Alegerile parlamentare din 2019 în Republica Moldova - alegeri.md
 МониторингПолитикаКомментарии

Саммит СНГ в Казани

|версия для печати||
Игорь Боцан / 30 августа 2005
ADEPT logo

Очередная попытка сохранения СНГ?

Уже стало традицией, что любой саммит СНГ сопровождается прогнозами и комментариями, посвященным либо необходимости констатации его смерти, либо необходимостью возрождения этой региональной структуры. Последний саммит, который прошел в Казани 26 августа 2005 года, не стал исключением в этом смысле. Как обычно, наблюдатели-пессимисты утверждают, что «пациент СНГ» скорее мертв, чем жив, в то время как оптимисты полагают, что ситуация как раз прямо противоположная. Компромисс между пессимистами и оптимистами сводится к тому, что СНГ находится в коме. Поэтому постоянно появляются разнообразные инициативы по возрождению СНГ, или попытками разно уровневой интеграции между государствами СНГ — Союз Россия-Беларусь (СРБ), Евроазиатский Союз (ЕАС), Единое Экономическое Пространство (ЕЭП). Однако даже эти структуры кажутся достаточно эфемерными, вопреки тому, что обладают достаточным потенциалом.

Ситуация объясняется тем, что с самого начала СНГ не располагал четкой концепцией развития. В настоящее время, главной заслугой СНГ признается то, что оно способствовало «цивилизованному разводу» бывших советских республик, это констатация Президента России Владимир Путин. Изначально, было не совсем так, всему причина — слабое проявление потенциала экономической интеграции СНГ, несмотря на десятки саммитов и сотни принятых документов. Такого положения дел связанно с отношением властей России к СНГ. Так, сразу же после создания СНГ, самый либеральный министр иностранных дел России, Андрей Козырев, объяснял достаточно четко роль созданной организации. Он утверждал, что пространство СНГ является зоной основных интересов России, а советник Президента России Бориса Ельцина, Андраник Мигранян, комментируя подобные заявления, добавлял, что Россия по отношению к СНГ должна вести политику подобную доктрине Монро. Впоследствии, высшие чины и российские эксперты делали ряд деклараций о роли СНГ в сохранении влияния России на его пространстве, в том числе и проведением политики либерального империализма. Особая роль в данном случае, принадлежит и «поясов безопасности», сформированным из сепаратистских анклавов, призванных не допустить выхода государств из состава СНГ, т.е. потерю влияния России. Очевидно, в противовес, остальные государства СНГ поставили основной акцент на «консолидацию собственного суверенитета», таким образом, избегая создания каких-либо наднациональных структур в рамках СНГ и принимая лишь координационные образования в различных областях кооперации.

Решающим моментом в судьбе СНГ стал Ялтинский саммит 2003 года, когда было объявлено создание ЕЭП между Россией, Украиной, Белоруссией и Казахстаном. После этого саммита стала достаточно ясна стратегия России в СНГ лежащая в трех сферах интересов на соответствующем пространстве: а) экономическая и торговая; б) военная и безопасности; в) гуманитарная и информационная. Их дифференциация является достаточно релевантной. Несмотря на то, что практически все государства СНГ стремятся к тесному экономическому сотрудничеству, после ялтинского саммита стало понятно, что далеко не все страны допускаются к подобной кооперации. Например, первые серьезные сигналы охлаждения отношений между властями РМ и Россией проявились сразу же после саммита в Ялте, где Молдова не была приглашена в ЕЭП. Для участия в ЕЭП были приглашены только государства с самым внушительным экономическим потенциалом, ВВП которых составляет 90% от ВВП всего СНГ. В этом квартете Россия и Казахстан относительно самодостаточны с экономической точки зрения благодаря богатым натуральным запасам и экспорту углеводородов. Беларусь и Украина, несмотря на то, что являются большими импортерами углеводородов, относительно развиты с экономической точки зрения, и таким образом, достаточно привлекательны для России. Так, режим Лукашенко опирается в основном на энергетическую поддержку России, взамен — бесконечная риторика о построении общего государства — СРБ. Украина, в любом случае, чрезвычайно привлекательна для России, благодаря ее экономическому, геостратегическому и историческому факторам.

Экономическая интеграция и кооперация без военного фактора кажется России рискованной для консолидации влияния на пространстве СНГ. Поэтому экономический интерес зависит от принадлежности стран СНГ к Договору о Коллективной Безопасности (ДОКБ). До некоторой степени, это логично. Например, расширение ЕС на бывшие коммунистические страны Восточной Европы следует за их вхождения в НАТО. Из государств СНГ, приглашенных в ЕЭП, только Украина не входит в ДОКБ, тем не менее, исключительная важность Украины для России делает ее приемлемой для вхождения в ЕЭП.

Остальные государства СНГ с более слабым экономическим развитием, которые «отстаивают собственный суверенитет», избегая подключения к ДОКБ, не могут надеяться на приглашение в ЕЭП. Для них последним аргументом сохранения их в составе СНГ является сепаратистский «пояс безопасности» (Приднестровье, Абхазия и Южная Осетия, Нагорный Карабах). Таким образом, группа государств — Армения, Азербайджан, Грузия и Молдова не могут ни полноценно пользоваться экономическими преимуществами СНГ, ни покинуть данную структуру без осложнений. Единственное, что некоторые из них могут сделать, в зависимости от интересов, это вступление в более эфемерные структуры, чем СНГ, к примеру, такие как ГУАМ.

Ярким подтверждением новой стратегии России по отношению к СНГ является выступление накануне саммита в Казани председателя комитета Совета Федерации по международным делам Михаила Маргелова — «Изменение внешней политики России, придание ей особого прагматизма, началось уже пять лет назад», т.е. сразу после прихода к власти Президента Владимира Путина. Повестка дня саммита в Казани, игнорирование предложений Украины и т.д., только подтвердили прагматизм России. Так, экономические проблемы обсуждались на встрече четырех президентов ЕЭП. Проблемы военного сотрудничества представляли интерес для государств-сторон ДОКБ, а «потребительская корзина» для всех как обычно включает проблемы, связанные с праздниками, памятными датами и проблемами общего характера, представляющих интерес для России: Соглашение о гуманитарном сотрудничестве на пространстве СНГ; подготовка к празднованию 60-летия создания ООН; обращение к мировому сообществу в связи в 20-летием трагедии в Чернобыле; борьба с терроризмом, экстремизмом, трафиком и нелегальной миграцией.

Большинство наблюдателей и аналитиков негативно оценили для судьбы СНГ результаты саммита в Казани, хотя бы из-за того, что вопрос празднования 20-летия чернобыльской трагедии была принят единогласно, а Туркменистан первым из стран СНГ заявил о готовности выйти из состава СНГ, и остаться лишь в качестве ассоциированного члена этой структуры. Однако не стоит преувеличивать значение этих событий. Например, Украина не ратифицировала присоединение к СНГ и также считает себя ассоциированным членом. Более того, Президенты Украины и Грузии, главные революционеры СНГ, нашли несколько хвалебных слов о работе саммита.

Для того чтобы рассеять мнения о явной стагнации СНГ, Россия предложила «реформирование и повышение эффективности в деятельности органов руководства» путем создания «совета старейшин», сформированного из лиц, известных и авторитетных в различных областях. Несомненно, данное предложение только подтверждает, что, по крайней мере, пока, СНГ является всего лишь клубом дискуссий для высших официальных лиц стран СНГ. Однако это указывает скорее на переходный характер саммита в Казани, после которого, возможно, последуют действительно важные события в судьбе СНГ, связанные в первую очередь с новым международным и внутренним политическим контекстом стран-членов данной структуры.

Политический контекст, в котором состоялся саммит СНГ

Саммит в Казани проходил при особенном политическом контексте, который предрекает, прежде всего, усиление влияния России на пространстве СНГ:

  1. проблемы, с которыми сталкивается ЕС после расширения в 2004 году, делают еще более туманными перспективы европейской интеграции стран СНГ, которые объявили своей стратегической целью интеграцию в ЕС — страны-члены ГУАМ. Украинский премьер, Юлия Тимошенко, недавно заявила, что сейчас несвоевременно стучаться в двери ЕС в то время, когда он сталкивается с определенными проблемами. Более того, киевская администрация была вынуждена опровергнуть заявления министра экономики Сергея Терехина о скором выходе Украины из состава ЕЭП. Напротив, Киев настаивает на создании зоны свободной торговли в ЕЭП, очевидно без создания наднациональных структур, что противоречит желанию России и Казахстана создать общее таможенное тарифное пространство;

  2. попытки избежания возможных «цветных революций» значительно влияют на лидеров государств СНГ с авторитарными режимами, и заставляют сближаться с Россией, в том числе и с точки зрения военного фактора. Несмотря на определенные напряжения между Россией и Казахстаном, связанных с решением последнего два года назад оснастить военные аэропорты американской радарной системой и о намерении распустить Штаб по координации военного сотрудничества (ШКВС) государств — участников СНГ, военно-политическая интеграция в Средней Азии достигается и через Шанхайскую Организацию Сотрудничества (ШОС). Факт, что российские власти дали зеленый свет в поддержке переизбрания казахского лидера Нурсултана Назарбаева в декабре нынешнего года, является доказательством того, что разногласия уступают желанию не допустить «цветную революцию» в этой стране. Последние события в Узбекистане и российская реакция на них являются чрезвычайно показательными в этом смысле.

  3. вследствие большого количества проблем, роль России, как стратегического партнера ЕС и США постепенно возрастает благодаря огромным энергетическим ресурсам, которыми она располагает. Фактор, который становится практически определяющим на фоне возрастания нестабильности в регионах-экспортерах нефти. Доказательство тому, что энергетический фактор стал определяющим не только в отношениях со странами СНГ, но и в отношениях со странами ЕС — намеченное на 8 сентября с.г. (за 10 дней до всеобщих выборов в Германии) президентами Путиным и Шредером подписание соглашения о проведении газопровода через Балтийское море. Это может как-то повлиять на исход выборов в Германии. Вдобавок, осуществление этого проекта порождает большие проблемы с точки зрения энергетической безопасности Украины и Польши, старающиеся парировать это решение продвижением трубопровода Одесса-Броды для транспортировки нефти из прикаспийского региона в Польшу и далее. Реакцией на немецко-русский проект стало намерение украинских властей разработать энергетические проекты, основанные на угле и уране. В этом решении просматривается элемент шантажа (в контексте трагедии в Чернобыле), особенно, после того как Россия объявила о поднятии в 2–3 раза цен на газ, а США выразили недовольство намерением Украины вести переговоры с Ираном о строительстве газопровода через Черное Море в Украину и далее в Европу;

  4. неожиданные сверхдоходы России вследствие постоянного роста цен на углеводороды дают ей возможность для восстановления военной мощи и развития так называемых «гуманитарных программ» в общем информационном пространстве СНГ. Интересно, как проявляется конъюнктурный «прагматизм» России, отдавая предпочтение то гуманитарной, то экономической составляющей взаимодействия в СНГ. Назревавший конфликт между Россией и Туркменистаном из-за решения последнего аннулировать двойное гражданство и поставив этнических русских в сложнейшее положение, было решено свести на нет после подписания соглашения между двумя государствами об экспорте туркменского газа через российские газопроводы. Так, просто, интересы российских граждан в Туркменистане были преданы забвению. Поэтому, пока экспорт газа из Туркменистана будет производиться через российский газопровод, отказ Туркменистана от участия в качестве члена в СНГ не противоречит интересам России. Государства же СНГ, импортеры энергетических ресурсов, будут терпеть последствия «гуманитарных программ» и создания общего информационного пространства, включительно путем вмешательства в выборы, как это было в случаях с Украиной, РМ и т.д.;

  5. «монетизация» отношений в рамках СНГ в зависимости от лояльности государств-членов по отношению к России может стать самым сильным рычагом влияния на политические элиты данных государств. Российские правители утверждают, что «монетизация отношений в рамках СНГ является доказательством отказа России от империалистических амбиций». Интересный аргумент. Отказ России от «субсидирования низкими ценами на газ экономик стран СНГ проводящими недружественную политику по отношению к России» и требования, чтобы эти государства платили за поставляемый газ по мировым ценам, не принимаются во внимание, несопоставимый ущерб нанесенный им сепаратизмом, который поддерживается Россией, а также и от нахождения российских войск на территории данных государств. Отказ от империалистических амбиций означал бы комбинирование мировых цен на газ с выводом войск из стран СНГ и отказом от поддержки сепаратизма. Без этого получается усиление империализма, раз он признается российскими властями. В любом случае, экономическая и военная силы остаются определяющими в подобных диспутах.

Возможные последствия для Молдовы

Участие Президента Владимира Воронина в саммите СНГ в Казани подтверждает его заявления о том, что «Молдова не станет могильщиком СНГ», т.е. Молдова не станет делать декларации о выходе из состава данной структуры. Отношение к обсуждаемым документам свелось к формуле: «Молдова подписывает лишь документы, которые не противоречат положениям Плана Действий РМ-ЕС». Позиция, заслуживающая уважения, однако в ситуации, когда Украина начала колебаться в вопросах, касающихся интеграции в структуры СНГ, а особенно в вопросах, касающихся безопасности и контроля границ приднестровского сегмента, РМ в любом случае остается ущемленной. К тому же, РМ переживает значительные потери из-за препятствий для своей сельскохозяйственной продукции на российском рынке. Несомненно, возможное повышение цен на газ станет очень тяжелым ударом для РМ. В более отдаленной перспективе эти события могут стать определяющими для внутренней политической жизни Молдовы, а особенно для усиления про-СНГовской оппозиции.

«Национальный консенсус» спасен? Новые муниципальные выборы