Alegerile parlamentare din 2019 în Republica Moldova - alegeri.md
 МониторингПолитикаКомментарии

Новый таможенный режим и украинский фактор: главная сила сопротивления или слабое звено?

|версия для печати||
Раду Врабие / 17 мая 2006
ADEPT logo
Новый-старый режим перевозки товаров на молдавско-украинской границе, введенный 3 марта с.г., разменял уже третий месяц, но отношение к нему со стороны главных причастных субъектов не претерпело каких-либо серьезных изменений. Киев по-прежнему разделяет позицию Кишинева, и обе столицы встречают в этом вопросе решительную поддержку со стороны Евросоюза и США. С другой стороны, и Тирасполь не проявляет каких-либо признаков слабости, а его позицию безоговорочно поддерживает — и в политическом плане, и в финансовом — Москва.

Сохранение этой «патовой» ситуации на протяжении двух с половиной месяца противоречит прогнозам ряда обозревателей, которые заявляли в первых числах марта, что вопрос решится — так или иначе — менее чем за два месяца. Либо, говорили одни аналитики, новое киевское правительство, сформированное после выборов от 26 марта, даст «отбой» и (в который раз?) сделает шаг назад, либо, утверждали другие, Тирасполь, задыхаясь в собственной самоблокаде, не выдержит испытаний и примет новые правила игры.

Несмотря на то, что обе точки зрения опирались на довольно веских аргументах, последние недели опрокинули прогнозы, обозначив третий сценарий — превращение конфронтации в войну на изматывание, в которой Кишинев, ЕС и США, с одной стороны, и Тирасполь и Москва — с другой твердо настроены, по всем признакам, идти до конца. До настоящего момента Киев остается сторонником первого лагеря. По сути, именно Киев, как ни парадоксально, является главной силой сопротивления, без которой рухнет вся конструкция, но и самым слабым и уязвимым звеном оси Кишинев — Запад — Украина.

Насколько бесповоротна эта достойная позиция Правительства Украины и насколько устойчивой окажется она во времени и под неминуемым давлением изнутри (Партия регионов и интересы теневой экономики) и извне (Россия)? В какой степени подтвердятся недавно озвученные послом Якобовицем оптимистические заверения в том, что президент Ющенко на все 100% останется приверженцем нового режима таможенного контроля и не откажется от него, независимо от результатов переговоров по формированию нового кабинета министров? Каковы основные факторы риска и что может сделать Молдова для того, чтобы противостоять им, тем самым усиливая и шансы Украины удержаться на нынешних позициях? Вот несколько вопросов, на которые ниже попытаемся найти ответ.

С самого начала отметим, что тот факт, что в таможенном вопросе Украина «играет» на стороне Кишинева, Брюсселя и Вашингтона против Москвы и Тирасполя, является, если можно так выразиться, исторической премьерой. И если Киев не сходит с этой позиции, тем достойнее он похвалы. Особенно если иметь в виду, что опыт последних лет практически приучил нас к двойственности и непоследовательности нашего восточного соседа, когда заходит речь о границе. За последние четыре года по крайней мере четырежды после каждого благоприятного для Молдовы решения по таможенным и пограничным вопросам Киев незамедлительно шел на попятную и делал шаг или даже несколько шагов назад. Например:

  1. После того, как в июле 2001 года президенты Кучма и Воронин пришли к «джентльменскому» соглашению об установлении совместных таможенных постов на приднестровском участке и о поддержке Киева в вопросе об изъятии старых таможенных печатей из обращения в сентябре 2001 года, Украина стала «отбояриваться» всеми способами: молдавским таможенникам было отказано в допуске на украинские контрольные пункты, а введение нового таможенного обеспечения просто бойкотировала. (Более того, Киев закрыл и пять совместных пунктов на севере и юге Республики Молдова, на неприднестровском сегменте, худо-бедно функционировавших еще с 1997 года). На протяжении двух в лишним лет украинские официальные лица различного ранга упорно утверждали, что ничто в международном и национальном законодательстве не обязывает их запретить въезд на украинскую территорию товаров из Приднестровья, не сопровождаемых новыми таможенными печатями.

  2. В мае 2003 года, не в силах больше выдерживать критику и давление со стороны ЕС и США, оказавшись перед лицом угрозы дискредитации в глазах международной общественности, Украина наконец пересмотрела свои позиции, формально обязавшись признавать исключительно молдавские таможенные печати. Это обязательство закреплено в Протоколе, подписанном 15 мая 2003 года таможенными службами двух стран. Но только, поправ свои собственные обязательства допускать на свою территорию товары только при наличии новых молдавских реквизитов, и вопреки преференциальному режиму регистрации приднестровских предприятий, введенном Кишиневом по требованию Киева в соответствии с ПП 712 от 12 июня 2003 года, на протяжении не одного года ежемесячно сотни вагонов и грузовиков из восточных районов продолжали беспрепятственно следовать на украинскую территорию без молдавских печатей.

  3. Приход к власти на Украине новых демократических сил после оранжевой революции, провозглашение премьером Юлией Тимошенко национальной программы «Контрабанде — НЕТ», решительные заявления министра иностранных дел Бориса Тарасюка о необходимости ликвидации черной дыры в Приднестровье, откровения руководителя службы информации Украины Александра Турчинова о масштабах контрабанды, осуществляемой через Приднестровье — все это, казалось, подтверждало обещание Президента Ющенко «навести порядок» на приднестровском участке границы и тем самым способствовать успеху своего плана урегулирования через демократизацию. 26 мая 2005 года премьер Тимошенко подписала ПП №400 и два распоряжения — № 164-p и 165-p — которые предусматривали, в частности, что в 45-дневный срок с момента их опубликования допуск товаров из Молдовы на Украину будет производиться исключительно в соответствии с Протоколом от 15 мая 2003 года, иными словами — только на основании молдавских таможенных реквизитов. Однако соответствующее ПП не вступило в силу ни через 45 дней, ни через полгода.

  4. Тем не менее, 30 декабря 2005 года, всего лишь месяц спустя после введения на молдавско-украинской границе Миссии ЕС помощи и содействия, премьер-министры двух стран Василе Таолев и Юрий Ехануров подписали Заявление, согласно которому с 25 января 2006 года (1) Молдова возобновляет механизм упрощенной регистрации приднестровских хозяйствующих субъектов, (2) а Украина вводит в действие Протокол от 15 мая 2003 года, Однако и на этот раз Киев затянул введение в действие заявления премьер-министров, а 27 января 2006 года секретарь Совета безопасности и обороны Украины Анатолий Кинах уже заявлял, что на молдавско-украинской границе остаются в силе прежние таможенные правила. И только усиление критики со стороны ЕС и США на фоне все более четко проявляющейся перспективы того, что буквально накануне парламентских выборов Киев «удостоится» публичных обвинений Запада в молчаливой поддержке контрабанды, обусловило введение в действие с 3 марта 2006 года положений Заявления премьер-министров двух стран. Вначале посол США при ОБСЕ Жюли Финли и представитель ЕС по Молдове Адриан Якобовиц подвергли критике пассивность Украины в вопросе об укреплении контроля на границе, уточнив, что такое отношение граничит с соучастием с приднестровскими сепаратистами. Затем с аналогичными критическими оценками подключилась и более «тяжелая артиллерия» — Верховный представитель ЕС по проблемам внешней политики и общей безопасности Хавьер Солана и заместитель помощника Госсекретаря США Давид Крамер. Брюссель дал понять, что и Тойка ЕС, которой надлежало посетить 3 марта, займет решительную позицию, а американская сторона сообщила по дипломатическим каналам о намерении обсудить этот вопрос с министром Тарасюком в ходе его визита в США 9–10 марта. А перспектива усиления критики со стороны тех, мнение которых так много значило для «оранжевого» электората, не могла не встревожить правление Ющенко-Ехануров, которое прекрасно осознавало, что этой ситуацией не преминет воспользоваться его главный оппонент — Юлия Тимошенко. Именно так можно объяснить парадоксальное — на первый взгляд — решение официального Киева ввести в действие, всего лишь за три недели до выборов, Совместное заявление Тарлев-Ехануров и Протокол от 15 мая 2003 года.

Но так как решения, принятые под воздействием конъюнктурных обстоятельств, обычно пересматриваются после смены внешних факторов, обусловивших их, вполне обоснованными были сомнения в том, сохранится ли приверженность Киева новому таможенному режиму после прошедших 26 марта выборов. «Пищу» для подобного рода опасений давали и социологические исследования, по результатам которых наиболее вероятным представлялся правящий альянс между Ющенко и Партией регионов Виктора Еханурова, крайне критически воспринимающей новый таможенный режим. Тем временем, начали муссироваться и аргументы экономического характера — миллионы долларов, которые теряют украинские предприятия в результате приостановления потока из/в приднестровский регион. Ни Молдова, ни Запад этих потерь не компенсируют.

Несомненно, решение Киева присоединиться к Кишиневу, Брюсселю и Вашингтону нанесло — по крайней мере, на краткосрочный период — определенный ущерб украинским интересам в Приднестровье. И не только в экономическом плане. С политической точки зрения антиукраинская истерия, развязанная приднестровской пропагандой и российскими СМИ, подорвала влияние Киева на ситуацию и процессы в регионе. Тирасполь и Москва мастерски использовали информационную блокаду, в которой держит население режим Игоря Смирнова, для того, чтобы сделать из Украину «врага приднестровского народа», врага, «продавшегося» американцам, которые стремятся «задушить» непокорный регион. Явно озабоченные потерей влияния и «помятым имиджем» в Приднестровье, в середине марта Киев по дипломатическим каналам потребовал от Кишинева активизировать усилия по более доходчивому разъяснению населению и хозяйствующим субъектам левобережья Днестра сути нового таможенного режима. Позже Киев даже прозондировал почву на предмет придания большей гибкости процедуре регистрации приднестровских товаров. В этом смысле было предложено передать украинским таможенным службам право применения молдавских таможенных печатей. Несмотря на заверения Украины в том, что это отклонение от Заявления от 30 декабря будет носить временный характер и осуществляться в присутствии европейских наблюдателей, это предложение, не встретившее поддержки со стороны США и ЕС, было Кишиневом незамедлительно отклонено.

После этого Киев не выходил с подобными предложениями, а украинское Министерство иностранных дел и глава украинской дипломатии неоднократно подтверждали приверженность Киева неуклонному выполнению положений декабрьского заявления премьер-министров. Более того, Киев категорически отказался обсуждать 19 апреля на московском раунде консультаций посредников новый таможенный режим, заявив, что этот вопрос касается исключительно двухсторонних отношений Украины с Молдовой. На той встрече, состоявшейся без участия представителей Кишинева и Тирасполя, представитель России пытался увязать возобновление переговорного процесса восстановлением ситуации, существовавшей до 3 марта в вопросе о таможенном режиме. Присоединение Украины к позиции ОБСЕ, ЕС и США на том раунде дал повод отдельным обозревателям отметить, что в действительности московская встреча прошла в формате «4+1». В этом смысле, применимом к сложившейся ситуации в отношении новых таможенных правил, представляется обоснованной оценка Ольвии-Пресс, согласно которой переговоры проходят в формате «2+5», где против двух (ПМР и России) выступают пять оппонентов (США, ЕС, ОБСЕ, Украина и Молдова).

Действительно, позиция Украины[1] совпадает в основном с позицией ОБСЕ, США, ЕС и Молдовы. Так, Украина расценивает реализацию Совместного заявления как важный шаг в установлении эффективного контроля и повышении безопасности на молдавско-украинской границе; отклоняет обвинения в экономической блокаде, утверждая, что речь идет о самоизоляции Тирасполя, который пытается искусственно дестабилизировать политическую и экономическую ситуацию в регионе и сорвать позитивную динамику процесса приднестровского урегулирования; осуждает действия тираспольской администрации по недопущению регистрации приднестровских хозяйствующих субъектов в компетентных органах Кишинева; отрицает наличие каких-либо предпосылок для дискуссий о «гуманитарном кризисе» и т.д.

Но как долго продержится Киев на этих позициях? Глава внешнеполитического ведомства Тирасполя Валерий Лицкай неоднократно заявлял, что решение Киева от 3 марта — временное и что о более серьезной позиции можно будет говорить только после сформирования нового Правительства. Еще 15 марта Лицкай заявлял, что сценарий обозначится только после 20 мая (иными словами, в ближайшие дни и недели). Именно на этом, видимо, и строит свои расчеты Тирасполь — ждет образования украинского коалиционного правления с Партией регионов, которое, не исключено, аннулирует новый таможенный режим. По словам Лицкая, совместное заявление подписано главой украинского правительства, и, когда он сменится, новый премьер получит полное право отойти от обещаний своего предшественника.

Но если материализуется оптимистический сценарий и Украина и после сформирования нового Правительства по-прежнему будет придерживаться положений Совместного заявления, то и в этом случае ничто не в состоянии гарантировать, что Тирасполь откажется от своей позиции в обозримом будущем.

И здесь очень многое (если не все) зависит от позиции Москвы, которая в этом случае «играет» сильно. В своих заявлениях от 4 и 17 марта 2006 года Министерство иностранных дел России подвергло жесткой критике решение Украины ввести в действие Заявление Еханурова-Тарлева и потребовало от Киева отказаться от своей позиции и восстановить status quo ante (тезисы этих документов неоднократно подтверждались российскими официальными лицами и дипломатами). Тем самым Россия преследовала — не в последнюю очередь — дискредитацию тандема Ющенко-Ехануров накнуне выборов, а также консолидацию своих рычагов экономического и политического контроля в Приднестровье в ущерб Украине и Молдове.

Пресловутая «гуманитарная катастрофа» (при которой рынки приднестровских городов и сел изобилуют различными продовольственными товарами) использовалась Кремлем в погоне «за двумя зайцами». Первое — чтобы доказать общественности страны свою способность к решительным действиям: организуя сбор гуманитарной помощи для «попавших в беду» «приднестровских братьев» и наказывая Молдову ужесточением экономических санкций. Второе — подготовить почву для установления своего контроля над немногочисленными ценными объектами региона, которые еще не «прихватизировала»: открывая кредитные линии в пользу крупных предприятий, которые моментально выплачивают рабочим зарплаты, но поскольку заводы простаивают, возврат «кредитов» будет осуществлен в натуре и по цене, значительно уступающей реальной стоимости этих предприятий.

С другой стороны, позиция Москвы дает возможность Игорю Смирнову вести свою внутреннюю игру и начать подготовку к «президентским» выборам в регионе, намеченным на декабрь. Искусственно нагнетания ситуацию и насаждая психоз «осажденной крепости», тираспольский лидер поляризует население региона, маргинализируя более умеренные слои. Занятая Смирновым радикальная позиция единственная, которая может ему помочь удержать руководство региона. И в этом тираспольский лидер рассчитывает на радикальные и шовинистические силы Москвы, которые используют истерию, развязанную СМИ, для давления на Кремль с целью заставить его занять еще более жесткую позицию по отношению к Молдове. И поскольку образ «врага» в лице Молдовы укрепился после 3 марта, это может стать лишним аргументом для тираспольской администрации, потому что чем хуже будут молдавско-российские отношения, тем больше шансов у Смирнова укрепить свои позиции в регионе. «Лидеров на переправе не меняют» — этим изречением, похоже, руководствуются приднестровские имиджмейкеры.

Эта игра может оказаться успешной только в одном случае: если Тирасполю и Москве удастся и впредь удерживать информационную монополию в регионе, промывая мозги населению различными небылицами. Один из таких досужих домыслов, который отлично сработал, состоит в том, что Молдова стремится прибрать к рукам экономический потенциал Приднестровья и за счет его налогообложения закрыть бреши в собственном бюджете. Другая выдумка касается огромных трудностей[2], с которыми сталкиваются приднестровские предприятия при оформлении регистрации. Тот факт, что до настоящего момента значительная часть приднестровского населения верит в эти россказни — и это в условиях, когда a) регистрация оформляется в течение 30 минут и b) приднестровские экспортеры не платят в бюджет ни одного лея помимо символических 0,18% на таможенные процедуры, — свидетельствует о неспособности Кишинева «прорвать» информационную блокаду Приднестровья.

Активизация и оптимизация усилий по противостоянию пропаганде, на которой держится режим Смирнова, путем создания эффективных механизмов доведения своей позиции до населения восточных районов и информирования жителей о реальном положении дел на левом берегу — приоритетное направление действий Кишинева.

В условиях, когда Тирасполь и Москва не проявляют никаких признаков готовности пойти на малейшие уступки в вопросе о таможенном режиме, стимулирование демократизации на левом берегу и предоставление населению региона альтернативных источников информации, несомненно, в состоянии пошатнуть позиции смирновского режима. Если в настоящий момент распределение сил в вопросе о таможенном режиме составляет 2х5 (Россия и Тирасполь против Молдовы, Украины, ОБСЕ, ЕС и США), то демократизация региона может обеспечить еще одного важного союзника — население региона — и превратить формат в 2х6.

С точки зрения Кишинева, Киева, Брюсселя и Вашингтона, преимущества нового таможенного режима и возврата приднестровских хозяйствующих субъектов в правовое торговое поле, которые обеспечили бы им выход на новые рынки в преференциальном режиме, — эти преимущества очевидны. Как очевидно и то, что не Молдова или Украина, а именно тираспольская администрация установила блокаду региона и привела к тому, что десятки предприятий прекратили работу. Но эта истина не очевидна пока для рядового населения региона. За информационной стеной, воздвигнутой Тирасполем, многие оказались в паутине приднестровской и российской пропаганды.

Однако ситуация может драматически измениться в нашу пользу, если Молдова при поддержке своих друзей сможет прорвать эту информационную блокаду и обеспечить жителям региона право на объективную и достоверную информацию. И точно так же, если нам не удастся «переключить» опасные тенденции, проявившиеся в последние два с половиной месяца, ситуация может деградировать самым драматичным образом в ущерб нормальному таможенному режиму и, по сути, в ущерб устойчивому урегулированию приднестровского конфликта.

  1. Statement by the Mission of Ukraine to the OSCE at the Permanent Council of March 9, 2006, as delivered by Ambassador Volodymir Yelchenko, APE Transnistrian Digest, special edition #13,15.03.2006
  2. Стенограмма Пресс-конференции Посла Российской Федерации в Республике Молдова Николая Рябова. Кишинев, 20.03.2006; APE Transnistrian Digest, special edition #15, 30.03.2006.
Изгнание из СНГ В Приднестровье началась предвыборная гонка