Alegerile parlamentare din 2019 în Republica Moldova - alegeri.md
 МониторингПолитикаКомментарии

В Приднестровье началась предвыборная гонка

|версия для печати||
Игорь Боцан / 14 июня 2006
ADEPT logo

Приметы разворачивающейся предвыборной борьбы

Недавно в Приднестровье два общественно-политических движения преобразованы в партии. Речь идет о так называемой международной корпорации «Прорыв», основанной год назад при прямом участии и поддержке высокопоставленного кремлевского чиновника и которая превратилась в Народно-демократическую партию, и о движении «Обновление», созданном накануне декабрьских 2005 года выборов в «Верховный Совет». Тот факт, что эти два движения преобразовались практически одновременно в политические партии, свидетельствует о начале президентской предвыборной кампании в регионе, намеченной на декабрь с.г.

Другой признак разворачивающейся предвыборной борьбы состоит в том, что в этот же период лидер сепаратистов Игорь Смирнов посетил Рыбницкий металлургический комбинат, вклад которого в бюджет региона составляет более 50%. Этот визит можно рассматривать как прелюдию попыток Смирнова исправить отношения с местным бизнесом. Запрет, который наложил тираспольский лидер на регистрацию приднестровских фирм в Государственно-регистрационной палате Республики Молдова для того, чтобы получить возможность осуществлять экспортно-импортные операции после введения нового таможенного режима на молдавско-украинской границе, не мог не сказаться отрицательно на отношении местного бизнес-сообщества к режиму Смирнова.

И напротив — Евгений Шевчук, избранный в январе 2006 года председателем «Верховного Совета» и основавший общественно-политическое движение «Обновление», которое выиграло выборы в законодательный орган региона, показал себя как носитель интересов местного бизнеса и имеет все шансы стать фаворитом предпринимателей на предстоящих выборах в случае, если решит в них участвовать. Год назад Шевчук бросил перчатку Смирнову, инициировав изменение конституции в целях ограничения полномочий «Президента Приднестровья». Предлогом для инициирования процедуры пересмотра конституции послужил тот факт, что администрация Смирнова направила процесс приватизации в регионе в русло, благоприятное для его друзей в России и, одновременно, в ущерб приднестровским кругам. С тех пор главными политическими союзниками Смирнова являются политические и деловые круги России, а союзником Шевчука считается местный приднестровский бизнес. И поскольку тираспольский режим сам по себе является детищем определенных кругов России, нетрудно предположить, кто из этих двух лидеров будет пользоваться большей поддержкой. Тем не менее, в декабре прошлого года Шевчук вместе с движением «Обновление» однозначно выиграл состязание с движением «Республика», несмотря на явную поддержку последнего со стороны Игоря Смирнова.

Проблема в том, что проведение любой предвыборной кампании требует финансовых средств и поддержки со стороны местных влиятельных групп. Именно поэтому Смирнову пришлось без лишнего шума дать добро, спустя три месяца, на регистрацию приднестровских предприятий в соответствии с законодательством Республики Молдова. Разумеется, избирательные кампании не ведутся на собственные деньги, а деньги бизнеса, заблокированные в результате волюнтаристской политики Смирнова, можно было бы использовать для того, чтобы освободиться от такой политики. Поэтому поездка лидера сепаратизма на Рыбницкий металлургический гигант средства массовой информации подали как проявление заботы о возобновлении деятельности местного бизнеса. На самом же деле можно предположить, что визит Смирнова имел целью убедить крупный бизнес, что он в состоянии исправить ситуацию и гарантировать условия для его развития.

Третий признак начала предвыборных гонок просматривается в запуске пропагандистской машины приднестровского режима, главная цель которой — убедить население региона в том, что экономика Республики Молдова, ее финансовая система вот-вот обвалятся после приостановления экспорта на российский рынок, и что следующие удары, нанесенные Кишиневу, коснутся повышения цен на природный газ и введения визового режима со стороны России. Разумеется, приднестровская пропаганда не забывает напоминать каждый раз о том, что этими мерами Россия наказывает Молдову за ее отношение к тираспольскому режиму, а конечной целью этих мер является смещение нынешнего кишиневского правления. При этом все подается так, что определенные политические силы Республики Молдова заинтересованы в применении данного сценария и даже сопричастны к его осуществлению. Вывод, который должны сделать те, на кого рассчитана эта пропаганда, очевиден.

Кого поддержит Российская Федерация?

Нет нужды доказывать, что политическая жизнь в приднестровском регионе строго контролируется сепаратистским режимом через его репрессивные органы и пропагандистскую машину. Остальные методы защиты региона обеспечиваются официальными и неофициальными структурами Российской Федерации, в том числе через ее военное присутствие в регионе. Российские политтехнологи, близкие к кремлевской администрации, уже давно сделали достоянием гласности свои рекомендации по продвижению интересов пророссийских сепаратистских анклавов. Самый главный момент состоит в легализации сепаратистских режимов в глазах международной общественности посредством плюралистических и демократических, на первый взгляд, выборов и эволюций — разумеется контролируемых, но как минимум, сопоставимых с выборами и эволюцией в конституционных и общепризнанных странах. Такой подход необходим для того, чтобы получить право сослаться на аргументы типа: как можно регионы, пусть сепаратистские и непризнанные, заставить вернуться в конституционное русло признанных государств, от которых они отделились, если последние менее демократичны, чем непризнанные республики ?

Основание представителем кремлевской администрации корпорации «Прорыв», как и появление «Обновления», отлично вписываются в сценарий «построения гражданского общества и многопартийности по заказу» накануне законодательных выборов в декабре 2005 года. Одновременно, возникший было летом прошлого года риск, связанный с пересмотром конституции, был сведен на нет после визита в Приднестровье советника российского президента Владимира Путина Модеста Колерова. Кроме того, конфликт, связанный с выборами председателя Верховного Совета, наметившийся после победы «Обновление» над «Республикой» был улажен также в Москве, куда выехали оба претендента Шевчук и Маракуца «на арбитраж и примирение».

Следует признать, что эти действия оказались довольно эффективными, так как информационный потенциал России несопоставим с потенциалом Республики Молдова. Но следует также учесть и другое: если в России сам Президент Владимир Путин ввел «управляемую демократию», то нетрудно понять, каким может быть уровень управления «демократиями», привитыми на имперском подвое.

Иными словами, имиджмейкеры сепаратистского режима могут быть очень заинтересованы в инсценировке реальной политической борьбы «в контролируемых пределах». Смирнов по-прежнему остается тем, кто контролирует на деле Приднестровье, и заинтересованные российские политические круги не нашли пока подходящей кандидатуры для его замены. С другой стороны, по всем признакам, команда Смирнова видит в спикере Шевчуке возможного соперника номер один; это предположение нашло подтверждение и в открытом письме общественно-политического движения «Республика» в адрес Евгения Шевчука.

Не вдаваясь в подробности, можно сказать, что Евгений Шевчук и его формирование «Обновление» представляют более современную и сравнительно гибкую линию, а Смирнов и «Республика» — жесткую линию. Разница в том, что Шевчук, в отличие от Смирнова, предлагает повторить путь Косово или Черногории, иными словами, придерживаться прецедентов с участием международных организаций, в частности ООН. Суть этого варианта в том, чтобы посредством промежуточных состояний и вполне легальных, на первый взгляд, инструментов — например, референдумов — повторить путь к независимости двух провинций бывшей Югославии. Жесткий вариант Смирнова крайне краток: референдум о независимости под эгидой Российской Федерации. Это потому, что Смирнову не нужны политические маневры в отношениях с Кишиневом, доверие к нему как потенциальному стороннику объединения Молдовы равно нулю.

Очевидно, что вариант Шевчука более рафинированный и гибкий, он оставляет место для маневра определенных политических сил Республики Молдова с тем, что они, эти силы, соучаствовали в этом процессе. Кроме того, этот вариант оставляет место и для определенных промежуточных компромиссов для приднестровского бизнеса при том, что конечная цель та же.

Что касается предпочтений российских влиятельных кругов в пользу того или иного кандидата, следует отметить, что для них важно, чтобы приднестровский регион оставался под контролем Российской Федерации, а обеспечит это Смирнов или кто-то другой — не суть важно. Как отмечалось, на этом этапе для России и ее пропагандистской машины важно показать международной общественности что в Приднестровье существует «демократический режим» как минимум сопоставимый с режимом в Республике Молдова. Поэтому, российские официальные лица и политтехнологи никогда не скажут внятно, кого они поддерживают. Несомненно, непосредственная поддержка проявится поближе к выборам, когда станет ясно, какое давление со стороны Запада следует ждать, и когда начнут сполна проявляться последствия экономического давления России на Республику Молдова. Эти обстоятельства определят, скорее всего, ставку России, ее выбор в пользу жесткого или более современного варианта.

Пока же шансы Смирнова представляются несравненно более весомыми. Он может занести в свой «актив» поддержку Российской Федерации с целью помочь пережить «экономическую блокаду» со стороны Республики Молдова и Украины. Этот факт уже оказал на население региона консолидирующий эффект. Через двух своих сыновей Смирнов контролирует силовые органы Приднестровья, а также таможню, снабжение региона природным газом. Не говоря уже о том, что и «гражданское общество» Приднестровья, представленное в так называемом антизабастовочном комитете, созданном усилиями Смирнова, также на его стороне. Но общая картина, как и симпатии-антипатии, могут измениться в зависимости от конъюнктуры.

Что касается Республики Молдова, то для нее Смирнов и Шевчук представляют, образно говоря, две головы одного и того же дракона, имя которому — интересы России в регионе, страны, которая, через территорию Украины, контролирует пока восточные районы Молдовы.

Возможные выводы для Республики Молдова

Молдавские власти должны уяснить ряд моментов. Во всяком случае, очевидно, что:

  1. За последний год все действия приднестровской администрации и Российской Федерации лишь подтверждали выводы, изложенные в постановлении ЕСПЧ по делу «Илашку против Российской Федерации и Республики Молдова». Иными словами, наглядно и убедительно доказано, что Российская Федерация полностью контролирует и поддерживает сепаратистский режим. Именно этим объясняется тот факт, что Россия, при получении мандата председателя Комитета министров Совета Европы, одним из своих приоритетов обозначила «деполитизацию ЕСПЧ». Видать, чувствует она себя не совсем комфортно.

  2. Приднестровская администрация извлекла определенные уроки из критики, прозвучавшей в адрес режима в кампании по выборам законодательного органа 2005 года. Одним из наиболее уязвимым моментов в этом плане стало отсутствие политических партий в регионе. По сути, формально партии существовали, но политическая борьба развернулась между политико-административными и экономическими кланами. Поэтому, преобразование движений «Прорыв» и «Обновление» в политические партии призвано доказать «развитие демократии и многопартийности», вокруг которых, можно не сомневаться, будет много спекуляций в предстоящих пропагандистских баталиях.

  3. Молдавским властям следовало бы разработать стратегию на случай президентских выборов в Приднестровье. Самое главное, что должны они сделать в этом плане — устранить в максимально оперативные сроки (или хотя бы убедительно доказать, что работают в этом направлении) все недоработки и дефицит демократии на правом берегу Днестра.

  4. Второе, что должны сделать молдавские власти — дать понять со всей ясностью, что кто бы ни победил на выборах в Приднестровье, ему все равно неминуемо придется вести переговоры на предмет возвращения в конституционное поле Республики Молдова. Жители Приднестровья и местный бизнес прекрасно знают, что по крайней мере один из потенциальных кандидатов неприемлем для переговоров, а продолжительная «гуманитарная помощь» России пагубно скажется как на бизнесе, так и на рядовых гражданах. Для этого необходимо, чтобы внутриполитический, а особенно внешнеполитический курс Республики Молдова не оставлял никаких сомнений в том, что практические тенденции стопроцентно совпадают с официально заявленной линией.

  5. Есть вещи, от которых молдавским властям следует воздержаться. Во-первых, не надо публично афишировать свои предпочтения в пользу того или иного более умеренного кандидата, что не исключает возможной поддержки его негласно. Для такой позиции есть минимум три аргумента: a) молдавские власти не признают выборы в Приднестровье и поэтому не могут поддержать того или иного кандидата; b) пропагандистская машина по промыванию мозгов, контролируемая сепаратистским режимом, имеет однозначное преимущество в регионе, поэтому информационное состязание с ней надо строить очень специфично; c) опыт выборов 2001 года показал, что поддержка Кишинева потенциально приемлемого кандидата делает последнего более уязвимым.

  6. Стратегия молдавских властей в отношении выборов в Приднестровье будет зависеть от ситуации на Украине и от позиции Киева. Это не значит, что украинские власти следует просить проводить тот или иной вид информационной кампании. Любые просьбы здесь неуместны, единственное — должно быть понимание того, что приднестровский сепаратистский режим представляет самую большую угрозу для территориальной целостности Украины. В ее интересах устранить эту опасность. Республика Молдова потеряла Приднестровье в 1992 году после вооруженного конфликта с участием Российской Федерации — момент, отмеченный в резолюции ЕСПЧ (Соглашение о прекращении огня Республика Молдова подписала с Россией). С тех пор Республика Молдова лишь пытается вернуть Приднестровье. Для Украины кошмар сепаратизма может вновь вспыхнуть, и тогда коррупция и контрабанда, неминуемые в условиях существования сепаратистского режима, могут показаться незначительными.
Новый таможенный режим и украинский фактор: главная сила сопротивления или слабое звено? Европейская интеграция остается приоритетной для Республики Молдова