Alegerile parlamentare din 2019 în Republica Moldova - alegeri.md
 МониторингПолитикаКомментарии

Quo vadis?..

|версия для печати||
Игорь Боцан / 15 января 2006
ADEPT logo

Выборы в Приднестровье и условия, в которых они прошли

Хотя прошло больше месяца с момента проведения законодательных выборов в Приднестровье, их возможное влияние на процесс урегулирования сепаратистского конфликта остается неясным. Во-первых, даже некоторые из «отцов-основателей» сепаратистского режима признают, что в регионе не существует настоящих политических партий, а есть лишь заинтересованные группировки, действующие так, как того просит конъюнктура. Во-вторых, благоприятная или неблагоприятная конъюнктура урегулирования приднестровского конфликта была и остается в большой степени зависимой от поведения властей России и Украины. Несомненно, что все заинтересованные группы, входящие в новый состав тираспольского «верховного совета», являются пророссийскими, что абсолютно естественно, учитывая тот факт, что сам сепаратистский режим появился и утвердился как «осажденная крепость» при прямой военной, политической, дипломатической и финансово-экономической поддержке России. Помимо этого, и за счет «благосклонности» Украины, которая дала разрешение на приднестровский торговый и другого рода транзит через свою территорию.

По итогам выборов, в верховном совете самопровозглашенной приднестровской республики представлены три более или менее консолидированные группы. Речь идет о: 1) движении «Обновление», представляющем интересы крупного приднестровского бизнеса. Официальный лидер движения Михаил Бурла утверждает, что группе принадлежат 23 из 43 мест в законодательном органе, то есть абсолютное большинство; 2) движение «Республика», вдохновляемое сепаратистским лидером Игорем Смирновым, которое представляет интересы «старой гвардии» и «отцов-основателей» сепаратистского режима; 3) неофициальная группировка местных органов безопасности, поддерживаемая аналогичными кругами России, которые стремятся занять собственную нишу в местном бизнесе, связанная с шовинистическими и реваншистскими кругами Российской Федерации, такими как «Воля народа», возглавляемая вице-председателем Государственной думы Сергеем Бабуриным.

Победа прагматичных представителей приднестровского бизнеса и тот факт, что население региона выступила за «перемены», не означает, что новая тенденция благоприятна для реинтеграции Республики Молдова. Уже утвердилось квази-единодушное мнение, что расхождения между тремя группировками, представленными в новом верховном совете, касаются лишь некоторых аспектов внутренней политики, связанной с экономическими интересами региона, в то время как векторы внешней направленности трех этих группировок совпадают. Доказательством тому является тот факт, что интересы «клана Смирнова» представлены во всех трех движениях, в том числе в победившей на выборах группе «Обновление». За спиной последней стоит небезызвестная фирма «Шериф», у руля которой находится один из сыновей Смирнова, недавно ставший депутатом. Естественно, ни один серьезный клан «не держит яиц в одной корзине», это определяет и приднестровский плюрализм, на котором основывались так называемые демократические выборы в регионе.

Выбор одного из лидеров «Обновления» Евгения Шевчука на должность председателя верховного совета подтверждает только то, что у этого движения абсолютное большинство в законодательном органе. То, что ранее Шевчук занимал должности в структурах «Шерифа» и в коммерческом банке Агропромбанк, который также принадлежит «Шерифу», подтверждает тот факт, что соответствующая структура имеет амбиции контролировать не только часть экономической, но и политической жизни региона, естественно, с целью еще большего расширения своего экономического доминирования. Демонстрация силы и пропагандистской эффективности команды «Шериф» была впечатляющей. Свою серьезность они продемонстрировали минувшим летом, когда выступили с так называемой инициативой о внесении изменений в приднестровскую конституцию. Именно Евгений Шевчук, занимавший пост вице-председателя верховного совета, был лидером группы приднестровских депутатов, добившейся принятия в первом чтении дополнений в конституцию Приднестровья, предусматривающих переход от президентской к президентско-парламентской форме правления, при которой у верховного совета имелись бы рычаги контроля на исполнительный орган. Попытка завершилась принятием Смирновым отставки министра юстиции Виктора Балала, в результате чего удалось добиться моратория на внесение изменений в конституцию.

Начало избирательной кампании по выборам в верховный совет, благодаря местной, а также украинской и российской прессе, пролило свет на подоплеку инициативы по «изменению конституции». Так, выяснилось, что бывший министр юстиции Приднестровья Виктор Балала входит в группу депутатов Государственной думы России — Сергея Бабурина и Виктора Алксниса. После отставки Балала стал советником российского депутата Бабурина, а до отставки он обслуживал экономические интересы «русских патриотов», работа которых основывалась на «защите прав соотечественников, проживающих на пространстве СНГ». Именно Балала был посредником в темной сделке по приватизации по более высокой, чем реальная, цене Кучурганской электроцентрали. В результате этой сделки «защитники интересов российских соотечественников» остались с многомиллионой прибылью. Как нетрудно предположить, и гражданам Приднестровья, и связанному с «Шерифом» серьезному бизнесу не подошла бы деятельность провозглашенных защитников интересов депутатов Бабурина и Алксниса, которые в разгар «конституционного кризиса» в Приднестровье посетили регион, чтобы защитить оспоренные интересы. Неудача этой попытки заставила их забить тревогу, представив выводы российской Государственной думе.

Соответствующие выводы сводятся к тому, что группа «Шериф» и ее представители во главе с вице-председателем верховного совета Евгением Шевчуком, будучи под влиянием украинских кругов, ставят под угрозу «судьбу и государственность Приднестровья». Претензии депутатов Бабурина и Алксниса можно понять. Они рассчитывают на чувства благодарности со стороны приднестровцев, а также на «надлежащую» оплату предпринятых ими усилий. Действительно, почему администрация президента Путина может позволить себе «монетизировать» отношения на пространстве СНГ через фирмы-посредники поставок газа, а они не могут «монетизировать» обложение того же пространства СНГ? Именно они, Бабурин и Алкснис, поддержали создание сепаратистского режима; убедили Антюфеева, ставшего впоследствии главой службы безопасности региона, прибыть в Приднестровье после того, как он был объявлен во всеобщий розыск в связи с преступлениями, совершенными в Латвии; сформировали основную группировку по лоббированию приднестровских вопросов в Государственной думе; убедили Думу принять в феврале 2005 года три (!) резолюции российского правительства о наложении экономических санкций на Республику Молдова, касающихся запрета на ввоз на российский рынок растительной, животноводческой и винодельческой продукции, повышения цен на природный газ, поставляемый Молдове. И им удалось. Затребованные Бабуриным и Алкснисом санкции были в разной степени наложены властями Российской Федерации на Республику Молдова в течение 2005 года.

Чтобы успокоить настроения, связанные с «изменением конституции» Приднестровья, в соответствующий период в сепаратистский регион был направлен советник президента Путина по проблемам «отношений с соотечественников» Модест Колеров. Возможно, это простое совпадение областей деятельности группы Бабурин&Алкснис и советника президента Путина. Без сомнений, визит Колерова в Тирасполь положил конец таким порывам. У него имелись аргументы, чтобы сплотить все заинтересованные группы вокруг России с тем, чтобы не допустить возможной «оранжевой революции» в регионе. Компромиссное решение было принято Смирновым, который должен был отправить министра Балала в отставку взамен прекращения процедуры внесения изменений в конституцию.

Миссия Колерова здесь не закончилась. Лучшая защита — нападение, поэтому он еще послужил на благо «консолидации приднестровского гражданского общества», став основателем Международной корпорации «Прорыв» (МКП), которая, удивительным образом, открыла свои филиалы в Крыму, Абхазии и Южной Осетии. Кроме того, Колеров совместно с политтехнологом Глебом Павловским инициировал серию форумов по пропаганде идей, во многих из которых должны были принять участие представители сепаратистских режимов. Цель форумов — координировать действия, направленные на поиск аргументов, оправдывающих законность соответствующих режимов. Таким образом, в 2005 году было запланировано проведение четырех подобных форумов. Четвертый форум «Культурное многообразие и этнонациональное развитие» состоялся в декабре 2005 года в Женеве и был посвящен результатам возможного международного признания провинции Косово, а также призван подпитать спекуляции о неизбежной ответной реакции России, направленной на признание сепаратистских режимов на пространстве СНГ.

Чтобы адекватно ответить на действия Колерова и избежать подозрений, связанных с возможными намерениями установить сотруднические отношения с Кишиневом, лидеры движения «Обновление» начали вызывающую деятельность, призванную продемонстрировать обратное. Именно они накануне избирательной кампании в регионы начали сбор «400 тысяч» подписей граждан, которые собирались отправить российскому президенту Владимиру Путину с просьбой признать Приднестровье, однако им удалось собрать всего 70 тысяч. Все же это придает им доверия в глазах населения.

Таковы условия, в которых прошли «плюралистические» выборы в Приднестровье, которые только Министерство иностранных дел Российской Федерации признало демократичными. Совсем как в рекламе, где утверждается: «мы предоставляем в ваше распоряжение транспортные средства любого цвета при условии, что они будут черными».

Выводы

  1. «Перемены» в Приднестровье, вызванные законодательными выборами, последовали практически сразу же после начала продвижения российскими властями прагматичной политики «монетизации» отношений со стратегическими партнерами из СНГ. Таким образом, предпринимая усилия по урегулированию приднестровского конфликта, молдавские власти будут в равной мере сталкиваться с российскими и приднестровскими прагматиками, которые ставят совместный блок не только в открытую и вызывающим образом.

  2. Прагматизм России сводится к следующему: «монетизации» отношений, особенно в тех областях, где она удерживает монополию; блокированию доступа на свой рынок; сохранению военного, политического и экономического присутствия в Приднестровье для того, чтобы не допускать несанкционированных «изменений в конституцию» и «оранжевой революции»; разноуровневое применение «монетизации» по поставкам газа Приднестровью и Республике Молдова.

  3. Параметры приднестровского прагматизма были объявлены официальным лидером движения «Обновление» изданию «Новый Регион»:

    • Приднестровье остается ориентированным на Россию политически и экономически. Это объясняется тем, что 30 процентов жителей региона — этнические русские, 100 тысяч жителей имеют российское гражданство, а также Россия является основным экономическим партнером Приднестровья;
    • Россия не ставит Приднестровью никаких условий относительно возврата долга примерно в миллиард долларов. После разделения компании «Молдова-Газ» приднестровский «Тираспольтрансгаз» добьется поставок газа по старой цене в 80 долларов за 1000 кубометров;
    • Приднестровье будет выступать за независимость, однако если понадобится обсуждать статус, пойдет речь только о союзе с Республикой Молдова двух равных субъектов, то есть будет принята модель конфедерации;
    • русский язык будет оставаться доминирующим, несмотря на провозглашенное равенство трех языков (русского, украинского, молдавского), объяснением этому будет тот факт, что так сложилась ситуация в регионе.
  4. В сложившейся ситуации прагматизм молдавских властей, как кажется, не имеет крепких точек опоры. Причина этому заключается в том, что урегулирование приднестровского конфликта в большей степени зависит от внешней конъюнктуры, чем от возможностей и воли Республики Молдова к поиску решения в соответствии с ее национальными интересами. Имеет значение и внутренняя конъюнктура. К «национальному консенсусу» и относительной политической стабильности удалось прийти за счет серьезного сужения «поля маневров» правящей партии в том, что касается принципов урегулирования конфликта. Это заставляет воспринимать позицию Республики Молдова как чрезвычайно негибкую. С другой стороны, отказ от этой позиции может поставить под угрозу «национальный консенсус» без каких-либо гарантий того, что новый гибкий подход может принести какие-то положительные результаты. Пока ясно, что Республика Молдова наказана в экономическом плане Россией за свою позицию в отношении способа урегулирования приднестровского конфликта. Возлагать большие надежды на то, что Украина будет соблюдать взятые на себя в мае 2003 года обязательства и позволит транзит приднестровских товаров через свою территорию только на основе таможенных документов Республики Молдова (что сделало бы сепаратистские власти более сговорчивыми), не стоит. Украина еще раз подтвердила решение от мая 2003 года и в мае 2005 года, однако все осталось по-прежнему. Подтверждение этого решения 30 декабря 2005 года не внушает особого доверия, учитывая то, что в Украине разразился новый этап политического кризиса. В таких условиях применение приднестровцами коррупционного механизма по отношению к украинским таможенникам, описанного министром иностранных дел Приднестровья Валерием Лицкай в журнале «Главред», не будет представлять больших трудностей.

В такой ситуации властям Молдовы не остается ничего, кроме как проявлять настойчивость и последовательность в продвижении поставленной задачи, не зная точно, каковы будут последствия и когда будут получены предполагаемые результаты.
Ответвление «оранжевой эволюции»? Новые концепции внешней политики и национальной безопасности