансы демократизации Республики Молдова

|версия для печати||
Игорь Боцан / 23 марта 2005
ADEPT logo

Революция или эволюция

Предпосылки для «оранжевой революции»?

Вопреки декларациям и ожиданиям парламентские выборы 6 марта в Республике Молдова (РМ) не стали катализатором «оранжевой революции», призванной уничтожить «красное пятно в оранжевом океане». С самого начала, инициатива «изменений» или «оранжевой революции», провозглашенная Христианско-демократической народной партией (ХДНП), предполагала альтернативу в РМ: следовать примеру Украины или Румынии в декабре 2004.

Существовали факторы, благодаря которым большинство национальных и международных наблюдателей предполагали, что ХДНП отдаст предпочтение украинскому варианту:

  1. правящая партия до объявления даты выборов, во время предвыборной кампании и даже при установлении даты выборов допустила ряд нарушений, спровоцировав, таким образом, ответную реакцию со стороны оппозиции;
  2. реакция оппозиции, в особенности ХДНП, на нарушения, допущенные правящей партией, больше напоминала украинский вариант (избирательная символика и обращения) скорее, «изменения» в украинском стиле (оранжевый цвет и главный избирательный постер с фотографией лидера ХДНП, Юрия Рошки, и лидера украинской революции, Виктора Ющенко) и т.д.;
  3. за полтора месяца до дня выборов ХДНП получила разрешение примарии Кишинева на проведение в течение 2 недель в режиме non-stop встреч с избирателями сразу после голосования 6 марта. Этот факт был расценен как прямое следование украинскому сценарию, хотя лидеры ХДНП подчеркнули, что митинг будет трансформирован в манифестацию протеста лишь в случае фальсификации властями результатов выборов;
  4. несколько политических формирований вовлеченных в избирательную кампанию — Блок «Демократическая Молдова» (БДМ) и Социал-демократическая партия Молдовы (СДПМ) — провозгласили или дали понять, что будут поддерживать манифестации, организованные ХДНП после выборов для выражения протеста против того, как были проведены выборы.
Почему не состоялась «оранжевая революция»?

Несмотря на некоторые предпосылки, «оранжевая революция» не состоялась. СМИ и местные наблюдатели в данном случае сослались на ряд объяснений:

  1. У РМ своя специфика, которая отличается от Румынии и Украины, здесь нарушения и антидемократическая направленность появилась на основе высокого рейтинга правящей партии. Это объясняется тем, что после ряда политических, экономических и финансовых кризисов, спровоцированных, в том числе извне, возвращение к власти ПК в 2001 году, произошло на основании относительно благоприятной политической и экономической конъюнктуры, как внешней, так и внутренней. Ценой отказа от собственных идеологических принципов ПК удалось использовать данную конъюнктуру для поддержания и даже для улучшения, в какой-то степени, социально-экономической ситуации. С другой стороны, оппозиция не успела убедить большинство граждан, в том, что в современной ситуации понятие «коммунистическое правительство» тождественно понятию «утерянные возможности». Попытки, в данном случае, не имели целью победу, учитывая то, что абсолютное большинство населения РМ, особенно сельское население, не обладает более положительным социально-политическим опытом, кроме как опытом коммунистического правления. Вдобавок, правящая партия позаботилась о том, чтобы построить крепкую «вертикаль государственной власти» и взять под контроль основные СМИ с полным покрытием территории РМ. В данных условиях была бы невозможна широкая и долгосрочная поддержка гражданами демонстраций протеста оппозиции;

  2. инициатива Президента Владимира Воронина в сфере внешней политики, полностью освещенной в период избирательной кампании, заставило оппозицию, в особенности ХДНП, признать, что данная политика направлена на реализацию «национального интереса». Визит в Кишинев Президента Румынии, Траяна Бэсеску, за полтора месяца до выборов, по инициативе Президента Воронина, дал повод надеяться, что молдо-румынские отношения могут быть улучшены. За неделю до выборов визиты Президента Воронина в Киев для встречи с Президентом Виктором Ющенко и встреча днем позже в Кишиневе с грузинским Президентом Михаилом Саакашвили, были интерпретированы как ответная реакция на вмешательства Государственной думы Российской Федерации в выборы в РМ и на попытки введения экономических санкций против РМ, как ответ на экономическую блокаду сепаратистского режима Приднестровья. Беседы Владимира Воронина с коллегами из Грузии и Украины были посвящены: борьбе с сепаратизмом; разнообразию ресурсов экономических агентов; возрождению ГУУАМ для разрешения общими усилиями региональных проблем; координации усилий в сфере европейской интеграции, организации саммита ГУУАМ 22 апреля 2005 года в Кишиневе. Все эти действия не могли не быть положительно оценены ХДНП. В данном случае, лидер ПК перенял «революционный» дух лидеров «революции роз и оранжевой революции»;

  3. международные наблюдатели квалифицировали парламентские выборы 6 марта 2005 года «проведенными в соответствии с большинством предписаний ОБСЕ, стандартами Совета Европы и других международных стандартов, относящихся к выборам. При этом не удалось выполнить некоторые предписания и необходимые стандарты для обеспечения соревновательности избирательного процесса». Таким образом, формальных мотивов для начала протестов, как это было в Грузии и Украине, не существовало;

  4. примерно за неделю до дня выборов, ХДНП, которая играла роль «локомотива» современной «оранжевой революции» дала понять, что может отказаться от акций протеста, если в день выборов не будет допущено многочисленных нарушений. Такая позиция ХДНП была мотивирована тем, что определенные круги Российской Федерации и Приднестровья, которые грубо вмешивались в избирательную кампанию в РМ, могли планировать использование «мирных манифестаций» с целью провокации протестующих на «кровопролитные действия». Целью этого будет компрометирование как властей, так и ХДНП, в пользу прорусской «третьей силы», способной вести переговоры с приднестровскими властями. В таких условиях, ХДНП заявила, что не желает, чтобы их сторонники, участники протестов, стали «пушечным мясом».

    Слишком явным был намек ХДНП в адрес БДМ, который, по мнению первой, стал фаворитом определенных пророссийских кругов и направлен на замену ПК в качестве пророссийской политической силы. Прямым доказательством в данном случае ХДНП считает поощрение, которое БДМ получил от обосновавшихся в Москве молдавских гастарбайтеров, при поддержке российских властей, ассоциации «Партия-Молдова», также как и призыв приднестровских властей, адресованный гражданам, проживающим в данном регионе, голосовать за БДМ. Вдобавок, лидер БДМ, Серафим Урекян, считает, что визиты в Кишинев Бэсеску и Саакашвили и визит Воронина в Киев были широко использованы в предвыборной кампании коммунистов, и это является прямым вмешательством во внутренние дела страны. Кроме того, лидер БДМ выглядел «разочарованным заключением международных наблюдателей, которые заявили, что выборы прошли в целом в соответствии с европейскими демократическими стандартами» и которые подтвердили, что «Запад поддерживал Партию Коммунистов, так как им нравятся их атаки на Россию». Подобные декларации лидера БДМ отлично коррелируются с декларациями Министерства иностранных дел Российской Федерации, которое обвинило международных наблюдателей в «применении двойных стандартов» при наблюдении выборов в РМ.

Существует ли замена «оранжевой революции»?

Выше были описаны факторы, которые обусловили отказ от «оранжевой революции». С другой стороны, мало кто верил, что в Молдове возможны «перемены» путем победы на выборах оппозиции, как это случилось в Румынии. Прямым доказательством этого можно считать декларации лидера ХДНП Юрия Рошки, который примерно за год до выборов объявил, что следующий Парламент будет «переходным» Парламентом и что «задачей минимум» для оппозиции будет получение, по крайней мере, 41 мандата для блокирования выборов главы государства, который избирается 3/5 голосами депутатов, таким образом, в соответствии с конституцией, спровоцировав досрочные парламентские выборы.

В результате выборов была достигнута «задача минимум» — ПК получила 56 мандатов, притом, что оппозиция — 45. Возможно, это было одним из главных аргументов, которые повлекли за собой отказ от акций протеста. Не вызывает сомнений, что ХДНП рассчитывала именно на подобный вариант. Речь идет о том, что парламентская фракция данного формирования была среди тех, кто разработал и представил Парламенту на рассмотрение проект изменения закона о процедуре выборов Президента РМ, в котором было отмечено, что глава государства будет избираться новым Парламентом. Если подобное не было бы сделано, но коммунистам не пришлось бы преодолевать проблемы. В Парламенте прошлого созыва коммунисты располагают 71 мандатом, и без особых проблем могут выбирать главу государства, но в современном составе ПК обладает достаточным количеством мандатов для выборов руководящих органов Парламента и назначения Правительства.

Таким образом, новые выборы, в которых оппозиция Грузии и Украины победила путем «революций», в РМ может быть достигнуто конституционным путем, путем блокирования оппозицией процедуры выборов главы государства. Но и такого сценария можно избежать в случае, если ПК станет вести переговоры с оппозицией и достигнет компромисса, который некоторые аналитики уже назвали «изменением» или «оранжевой революцией» в РМ. В любом случае, такой вариант является более предпочтительным, что тот сценарий, по которому сейчас развиваются события в Кыргызстане, особенно при том, что ПК отказалась от собственных принципов и провозгласила схожие с оппозицией цели.

Стабильность или дестабилизация

Какая может быть «эволюция»?

На пресс-конференции сразу после выборов 6 марта Владимир Воронин заявил, что ПК не будет формировать коалиций ни с одной из двух оппозиционных формирований. Он очень уверенно заявил, что не составит большого труда привлечь на сторону ПК еще, по крайней мере, 5 голосов от оппозиции, делая более чем прозрачные намеки, что подобное случалось и в Парламенте, который сейчас уже закончил свою работу. Глава государства воззвал к «гражданской сознательности» депутатов из оппозиции, которые будут участвовать в выборах нового Президента РМ.

По-видимому, это самый простой и точный подход к проблеме. Негативным аспектом является то, что лидеры оппозиционных формирований расценили данное отношение как доказательство того, что ПК готова прибегнуть к «шантажу» и «политической коррупции» для реализации собственных интересов. В сущности, как ХДНП, так и БДМ сделали несколько публичных деклараций, что их фракции не будут участвовать в процедуре выборов главы государства, спровоцировав, таким образом, досрочные парламентские выборы.

Такие позиции четко показывают, что эволюция после парламентских выборов будет происходить в трех вариантах: блокирование процедуры выборов главы государства и провокация досрочных парламентских выборов; «покупка голосов» оппозиции Партией коммунистов для обеспечения поддержки в выборах; переговоры правящей партии и двух составляющих парламентской оппозиции.

Блокирование процедуры избрания главы государства
Данный вариант, возможно, является самым нелепым. Он может быть реализован в случае, если ПК откажется от переговоров с двумя оппозиционными формированиями, которые в свою очередь останутся сплоченными и откажутся от участия в процедуре выборов главы государства или, если будут все же участвовать, не проголосуют за кандидата ПК. Фракция ПК располагает 56 мандатами, для выборов главы государства необходим 61 голос.

В соответствии со ст. 78 Конституции выборы Президента РМ проводятся в 2 тура, в которых один из кандидатов должен получить, по крайней мере, 3/5 голосов депутатов. Если депутатам не удается осуществить данное дело с первого раза, выборы повторяются на тех же условиях. Если после повторных выборов глава государства не избран, действующий Президент распускает Парламент и объявляет о проведении досрочных парламентских выборов.

Провокация досрочных парламентских выборов может увенчаться, скорее всего, дестабилизацией политической и экономической ситуации в РМ. Существует несколько факторов, которые смогут преобразовать досрочные парламентские выборы в авантюру с прискорбными перспективами:

«Подкуп голосов» со стороны ПК
Такой вариант представляется наиболее вероятным в условиях, когда ПК попытается, взывая к «гражданскому сознанию», «убедить» часть депутатов от оппозиции поддержать своего кандидата, независимо от того, что решат лидеры оппозиционных формирований — не участвовать в процедуре избрания главы государства или же участвовать при условии выдвижения альтернативной кандидатуры.

ХДНП не располагает минимальным количеством в 15 мандатов, необходимых для выдвижения собственной кандидатуры, поэтому она могла бы поступить так же, как четыре года назад — воздержаться от участия в голосовании. Трудно предположить, при каких обстоятельствах ХДНП могла бы участвовать в выборах главы государства в условиях отсутствия взаимоприемлемой кандидатуры, учитывая, что христианские демократы сохранили и продолжают придерживаться антикоммунистической риторики.

С другой стороны, отказываясь от своих прежних заявлений, БДМ отмечает, что готов участвовать в выборах президента при условии выдвижения кандидата-некоммуниста или собственного кандидата. В этом случае особое значение приобретает принципиальная готовность участвовать в тайном голосовании по выборам главы государства, которое открывает перед депутатами БДМ возможность проголосовать иначе, не так, как заявляют лидеры Блока, которые заверяют в том, что «депутаты БДМ взяли на себя моральное обязательство не поддерживать кандидата-коммуниста».

Следовательно, попытки Партии коммунистов «купить» у оппозиции минимум пять голосов не лишены смысла. Однако такой вариант чреват крайне рискованными последствиями, особенно в случае возникновения кризисных ситуаций:

  1. ПК находится в процессе «модернизации», навязанном «сверху» лидером формирования Владимиром Ворониным. ПК воздержалась от «модернизации» на декабрьском съезде 2004 года во избежание возможного раскола в рядах партии перед началом предвыборной кампании. С другой стороны, столь удачная, на первый взгляд, тактика может означать, что список кандидатов ПК, подобно «троянскому коню», таит в себе угрозу возможного раскола новой фракции ПК. В результате былой «монолит» фракции ПК может дать опасную трещину, которая может проявиться, в том числе, в кабине для голосования во время тайных выборов главы государства. «Ловя голоса в мутных водах оппозиции», ПК может оказаться, в принципе, в ситуации, когда ее подведет часть собственных депутатов. Кстати, ряд аналитиков полагает, что лидер ПК включил в список кандидатов лишь глубоко преданных ему людей или людей, которых можно контролировать. Тем не менее, такой сценарий нельзя полностью исключить, учитывая, что ПК давно уже не является политической организацией, основанной на идеологии, которая моделирует четкие ориентиры внутренней и внешней политики. Единственный козырь ПК, который удерживает когорту партийцев вместе, — харизматическая фигура партийного лидера, который пользуется самым большим доверием и поддержкой со стороны граждан РМ и который доказал, что в состоянии обеспечить победу на выборах. Однако именно лидер ПК стал мишенью нападок определенных политических кругов и СМИ Российской Федерации. Накал, периодичность и последовательность этих нападок призваны убедить часть молдавской общественности, прежде всего, так называемый русскоговорящий электорат, в том, что Владимир Воронин проводит «антироссийскую» политику;
  2. «подкуп голосов» некоторых депутатов от оппозиции драматично подорвал бы в принципе возможность достижения согласия с Партией коммунистов в целях продвижения «национального интереса» даже в том случае, если ПК удалось бы довести до конца заявленную «модернизацию» с отказом от собственного названия. Таким образом, подтвердится поговорка «Волк хотя и линяет, но нрава не меняет». ПК лишится доверия, которое могло бы ей очень пригодиться тогда, когда она сочтет нужным сослаться на необходимость сплочения всех сил во имя достижения «национального интереса», особенно в случае продолжающегося внешнего давления со стороны Российской Федерации. Реформистскому крылу ПК следует подумать о необходимости обеспечения «тылов» на случай возможного раскола ПК под давлением, в частности, российского фактора, суть которого метко охарактеризовал депутат Госдумы Константин Затулин, заявивший, что Россия заставит тех, кто ее не любит, по крайней мере, уважать себя. Разумеется, российские политики любовь к России распространяют на все, что любят они сами, включая приднестровский режим. Президент Воронин «не любит» приднестровский режим, поэтому на него навесили ярлык «антироссийского» политика, которого следует заставить «уважать» Россию, которая будет продолжать угрожать введением «экономических санкций». И это несмотря на то, что Воронин «любит» Смирнова несравненно больше, чем, скажем, Путин и российские политики «любят» Яндарбиева и Масхадова. О применении двойных стандартов не идет речь, говориться лишь о «любви», которая, как известно, далеко не всегда бывает разумна;
  3. попытки раскола и изоляции составляющих БДМ от лидера блока Серафима Урекяна — так интерпретируют многие аналитики недавние события, связанные с задержанием 11 марта, всего лишь через несколько дней после выборов, бывшего министра обороны РМ, бывшего директора Службы информации и безопасности в кабинете Василия Тарлева, нынешнего советника руководителя российского гиганта РАО «ЕЭС Россия» Анатолия Чубайса Валерия Пасата, а также арест ряда лиц, которым инкриминируется подкуп (дача взятки) должностным работникам кишиневской мэрии. На протяжении трех последних лет генерального примара (мэра) Кишинева Серафима Урекяна постоянно обвиняют в причастности к тягчайшим коррупционным действиям и в злоупотреблениях. Но, несмотря на многочисленные обвинения и арест ряда ответственных работников столичной мэрии, суду так и не были переданы на рассмотрение материалы, содержащие доказательства их вины. В ходе предвыборной кампании Урекян выразил желание сменить Владимира Воронина на посту главы государства. Проправительственные СМИ утверждали, комментируя «дело Пасата», что он был одним из инициатором создания организации молдавских гастарбайтеров «Патрия-Родина» в России, которая открыто выступила в поддержку БДМ. Более того: предполагалось, что именно Пасат был связующим звеном между Урекяном и поддержавшими его российскими кругами. Трудно сказать, что правда и что ложь в этих утверждениях, но не следует обходить вниманием тот факт, что 1 марта 2005 года президент Воронин дал интервью московскому «Коммерсанту» №35, в котором заявлял об имеющейся информации о подготовке покушения на него определенными силами в России, поскольку он, Воронин, терпеть не может одного человека, который своими усилиями приближает решение приднестровской проблемы. Именно поэтому вызывает большой интерес задержание бывшего директора СИБ, именно поэтому представляется крайне странным совпадение ареста Пасата с выборами в Молдове. Восемь лет прошло после продажи Госдепу США 21 самолета МиГ-29 из арсеналов Национальной армии. С тех пор этим вопросом занимались две специально созданные парламентские комиссии, а молдавские власти заявили, что никаких претензий к США нет. Это дело настолько запутанное, что выводы вполне могут оказаться ошибочными. Несомненно, однако, что этот инцидент вызвал еще большее раздражение со стороны определенных влиятельных кругов России и что попытки внести раскол в БДМ и привлечь определенное число голосов на сторону ПК крайне рискованны, поэтому нужно более надежное решение.
Компромисс — идеальный вариант?

Идеальный и поэтому маловероятный вариант, тем не менее, возможен. Парадоксально, но факт: сложившаяся ситуация дает исключительный шанс как оппозиции, так и правящей партии предотвратить тупиковое положение с пагубными последствиями для Республики Молдова. Более того, возможен даже выход, который позволит решить ряд стратегических проблем для РМ посредством так называемого «национального консенсуса». При условии, что компромиссный вариант будет направлен на укрепление демократии и дальнейшее продвижение процесса европейской интеграции.

Имеются и предпосылки для такого решения. Все три формирования, которые будут представлены в законодательном органе страны, в свои предвыборные платформы включили практически идентичные предложения: развитие рыночной экономики, улучшение социального обеспечения, создание новых рабочих мест, увеличение зарплаты, европейскую интеграцию. Что касается антагонистических разногласий между формированиями, они преодолимы при условии, что их лидеры проявят готовность судить о политических оппонентах по делам, а не по стереотипным шаблонам. Разумеется, совершенно необходимо наличие гарантий на случай возможных антидемократических кренов.

Речь не идет о каких-то иллюзиях насчет того, что оппозиционные формирования и ПК могут сформировать «правительство национального единства». ПК получила достаточно мандатов для того, чтобы самостоятельно осуществлять акт правления. Оппозиционным формированиям следует лишь очень четко сформулировать свои условия для участия в выборах главы государства. Эти условия могут основываться на предельно четких ценностях и аргументах, понятных для правящей партии, международных организаций и простых граждан РМ. Это необходимо для того, чтобы оппозиционные формирования, для которых собственный имидж не пустой звук и которые стремятся и впредь влиять на политическую жизнь в РМ, сохраняя за собой возможность бороться за власть в последующих кампаниях, могли убедительно обосновать пересмотр своих прежде заявленных позиций относительно блокирования процедуры избрания главы государства и аргументировать свою готовность отказаться на определенных условиях от идеи досрочных парламентских выборов.

Речь идет о:

  1. настоятельном требовании избрать на должность Президента РМ беспартийного кандидата или кандидата, который обязуется приостановить свое членство в партии после избрания на этот пост. Есть несколько аргументов в этом плане. Во-первых, согласно положениям Конституции, Президент РМ представляет государство и является гарантом единства страны. Сама суть конституционной нормы, предписывающей, что глава государства избирается 3/5 голосов избранных депутатов, указывает на то, что глава государства — фигура компромиссная. Голосование в этом случае является простой процедурой, фиксирующей факт компромисса, достигнутого между парламентскими фракциями.

    Во-вторых, конституционные права главы государства, а также полномочия, предоставленные законом, достаточно широкие и предполагают их применение исключительно в «национальных интересах». Так, глава государства наделен исключительными конституционными полномочиями в области внешней политики, обороны, назначения председателей и заместителей председателей судов. В соответствии с Законом о безопасности, Президент страны является и председателем Высшего совета безопасности, в котором представлены все силовые структуры РМ. Все эти институты по закону обязаны исполнять свои обязанности на принципе политической неангажированности. Но опыт последних четырех лет президентства Владимира Воронина наглядно показал угрозу антидемократических кренов в условиях, когда глава государства является и членом партии: создание вертикали государственной власти на костяке ПК; участие в местных выборах 2003 года на стороне кандидата от ПК и против других кандидатов и т.д.

  2. оппозиционным формированиям следовало бы увязать компромисс, связанный с участием в выборах президента страны, согласием правящей партии поддержать пересмотр ряда нормативных актов в целях укрепления независимости органов правосудия и СМИ, местной администрации и пр. По сути, избрание главой государства беспартийного кандидата стало бы гарантией, учитывая, что президент располагает правом вето, а также правом на законодательную инициативу.

  3. оппозиция должна попытаться убедить ПК согласиться внести в Конституционный суд (КС) запрос о совместимости статуса главы государства с членством в партии. Четыре года назад ХДНП внесла такой запрос в КС, но последний отказался рассмотреть обращение, сославшись на то, что это не входит в сферу его компетенции. С другой стороны, КС как политико-судебное учреждение доказал, что принимает к рассмотрению запросы депутатов в зависимости от политической конъюнктуры. Например, КС принял к рассмотрению три обращения, касающиеся сроков вступления в силу законов, постановлений Правительства и Парламента, но уклонился от просьбы дать заключение относительно вступления в силу скандального постановления законодательного органа Парламента об установлении даты парламентских выборов. Следовательно, крайне важно, чтобы Партия коммунистов поддержала рассмотрение политико-юридического вопроса относительно возможности совмещения статуса главы государства и членства в партии. В таком случае, возможно, КС решится дать свое заключение по этому вопросу, особенно если учесть, что после внесения изменений в Конституцию в 2000 году, вопрос об избрании главы государства постоянно порождает политические кризисы в условиях, когда ни одно политическое формирование не обладает большинством в 3/5 депутатских мандатов, что практически возможно крайне редко.

    Постановление Конституционного суда в этом смысле могло бы стать гарантией того, что глава государства является модератором политических процессов, в которых задействованы политические силы со своими специфичными интересами. Достижение консенсуса в этом вопросе стало бы залогом установления элементарного взаимного доверия между политическими силами, которые в кризисных ситуациях могли бы сослаться на необходимость объединения усилий во имя достижения «национального интереса».

Пост-электоральные констатации Президентские выборы