Alegerile parlamentare din 2019 în Republica Moldova - alegeri.md
 МониторингПолитикаКомментарии

Президентские выборы

|версия для печати||
Игорь Боцан / 7 апреля 2005
ADEPT logo

Переизбрание Владимира Воронина на пост главы государства

Состав нового Парламента, выбранного 6 марта 2005 года: Партия Коммунистов (ПК) — 56; Блок Демократическая Молдова (БДМ) — 34; Христианско-демократическая народная партия — 11 мандатов — выглядел интригующим в связи с процедурой избрания депутатами главы государства 4 апреля 2005 года.

Интрига базировалась на основе антагонистических отношений между ПК и оппозицией, которые сохранялись последние 4 года. ПК не хватало 5 мандатов для избрания главой государства лидера формирования, Владимира Воронина, поэтому обсуждались следующие варианты развития событий: а) бойкотирование оппозицией процедуры выборов главы государства с целью провоцирования досрочных парламентских выборов; б) склонение ПК части оппозиции к поддержке кандидатуры от их партии на пост главы государства; в) достижение консенсуса с оппозицией в отношении поддержки кандидатуры на пост Президента.

Сначала предполагалось, что вышеописанные сценарии могут быть реализованы с разной степенью вероятности. Ситуация изменилась прямо в день первого заседания нового Парламента, 24 марта 2005 года, когда депутаты Демократической партии (ДП), входящей в БДМ (состоящий из: Альянса Наша Молдова (АНМ) — 23 депутата, Демократическая партия (ДП) — 8 депутатов и Социал-Либеральной партии (СЛП) — 3 депутата) решили зарегистрировать собственную фракцию и участвовать в процедуре избрания Президента.

Несмотря на условия, выдвинутые ДП для участия в голосовании, интрига выборов сохранялась, потому что гипотетически сохранялась возможность раскола фракции ПК. Тот факт, что оппозиционные формирования не предложили собственного кандидата на пост главы государства, указывал на возможный бойкот. Обе кандидатуры, зарегистрированные специальной комиссией по выборам Президента РМ, были выдвинуты группами депутатов от ПК для удовлетворения условий Конституционного Суда, которые уточняются в ст.78 Конституции: «в выборах на пост Президента РМ должны участвовать, по крайней мере, два кандидата».

Однако в процедуре избрания главы государства участвовали 56 депутатов от фракции ПК, 8 депутатов от фракции ДП, 11 депутатов от ХДНП и 3 — от СЛП. Неожиданность такого развития событий заключалась в том, что даже после начала процедуры голосования не было известно, присоединится ли фракция ХДНП и парламентская группа СЛП к фракциям ПК и ДП. 18 депутатов бывшего БДМ, которые составили главную часть формирования — АНМ, не участвовали в голосовании, а остальные 5 депутатов АНМ отсутствовали. В итоге, из 78 депутатов, участвовавших в выборах главы государства, 75 проголосовали за Владимира Воронина. Оппонент Воронина, Георге Дука, получил один голос, 2 бюллетеня были признаны недействительными. Четыре года назад, из 89 депутатов, участвовавших в голосовании, 71 поддержал кандидатуру Владимира Воронина. Таким образом, несмотря на то, что в результате последних выборов Партия Коммунистов (ПК) получила на 15 мандатов меньше чем в 2001, лидер этого формирования был переизбран на пост главы государства с перевесом в 4 голоса по сравнению с 2001.

Влияние внешнего фактора

Переизбрание Владимира Воронина стало результатом переговоров лидера ПК с лидерами ХДНП, ДП и СЛП, переговоры которые увенчались так называемым «политическим консенсусом». В самом деле, политические формирования, с которыми пришлось вести переговоры, являются представителями широкого политического спектра от левых до правых. Данная точка зрения также поддерживается аналитиком Владимиром Сокор в электронном журнале Eurasia Daily Monitor Фонда Джеймстаун. Однако Сокор утверждает, что консенсус между лидером ПК Владимиром Ворониным и оппозиционными лидерами, которые поддержали кандидатуру Воронина на пост главы государства, был достигнут в течение двух недель бывшим американским конгрессменом Джоном Конланом, которому была поставлена цель преодолеть давнюю личную неприязнь. Таким образом, подтвердилось наличие «внешнего фактора», существование которого предполагалось, но о котором мало что было известно.

Можно предположить, что, в целом, в РМ повторилась ситуация с Украиной, где вслед за вмешательством Российской Федерации в президентские выборы осенью 2004 последовала реакция западных политических кругов. В случае с РМ эффект трех резолюций по установлению экономических санкций, принятых Государственной Думой всего за пару недель до парламентских выборов, которые стали выражением недовольства позицией властей РМ по приднестровскому конфликту, спровоцировали ответную реакцию со стороны внешних факторов, которые охарактеризовались посредничеством в установлении консенсуса между Президентом Ворониным и оппозицией. Это было признано и Юрием Рошкой, лидером ХДНП, который следующим образом объяснил поддержку кандидатуры Владимира Воронина: «Мы проконсультировались с нашими иностранными коллегами. Я лично обсуждал этот вопрос со своими друзьями из Бухареста, Тбилиси, Киева, Вашингтона и Брюсселя. Пришлось учитывать ограниченное время, которым располагает Республика Молдова для реализации плана действий РМ-ЕС… Тогда, когда мне нужно принять трудное политическое решение, я поступаю следующим образом. Определяю, чего ждет от меня мой политический оппонент, и поступаю прямо противоположно. В течение месяца я неоднократно убеждался, что внешние политические противники Республики Молдова мешают избранию Воронина. В соответствии с элементарной логикой, чувство ответственности и интересы государства привели меня к решению поддержать кандидатуру господина Воронина».

С другой стороны, не совсем корректно говорить о полном консенсусе, ведь АНМ, самое многочисленное формирование бывшего центристского блока БДМ, бойкотировало президентские выборы.

Условия лидеров оппозиции, которые проголосовали за Владимира Воронина

В обращении к депутатам перед процедурой голосования Владимир Воронин признал, что в последние четыре года правления были допущены ошибки, исходившие из завышенных ожиданий. Для получения нового президентского мандата он обещал «отстаивать национальные интересы на основе принципов суверенитета и целостности страны». Конкретно он предложил реализовать следующие цели в рамках нового мандата: а) исполнение Плана Действий РМ-ЕС по обеспечению европейской интеграции РМ, подписанного 22 февраля 2005 года; б) улучшение социально-экономической ситуации на основании Стратегии Экономического Роста и Снижения Уровня Бедности, которая была принята Законом РМ от 2.12.2004; в) демократизация общества в соответствии с первым копенгагенским критерием о европейской интеграции (главная область непонимания между оппозицией и властями, где было необходимо достижение консенсуса); г) разрешение приднестровской проблемы при поддержке США, ЕС, Румынии, Украины и «использование потенциала двусторонних отношений между Молдовой и Российской Федерацией» и т.д.

В целом, программа Президента Воронина повторила пункты «Декларации о политическом сотрудничестве для реализации целей европейской интеграции», за которую единогласно проголосовали все депутаты нового Парламента на первом заседании 24 марта 2005 года. Можно предположить, что предназначением вышеупомянутой Декларации было тестирование совместимости политических целей и ожиданий всех парламентских фракций. Единогласное голосование депутатов продемонстрировало отсутствие политических разногласий стратегического характера. Оставались лишь разногласия личностного плана, касающиеся главного кандидата в Президенты РМ, и его предыдущего политического поведения. Данное отношение было подтверждено поведением фракции АНМ, которая бойкотировала участие в голосовании.

И лидер ХДНП Юрие Рошка в своем выступлении сразу после процедуры голосования подчеркнул: «спорные вопросы между Властью и Оппозицией касались внутренней политики. Наши взгляды расходятся по поводу функционирования демократических институтов и по поводу способов обеспечения фундаментальных прав и свобод человека». Для преодоления существующих разногласий, лидеры ХДНП и СЛП представили Владимиру Воронину ряд предложений, которые должны быть исполнены в ближайшие 4 месяца, т.е. до закрытия летней сессии Парламента.

В общем, предложения, с которыми полностью согласился Владимир Воронин, относились к: а) гарантии независимости СМИ (принятие в новой редакции Закона об Аудиовизуале, формирование на демократических принципах нового Координационного Совета по Аудиовизуалу, принятие нового закона о телевизионных каналах и радиостанциях, которые будут работать без какого-либо политического вмешательства и цензуры; б) гарантии независимости правосудия принятием нового закона о прокуратуре, внесение изменений в Закон о Высшем Совете Магистратуры, о Высшей Судебной Палате, об организации правосудия и о статусе судей; в) гарантии местной автономии, увеличение эффективности использования публичных финансов путем принятия в новой редакции Закона о Счетной Палате; г) изменению Кодекса о выборах внесением изменений в процедуру формирования и компетенции Центральной избирательной комиссии, таким образом, обеспечится независимость данного института от любых политических или административных вмешательств; д) усовершенствованию законодательства о секретных службах, которые обеспечивают национальную безопасность, фундаментальные права и свободы человека и установление контроля над данными заведениями со стороны общества при посредничестве Парламента; е) формированию специальной комиссии по внесению изменений и дополнений в Конституцию о консолидации главных государственных институтов по усовершенствованию процедуры избрания главы государства, формированию Правительства, формированию и функционированию системы правосудия, выборов Генерального Прокурора и статуса Прокуратуры.

Несколькими днями ранее ДП сформулировала практически идентичные условия, вдобавок требуя: а) принятия Парламентом изменений в Конституции по внесению нормы, в соответствии с которой Президент республики не может занимать пост в партии; б) трансформация ПКРМ в современное политическое формирование путем отказа от ортодоксально-марксистских догм и изменение целей в соответствии с европейскими демократическими принципами.

Гарантии соблюдения обещаний

Несмотря на то, что Владимир Воронин заручился поддержкой части оппозиции, без ответа остался главный вопрос: каковы гарантии вновь избранного Президента по соблюдению обещаний данных оппозиции? На первый взгляд, не существует ни одной явной гарантии. В заключении своего выступления Владимир Воронин заявил, что «каждое произнесенное сегодня слово я лично воспринимаю как некий императив, обязательство». В том же обращении Воронин уточнил, что «я готов обсудить… изменения в законодательстве, в соответствии с которыми пост Президента был бы несовместим с той или иной партийной принадлежностью». Сразу после выборов в интервью СМИ он отметил, что проблема совместимости поста главы государства и партийной принадлежности не может быть решена быстро, а только после того, как закончится модернизация ПК.

Трудно предполагать, что лидеры оппозиции, которые голосовали за Владимира Воронина, строили иллюзии по поводу быстрого выполнения всех поставленных условий. Лидер ХДНП отметил, что политическое решение о поддержке кандидатуры Владимира Воронина далось «особенно тяжело, это рискованное решение и тем оно ответственнее». Также и вице-председатель СЛП заявил на страницах около партийного издания, что «у нас нет других гарантий, кроме слова чести офицера. Надеемся, что военное благородство еще не исчезло с лица земли».

Все же существуют некоторые гарантии того, что Президент Воронин вместе с новым правительством сдержит обещания, данные оппозиции. Для этого глава государства и новое правление должно всего лишь соблюдать законодательство РМ и международные акты, подписанные властями. Так, Стратегия Экономического Роста и Снижения Уровня Бедности (СЭРСУБ 2004–2006) утвержденная Законом №398 от 2.12.2004 предусматривает, что «европейская интеграция является стратегической целью развития страны, это предполагает соблюдение демократических ценностей, ускорение экономического развития и внедрение стандартов европейской социальной защиты». Это единственный закон РМ, который четко обозначает европейскую интеграцию, как стратегическую цель. Вдобавок, 22 февраля 2005 года в Брюсселе был подписан План Действий РМ-ЕС, практически, предусматривающий выполнение условий, выдвинутых оппозицией.

Можно допустить, что правящие круги не сдержат данное слово и нарушат нормы закона, а также упомянутое выше международные соглашение, в этом случае можно было ожидать, что любые другие устные или письменные гарантии, данные оппозиции, тем более будут нарушены.

Что дальше?

Задачи правящей партии
Задачи правящей партии более чем ясны. В первой половине своего мандата, новый состав правительства, который назначит фракция ПК и Президент Воронин, должен будет выполнить Стратегию Экономического Роста и Снижения Уровня Бедности (СЭРСУБ 2004–2006) и План Действий РМ-ЕС. Это очень сложные задачи, причем реализация части угроз Российской Федерации в адрес РМ могут пагубно повлиять на их исполнение.

Во-первых, декларация Александра Рязанова, вице-президента «Газпрома», о том, что концерн может увеличить цены на поставки природного газа в РМ до европейских, а также намерение приднестровских властей создать предприятие по импортированию природного газа, которое будет отделено от «Молдова-газ», является четкими показателями того, что Российская Федерация, возможно, установит разные тарифы на природный газ для Кишинева и Тирасполя. Так, предполагаемые трудности энергетического характера перерастут в общие экономические трудности.

Во-вторых, саммит ГУУАМ, намеченный на 22 апреля 2005 года в Кишиневе может определить новые направления внешней политики РМ и способы разрешения приднестровского конфликта. Еще не известно, какую формулу разрешения конфликта предложит украинский Президент Виктор Ющенко. Очевидно, позиция Украины очень важна, особенно, если она будет скоординирована с международными организациями, США и ЕС. Российские власти уже заявили, что не желают никакого рода изменений в формате переговоров, при этом «сепаратистский интернационал» (Приднестровье, Абхазия и Южная Осетия), поддерживаемый Россией грозит созданием военного альянса. В этом смысле, показательно, что в последнее время провокации военных приднестровцы держат в определенных рамках.

В-третьих, трудно прогнозировать, как будет развиваться объявленная модернизация ПК. Пока Президенту Воронину удалось избежать крупных разногласий внутри формирования. Намерение о модернизации ПК было провозглашено на пленуме ПК в мае 2002 года, однако, и через два с половиной года, на V Конгрессе в декабре 2004 года, она осталось нереализованной. Пресловутая модернизация была отложена на период после выборов. В этих обстоятельствах, очень интересно знать консультировался ли Президент Воронин с фракцией ПК, когда вел переговоры с оппозицией по поводу поддержки своей кандидатуры? Также интересно знать, какова будет последующая реакция членов фракции ПК? Тот факт, что фракция ХДНП и парламентская группа СЛП держали в секрете свое решение об участии в голосовании до самого начала процедуры голосования, указывает на то, что лидер ПК не очень хотел смущать собственную фракцию. Решение может быть правильное, если принять во внимание тот факт, что неизвестно кому принадлежат те три голоса поданные против Владимира Воронина, возможно, они принадлежат членам фракции ПК. Может оказаться, что это самый опасный показатель возможного раскола. Слишком уж драматичными были изменения, через которые прошла ПК. В действительности, 22 апреля 2001, в день рождения Ленина, на IV-ом Съезде ПК делегаты были готовы превратить РМ в «Кубу Европы», подав, таким образом, пример как нужно возрождать коммунизм в бывших советских республиках, с целью последующего объединения в «новую федерацию суверенных республик». Через 4 года, 22 апреля 2005 года в Кишиневе состоялся саммит ГУУАМ, трое из участников которого объявили о желании объединить усилия для интеграции в ЕС. В целом, эти драматические изменения стали ответом Президента Воронина на вызовы, спровоцированные расширением ЕС и НАТО, и особенно на открытую поддержку Россией сепаратистского режима Приднестровья.

В таких условиях не вызывает сомнений, что правящая партия столкнется с большими сложностями на протяжении всего нового мандата.

Отношения Власть — Оппозиция

После состоявшихся выборов правящей партия придется вести внутреннюю политическую борьбу с «несколькими оппозициями». Лидеры ХДНП, ДП и СЛП, которые поддержали переизбрание Президента Воронина, объявили о том, что формирования, возглавляемые ими, останутся в оппозиции. Сразу после президентских выборов, председатель ХДНП, Юрие Рошка, дал понять, каким будет его поведение по отношению к власти: «С сегодняшнего дня старые отношения недоверия и неприязни между Президентом Ворониным и ХДНП останутся в прошлом. Мы решили установить отношения конструктивного диалога, партнерства, кооперации, комплиментарности между Властью и Оппозицией. Во имя интересов страны, во имя социального согласия, во имя европейского будущего Республики Молдова». Это не означает, что отношения между правлением и так называемой «конструктивной оппозицией», которая, в общем, обладает 22 мандатами, не будут осложнены. Дело в том, что именно «конструктивной оппозиции» придется разрабатывать законопроекты. Это позволит протестировать реакцию властей и способность исполнения норм стратегических документов СЭРСУБ и Плана Действий РМ-ЕС. Прагматичные отношения, основанные на достижении объявленных целей с разных позиций, могут быть взаимовыгодными для власти и «конструктивной оппозиции». При этом первые могут рассчитывать на неагрессивное поведение и даже на сотрудничество второй в возможных кризисных ситуациях, особенно провоцированных извне. С другой стороны, «конструктивная оппозиция» только выиграет оттого, что ПК выполнит поставленные стратегические задачи, которые соответствуют задачам оппозиции, и к тому же модернизируется, став партией «европейского толка». Слишком красиво, чтобы быть правдой.

АНМ уже получила звание «обструкционистской оппозиции» из-за отказа от участия в выборах главы государства. Не существует причин стратегического характера, которые объясняли бы особое поведение АНМ к бывшим партнерам по БДМ — ДП и СЛП. Конечно, можно допустить, что депутаты АНМ гораздо более принципиальные, чем их бывшие коллеги по блоку. Но все же, более правдоподобное объяснение основывается на персональном конфликтом между лидером ПК, Владимиром Ворониным, и лидером АНМ Серафимом Урекяном. Данный вывод опирается на том, что в 2001 году Серафим Урекян, в качестве мэра столицы, приветствовал победу ПК в выборах и открыто выражал желание сотрудничать с новым правлением. Через год правительственные СМИ начали непрекращающуюся кампанию по очернению и обвинению Урекяна в коррупции. Ничего такого не было доказано правосудием, однако, выявилась огромное желание Воронина установить контроль ПК над Кишиневом. Таким образом, Урекян стал главным политическим оппонентом Владимира Воронина, особенно после выборов в мае 2003 года на пост мэра Кишинева, когда Урекян победил кандидата от ПК, выдвинутого и поддерживаемого Ворониным.

Судя по всему, отношения между АНМ и ПК останутся антагонистическими. На пресс-конференции после избрания главы государства лидеры АНМ заявили, что сформируют «активную, но не конструктивную» оппозицию, которая будет «критичной и выявит все ошибки правящей коалиции, и будет информировать международные формирования о нарушениях властей». В интервью приднестровскому агентству «Ольвия-пресс» Урекян заявил, что не исключает «начала репрессий в ближайшие дни». Также, лидеры АНМ дали понять, какие действия они намерены предпринять в дальнейшем. Речь идет об инициировании референдума о прямом избрании главы государства, а также об изменении избирательной системы. Опросы общественного мнения показывают, что 70–80% граждан РМ выступают за прямое избрание главы государства и за избрание депутатов по избирательным округам. Таким образом, лидеры АНМ намерены испытать обещания ПК о демократизации общества реакцией правящих кругов на инициативы такого рода.

По всей видимости, ПК придется столкнуться и с внепарламентской оппозицией. Из всех внепарламентских формирований, только три пророссийских партий (составляющие Блока «Patria-Родина», Союза Труда «Patria-Родина» и «Равноправие») продолжат спор за завоевание электората ПК с левыми, пророссийскими взглядами.

Отношения Оппозиция — Оппозиция

Триумф Президента Воронина, переизбранного при поддержке «конструктивной оппозиции», имеет и другую важную составляющую. В обозримом будущем так называемые оппозиции, «конструктивная» и «обструкционистская», будут больше заняты выяснением отношений между собой, нежели критиковать власти.

Демократическая пресса, поддерживающая обе оппозиции, уже вступила в полемику оправдания действий «конструктивной оппозиции», с одной стороны, и обвинению ее «в предательстве» с другой. АНМ намеренно пытается заверить общественное мнение, что ПК и «конструктивная оппозиция» фактически сформировали правящую коалицию. Лидеры последней опровергают это, отмечая, что содействовали лишь «избежанию кризисной ситуации», оставшись в оппозиции. На самом деле, нет даже речи о каком-либо альянсе между формированиями «конструктивной оппозиции», которые очень разные и для которых даже риски предпринятых действий по поддержке кандидатуры Воронина различны.

ДП со своим рейтингом примерно в 8% не сильно рисковала, поддержав кандидатуру Владимира Воронина. За последние 3 года ДП предприняла различные попытки по убеждению ПК превратиться в социал-демократическое формирование путем организации различных форумов, участием вместе с ПК в создании политического альянса левой и левоцентристской ориентации, а также и формирование ситуационных коалиции с ПК на уровне местной администрации. Три депутата от СЛП подвергли свою партию риску пропорциональному политической силе этого формирования, рейтинг которого не более 3%. Более всего рисковала ХДНП, которая оставила имидж последовательного антикоммунистического борца. Именно поэтому, лидер ХДНП отметил, что «старые отношения недоверия и неприязни между Президентом Ворониным и ХДНП останутся в прошлом». Так, речь не идет об отношениях между ХДНП и ПК, которая впоследствии должна будет преобразоваться и даже изменить название, а всего лишь между ХДНП и Президентом Ворониным.

Однако не следует преувеличивать и риски ХДНП, которая и раньше предпринимала «неординарные» действия при формировании коалиций с «политическими противниками», или при голосовании особо важных вопросов вместе с ними: поддержка кандидатуры Президента Мирчи Снегура в 1996; формирование правящей коалиции Альянса за Демократию и Реформы вместе с ДП в 1998 году; голосование вместе с фракцией ПК против «правительства Стурзы» и установление «правительства Брагиша» в 1999. Несмотря на это, рейтинг ХДНП медленно, но верно рос. Кажется, что необходимость избавления от штампа «вечной оппозиции» или «партии 9%» заставила лидеров ХДНП предпринять меры по избавлению от имиджа «националистического и экстремистского формирования», имиджа который был намеренно поддержан правительственными СМИ. В конце концов, если, поддержав кандидатуру Владимира Воронина, ХДНП ошиблась, то она ошиблась лишь потому, что поверила в его порядочность. В самом деле, это ПК и ее лидер постепенно пришли к тем стратегическим целям, которые совпадают с целями ХДНП, а не наоборот.

Что касается АНМ, формирование могло бы иметь впечатляющую эволюцию, в зависимости от решения Серафима Урекяна начать свою деятельность депутата или остаться мэром Кишинева. Решение в пользу второго означало бы, что он готов бороться и далее с ПК и с «конструктивной оппозицией», отстаивая Кишинев в качестве «последнего бастиона демократии». Решающее противостояние могло бы состояться через 2 года, на выборах на пост мэра.

Для выживания и развития формирования, его лидер должен также создать себе новый имидж, одолев тот, который был создан под постоянным прессингом властей. В закончившейся избирательной кампании Серафим Урекян зарекомендовал себя больше как лидер с неуверенной позицией. С одной стороны, его позиция вписывалась во всеобщую тенденцию европейской интеграции. С другой стороны, было явно его желание прослыть политиком, способным восстановить хорошие отношения с Россией и Украиной, разблокировать процесс переговоров с приднестровскими лидерами. Задачи не были противоречивыми, но в их реализации он допустил ряд ошибок: а) поспешил с поздравлением Януковича после второго тура выборов на Украине; б) опубликовал несколько интервью в российской прессе где сделал противоречивые заявления, от которых потом отказался; в) обвинил миссию международных наблюдателей от ОБСЕ в поддержке ПК, т.к ее лидер «ведет антироссийскую политику». Эти обвинения совпали с обвинениями Министерства иностранных дел РФ. Такое поведение было представлено правительственными СМИ, как подтверждение факта того, что Урекяна поддерживают украинские и российские политические круги, заинтересованные в поддержке и сохранении сепаратистского режима Приднестровья. Доказательства, предоставленные правительственной прессой, в этом смысле, сводились к: а) поддержке российских властей организации в Москве конгресса организации молдавских гастарбайтеров «Патрия Молдова», которая призвала избирателей голосовать за блок Урекяна, БДМ; б) призыву приднестровских властей к гражданам РМ голосовать за тот же БДМ.

В качестве лидера БДМ, Урекян не смог предложить четкую перспективу собственным коллегам в случае непопадания во власть, это подтверждается фактом, что: а) объявленное участие в акциях протеста основывалось на уверенности, что ХДНП их организуют, а БДМ только воспользуется ими; б) в СМИ просочилась информация, что единство БДМ после парламентских выборов было обеспечено с помощью угроз его членам; в) даже через месяц после парламентских выборов лидер БДМ избегал ответа на вопрос собственных коллег, возвращается ли он в мэрию или становится депутатом; г) БДМ не только не был в состоянии выдвинуть собственного кандидата на пост главы государства, но даже не был в состоянии внятно объяснить, почему бойкотировал процедуру голосования.

Самым красноречивым доказательством противоречивого поведения лидера БДМ стала история с «Основными условиями БДМ для избрания Президента РМ». Эти условия в большинстве своем повторяют условия, выдвинутые ДП, ХДНП и СЛП, с некоторыми дополнениями: а) отказ от Соглашения 1992 года между РМ и Российской Федерацией о разрешении приднестровского конфликта; б) немедленное принятие Закона о незаконном нахождении российских войск на территории Республики Молдова; в) замена российских миротворческих сил международными войсками ООН, ЕС и НАТО; г) отказ от Соглашения о создании Содружества Независимых Государств; д) изменение ст. 13 Конституции РМ об изменении названия государственного языка на «румынский».

На вопрос журналистов о поддержке им самим этих условий, лидер АНМ заявил, что это вовсе не условия, а всего лишь вопросы, адресованные главе государства. Несколькими днями позже в интервью приднестровскому агентству «Ольвия-пресс» Урекян заявил уже, что: «Нам приписали, что мы якобы выдвинули каких-то 22 условия Воронину, среди которых — разрыв мирного соглашения 92-го с Приднестровьем и прочая чушь. Мы никогда не выдвигали ничего подобного». Впоследствии, лидер АНМ опять вернулся к «22 условиям», заметив, что они были распространены пресс-центром АНМ без его ведома.

История «22 условий» только подтверждает неспособность воспользоваться предоставленными возможностями. Если бы лидер АНМ сделал очень простую вещь, пригласив кандидатов на пост президента РМ и других лидеров парламентских фракций на публичные дебаты на общественный телеканал Молдова 1, он, с моральной точки зрения, мог бы стать абсолютным победителем: а) Президент Воронин не смог бы избежать участия в данных дебатах, в противном случае АНМ был бы вправе заявить, что не может принимать участие в голосовании за Президента, который уходит от политического диалога перед лицом избирателей; б) у АНМ был уникальный шанс напомнить Президенту Воронину, что в кампании по выборам Парламента он высокомерно отказался от публичных дебатов; в) в рамках дебатов о президентской предвыборной программе Владимира Воронина можно было, совершенно оправданно, втиснуть те самые «22 условий-вопросов»; г) организация дебатов была бы самым прямым доказательством «свободы прессы».

Так как этого не было сделано, лидер АНМ произвел впечатление политика пожелавшего всего лишь поставить в неловкое положение Президента Воронина, заранее зная, что он откажется от пресловутых «22 условий». Естественно, это не оправдывает бойкотирование выборов. Отсюда и обструкционистский характер действия.

В целом, поведение Серафима Урекяна было достаточно предсказуемо. Еще перед созданием БДМ, в начале 2004 года, он опубликовал в газете «Молдавские ведомости» (№613) статью, озаглавленную «У Молдовы обязательно должна быть мечта». Впоследствии мечта должна быть трансформирована во «всеобщую национальную идею» с названием «Европейский проект». Урекян риторически спрашивал: «неужели власти не понимают, что дружба с Россией не соответствует политической или экономической конъюнктуре, а является историческим выбором Молдовы?». По его словам, стратегические цели «альфа и омега нашего движения вперед — европейская интеграция, присоединение РМ к ЕС». Для реализации «мечты Молдовы» власти должны избежать колебания между Западом и Востоком, заняв «среднюю позицию» хороших отношений, как с Западом, так и с Востоком. Правильная оценка преимуществ географического положения страны позволит РМ стать «Швейцарией на Балканах». «Золотая середина» в концепции Урекяна означает «органичную интеграцию РМ в свободное экономическое пространство Европы и Юго-востока», а также в «единое экономическое пространство СНГ», состоящего из России, Украины, Казахстана и Белоруссии.

Так, конфликт между «стратегической целью» и «историческим выбором», усиленный личным конфликтом между мэром Урекяном и Президентом Ворониным, привели к расколу БДМ сразу после выборов, породив при этом «конструктивную» и «обструкционистскую» оппозицию. Ставка в противостоянии двух оппозиции значительна, а главным действующим лицом будет выступать Президент Воронин. Если данные им обещания будут сдержаны, победителем выйдет «конструктивная оппозиция», которая получит сильные аргументы для «снятия с политической дистанции» «обструкционистской» АНМ и ассимиляцию его достаточно внушительного электората, который составляет примерно 20% активных избирателей РМ. И, наоборот, если Президент Воронин не сдержит обещания, тогда, скорее всего, часть «конструктивной оппозиции» превратится в банальную «коллаборационистскую оппозицию», а остальная часть — безмолвная, униженная и посрамленная — вернется в лагерь «обструкционистской оппозиции», которая уже будет казаться «подлинной», со всеми вытекающими последствиями.

Шансы демократизации Республики Молдова Украинский план