Alegerile parlamentare din 2019 în Republica Moldova - alegeri.md
 МониторингПолитикаКомментарии

Новые концепции внешней политики и национальной безопасности

|версия для печати||
Игорь Боцан / 14 февраля 2006
ADEPT logo

Разработка новых концепций внешней политики и национальной безопасности

В соответствии с президентскими указами №374-IV от 22.12.2005 и №414-IV от 16.01.2006, до марта 2006 года двум национальным комиссиям в составе высокопоставленных лиц надлежит разработать Концепцию национальной безопасности и Концепцию внешней политики Республики Молдова. Эти документы должны прийти на смену тех, что приняты 11 лет назад постановлениями Парламента №445-XIII от 5.05.1995 и №368-XIII 8.02.1995.

Десять с лишним лет спустя можно констатировать, что эти концепции неверно оценили или вообще проигнорировали подлинные угрозы в адрес Республики Молдова, не менее ошибочно установив и приоритеты. События последних лет, а особенно прошлого года, настоятельно указывают на необходимость пересмотреть угрозы, которые могут подорвать безопасность Республики Молдова, и установить новые приоритеты внутренней и внешней политики.

И через одиннадцать лет среди приоритетов Республики Молдова числятся обеспечение территориальной целостности; осуществление социально-экономических реформ; повышение уровня жизни народа; создание правового государства, в котором права человека будут гарантированы и доведены до уровня международных стандартов и т.д. и т.п. Разница в том, что тогда эти задачи внутреннего характера надлежало решить в том числе продвижением внешней политики, ориентированной на интеграцию в СНГ, тогда как сегодня их заявленные цели необходимо достичь в рамках политики соседства Европейского союза, при этом, не зная точно перспектив Республики Молдова на интеграцию в ЕС.

Новые концепции, несомненно, будут изложены на соответствующем юридическом и дипломатическом языке, но, тем не менее, они должны максимально исчерпывающе и аргументировано отражать первостепенные задачи, а также угрозы, которые могут поставить под вопросом их достижение. Можно предположить, что новые задачи внешней политики и безопасности Республики Молдова находят отражение в стратегиях, концепциях и планах, принятых государственными учреждениями за последние 2–3 года и в некоторой степени обобщенных в выступлении главы государства 27 января 2006 года перед дипломатическим корпусом, аккредитованным в Республике Молдова.

В любом случае, достижение первостепенных задач внутри- и внешнеполитического курса страны зависит от качества отношений с ближними соседями — Румынией и Украиной, и особенно с Российской Федерацией.

Отношения с Российской Федерацией

Очевидно, что единственный ресурс молдавской внешней политики в отношениях Республики Молдова с Российской Федерацией связан с силой убеждения, способностью аргументировать собственные интересы и находить влиятельных друзей и сторонников. В настоящий момент можно назвать три проблемы с определяющим воздействием на двусторонние отношения: а) приднестровская проблема; б) «монетизация» отношений в рамках СНГ и доступ на российский рынок; в) инициатива российского президента Владимира Путина по разработке государственной программы, стимулирующей переселение в Россию соотечественников, проживающих за рубежом (согласно российскому законодательству, соотечественниками являются граждане, родившиеся на территории Русской империи, СССР и Российской Федерации, а также их потомки.

Эти проблемы, на первый взгляд очень разные, в действительности взаимозависимы и высвечивают ряд важнейших моментов: а) СНГ не является более приоритетом для России; б) «человеческой фактор» политики на экс-советском пространстве претерпевает серьезные переоценки во взаимоотношениях с Россией. Именно в этом находит новое выражение прагматизм Президента Владимира Путина, который, по всем признакам, сводится к приоритетному развитию отношений в Едином экономическом пространстве и Евразийском экономическом союзе — то есть там, где существует сравнительно развитой энергетический и экономический потенциал.

Нет никакого сомнения в том, что и сепаратистские анклавы в Молдове, Грузии и Азербайджане будут всеми способами сохранены в сфере притяжения России. В этом вопросе не может быть двоякого толкования, есть окончательное постановление Европейского суда по правам человека в «деле Илашку», где отражена роль России в этом конфликте, есть также постановления Государственной Думы 1995, 1996, 1999 и 2005 годов, которые неоспоримо доказывают эту роль. Стратегия на возвращение соотечественников в Россию направлена, по большому счету, на приостановление демографического кризиса в России, но непосредственно затрагивает и государства, которые подвергают критике политику Москвы в сепаратистских регионах, а также те страны, с которыми у России плохие отношения. Чтобы не быть голословным достаточно вспомнить, что в 2005 году эта политика была протестирована на Странах Балтии, где предполагалось, что около 70 тыс. граждан, подпадающих под категорию «соотечественников», добровольно переселятся в Калининградскую область. Несмотря на то, что на этот проект было выделено 200 млн. долларов, он провалился. Причина в том, что уровень жизни и индивидуальные свободы в Странах Балтии, которые являются членами Евросоюза, несравненно выше, а проблема обеспечения прав русского меньшинства была сильно раздута.

В бедных странах, таких, как Республика Молдова, эта стратегия может возыметь неожиданное последствие. Во-первых, согласно официальной статистике, более половины из тех около 400 тысяч молдавских граждан, работающих за рубежом, находятся в России. Во-вторых, российские эксперты утверждают, что «политика перемещения» и предоставление российского гражданства по упрощенной схеме будут применяться на основании определенных критериев, главные из которых касаются профессиональной квалификации и состояния здоровья. В-третьих, возможное «перемещение» наиболее квалифицированной рабочей силы будет осуществлена, по сути, за счет соответствующих государств, которые, вынужденные платить двукратно, троекратно и т.д. за природный газ, в действительности будут финансировать этот проект, становясь все более бедными, и этот факт обернется серьезной мотивацией для российских граждан и побудит их принять предложение России.

Можно допустить, что эти оценки немного преувеличены, но все эти моменты следует иметь в виду для того, чтобы не лишиться наиболее квалифицированных граждан, независимо от их национальной принадлежности. Опасения не кажутся преувеличенными, если иметь в виду, что, с одной стороны, Евросоюз вынуждает Румынию ввести визовый режим, с другой же — Россия будет проводить упрощенную политику предоставления гражданства и, скорее всего, выделит огромные средства для осуществления переселения.

Очевидно, что Республика Молдова не сможет в одиночку выстоять перед новыми вызовами. Более того: Молдове следует принять в расчет политики России, которые на первый взгляд не затрагивают ее прямо, но которые непосредственно ведут к поляризации международных отношений. Иными словами, Молдове надо определить свой полюс притяжения. Такой подход не представляется гиперболическим, если иметь в виду, что Россия вводит в действие все новые и новые стратегии, прибегая к своей излюбленной тактике «застать врасплох». Другое дело, насколько Россия рассчитала свои силы, когда решила развернуть наступление по всему «фронту» интересов для нее:

  1. своей энергетической политикой Россия, по сути, доказала, что сам Евросоюз стал для нее зоной стратегического влияния;
  2. Россия установила особые отношения с Ираном в более чем спорном вопросе о развитии ядерной энергетики этой страны;
  3. недавно озвученная позиция Президента Путина по «косовскому вопросу», которая сводится к «универсальному применению» принципов решения схожих, на первый взгляд, проблем, содержит в себе явную угрозу того, что Россия признает сепаратистские регионы Приднестровье, Абхазия, Южная Осетия и Нагорный Карабах;
  4. Президент Путин пригласил лидеров ХАМАСа в Москву, заявив, что не считает ХАМАС террористическим движением.

Лишь две из этих проблем непосредственно касаются Республики Молдова, но, рассмотренные в совокупности, они не оставляют сомнений в том, что ярко выраженная поляризация международных политик, практически, неминуема:

  1. Евросоюз осознал необходимость новой стратегии энергетической безопасности и пытается решить эту проблему;
  2. ЕС и США оказались в ситуации, когда им приходится преодолеть внутренние разногласия для того, чтобы совместными усилиями противостоять энергетическим вызовам, возможной ядерной угрозе со стороны Ирана и новым эволюциям на Среднем Востоке;
  3. Президент Путин умышленно игнорирует тот факт, что «универсальный характер» решений по Косово и их механический перенос на все замороженные конфликты практически невозможны. Россия прекрасно понимаем, что этот «универсальный принцип» неприменим к Тайваню. Однако Россия может ограничить «универсальный характер» косовского варианта его применением лишь в отношении Молдовы и Грузии. Действительно, маловероятно, что Пекину понравятся такие «всеобщие принципы», особенно если иметь в виду, что в прошлом году Китай утвердил документ, который допускает применение военной силы для защиты своих интересов. Именно поэтому Запад настаивает на частном характере «косовского варианта»;
  4. Победа ХАМАС на выборах в Палестине ввергла в шок Запад и дала России возможность утвердиться как крайне влиятельный международный субъект. Запад не может себе позволить оказать финансовую поддержку, как это делал прежде, правлению, которое перешло в руки террористического, по его мнению, движения, поэтому, скорее всего, он пересмотрит свою стратегию в регионе. Логически, Запад может предложить России, которая не считает ХАМАС террористическим движением (несмотря на то, что ХАМАС не отказался от идеи уничтожить Израиль) взять на себя финансирование бюджета Палестины. Наверное, стремясь восстановить свою зону влияния, России придется сотрудничать с Ираном. Таким образом, Россия могла бы поддержать финансово гражданскую часть палестинского бюджета, Иран — военную. Россия располагает финансовыми средствами, особенно если учесть, что она сократила размер отчислений в ОБСЕ и грозит поступить аналогичным образом по отношению к Совету Европы. Вместе с тем, Президенту Путину постоянно придется объяснять международной общественности — разумеется, с позиций применения «универсальных принципов» — почему ХАМАС не следует причислять к террористическим движениям, а чеченские боевики являются террористами.

Таким образом, растущая роль России, в противовес Западу, основанная на «универсальных принципах», примененных выборочно в зависимости от собственных интересов, заставит Молдову выбрать другой полюс притяжения. Кроме того, определяясь с этим выбором, Республике Молдова придется принять в расчет и внутренние процессы в Российской Федерации, которые неминуемо затронут и ее спутников (пример тому — Беларусь, Узбекистан и др.). С одной стороны, Россия достигает впечатляющего экономического роста, с другой же — строит корпоративное государство, возглавляемое олигархической элитой; не в состоянии остановить растущее влияние ксенофобских движений (за последние два года около 8-ми человек убито по этническим и расовым мотивам); предоставляет убежище или поддерживает целую когорту подозрительных фигур (Муталибов, Акаев, Абашидзе, Георгадзе, Боделян и пр.); игнорирует нормы внутренней демократии, но афиширует намерения провести демократизацию на пространстве СНГ (один только пример: в декабре 2003 года бывший вице-президент СССР (!) Александр Руцкой был исключен из кампании по выборам депутатов в Государственную Думу по Курскому избирательному округу только лишь потому, что он забыл указать в своей биографии тот факт, что является не только проректором Московской академии, но обладает и профессорским званием (!), а в то же время вагоны непрошеных наблюдателей на выборах типа CIS-EMO, которые почему-то обошли своим вниманием инцидент с Руцким, рьяно заботятся о качестве избирательного процесса в Молдове) и т.д.

Эти примеры, основанные на более чем конкретных фактах, не следует сбрасывать со счетов, как надо принять во внимании и тот факт, что новая внутренняя и внешняя политика России разработана «с дальним прицелом» и обладает огромной инерционной силой. Тем не менее, усилия по установлению хороших отношений с Россией, основанных на взаимности, должны оставаться и впредь актуальными.

Отношения с Украиной

Вопросы, связанные с признанием собственности Республики Молдова на территории Украины, делимитацией границ, Джурджулештским терминалом, участком в районе села Паланка, и особенно те, что касаются ограничений на транзит молдавских грузов через территорию Украины на СНГ, показали, что Украина — партнер ненадежный.

Более того, поддержка, оказываемая тираспольскому сепаратистскому режиму, благодаря которой этот регион и существует, по сути; неоднократное (троекратное!) игнорирование обязательств, взятых на себя в рамках отношений с Республикой Молдова и Евросоюзом по упорядочению пропуска и транзита приднестровских грузов по украинской территории; игнорирование Президентом Ющенко Закона Республики Молдова об основных положениях особого правового статуса Приднестровского региона, принятого на основании «украинского плана» от 16 мая 2005 года, и принятие совместно с российским Президентом Владимиром Путиным нового плана урегулирования, основанного на принципах «Меморандума Козака» — все это сводят на нет притязания Украины на лидерство в ГУАМе и Сообществе демократического выбора.

Республика Молдова должна извлечь уроки из опыта, приобретенного за годы своей независимости, а именно: представители украинских политических элит доказали, что не могут быть надежными партнерами. Поэтому следует отказаться от идеи, озвученной по различным поводам главой государства Владимиром Воронины, о необходимости согласовать с Украиной усилия по европейской интеграции. Но в любом случае, хорошие отношения с Украиной имеют большое значение для Республики Молдова, особенно с точки зрения энергетической безопасности, и по возможности, с учетом прошлого опыта, их следует развивать в дальнейшем.

Отношения с Румынией

За последний год отношения между Республикой Молдова и Румынией значительно улучшились. Факторы этого улучшения связаны с перемещением акцента на фактические политико-юридические реалии и отказом от разбирательств этнолингвистического, языкового и другого порядка. Тот факт, что Румыния может помочь Республике Молдова освоить «aquis communitaire» (правовые критерии европейского сообщества) и стать ее адвокатом в процессе европейской интеграции — слишком весомые козыри для того, чтобы их недооценить.

Но не следует питать иллюзий и особо радоваться насчет того, что новые отношения перестали определяться противопоставлением «молдовенизм-румынизм». Инерция этого противопоставления очень сильна, и, несомненно, будет проявляться и впредь, рецидивируя нередко в результате умышленных провокаций. В этих обстоятельствах хорошие отношения будут зависеть от способности элит Бухареста и Кишинева взаимодействовать в пределах прагматизма, продиктованного процессом европейской интеграции, оставляя деликатные вопросы на более благоприятное время.

Заключения

  1. Положения концепций внешней политики и безопасности Республики Молдова должны быть максимально ясными, основанными на искренних устремлениях, реальных и обоснованных оценках угроз, с которыми сталкивается Республика Молдова. Следует избегать любых намеков на намерение «играть на разногласиях» между великими державами или между соседями, как предлагали разработчики одного из проектов концепции внешней политики, представленного в октябре 2002 года. Заведомая игра на разногласиях — удел субъектов, довольно важных для тех, на разногласиях которых хотят сыграть. Например, Украины. Если же Республика Молдова попытается играть на разногласиях между великими державами или между соседями, ею просто проигнорируют и оставят в «буферной зоне» со всем грузом нерешенных проблем.

  2. Приоритетным для Республики Молдова должно стать соответствие своих внутренних процессов политическим критериям европейской интеграции. Соответствие экономическим критериям ни в коем случае не следует недооценить, но тот факт, что население Республики Молдова составляет менее 1% населения ЕС, а экономика, которую следует реформировать, составляет ~0,03% от экономики Евросоюза, может дать Республике Молдова шанс на экономическую поддержку в случае соответствия политических критериев.

  3. Необходимо со всей серьезностью рассмотреть вопрос об отказе Республики Молдова от статуса нейтралитета. Если Республика Молдова хочет сохранить свой нейтралитет в поляризующемся, образно говоря, мире, ей придется взять на себя огромный риск существования на островке, расположенном между двумя колеблющимися тектоническими пластами, иными словами — риск буферной зоны.
Quo vadis?.. Совершенствование избирательного законодательства