Alegerile parlamentare din 2019 în Republica Moldova - alegeri.md
 МониторингПолитикаКомментарии

Европейская интеграция остается приоритетной для Республики Молдова

|версия для печати||
Игорь Боцан / 31 июля 2006
ADEPT logo
Moto: «Дайте мне хорошую внутреннюю политику, и я вам дам хорошую внешнюю политику.»
Николае Титулеску

Откладывание принятия новых концепций внешней политики и безопасности государства вызывает недоверие

Весенне-летняя сессия Парламента завершилась традиционным подведением итогов руководством страны. Несмотря на внушающие оптимизм отчеты, политические эволюции в Республике Молдова в первом полугодии, в частности в июле, прошли под знаком неопределенности. Ряд событий способствовал тому, что как внутренняя, так и внешняя политика драматическим образом почти утратила свои контуры, которые и так были очень зыбкими. В контрасте, очень четкие очертания приобрел застой, который в ближайшем будущем может лишить РМ перспективы роста, способного хоть в какой-то мере вывести ее из состояния отсталости и бедности. Главная причина этих событий — влияние внешних факторов. Именно эти факторы и внутренние реакции на их проявление указывают на уязвимость Республики Молдова. Такой вывод можно сделать и исходя из того, что, несмотря на активные парламентские дебаты в разных измерениях и в различных жизненно важных областях, Парламент так и не смог приступить к обсуждению концепции внешней политики и безопасности государства, хотя она была выработаны еще в феврале.

Действительно, внутренняя политическая стабильность, энергетические и торговые политики, приднестровская проблема стали в большей степени зависимы от действий России и Украины. В то же время, западные партнеры Республики Молдова, которые могут повлиять на поведение этих стран, все чаще вынуждены отвечать на новые вызовы в регионах мира, представляющих для них больший интерес. Исходя из этого, на первый взгляд кажется оправданным перенос принятия новых концепций внешней политики и государственной безопасности до тех пор, пока ситуация не прояснится. С другой стороны, не может быть никакой уверенности в том, что ситуация не будет развиваться с точностью до наоборот. Бeзусловно:

  1. от действий таких организаций, как Хамас и Хесболла, которые Запад считает террористическими, а Россия — нет, зависит ситуация на Среднем Востоке, что, в свою очередь, сказывается на ценах на нефтепродукты и влияет на действия крупных потребителей и производителей нефтепродукты;
  2. от цен на нефтепродукты зависит не только уровень давления, которое осуществляют друг на друга Запад и Россия, но и то, сколько ресурсов может себе позволить Россия предоставить сепаратистским режимам, в том числе приднестровскому, чтобы они выжили, а заодно и сохранить уязвимость РМ (возможно таким организациям как «Патрия-Молдова», Прорыв, Альтернативный конгресс гагаузов и Комитет анти-НАТО в Молдове);
  3. от «предательства оранжевой коалиции» лидером украинских социалистов Александром Морозом, что делает возможным назначение на пост премьера лидера Партии регионов Виктора Януковича, зависит сохранение нового таможенного режима на приднестровском сегменте молдавско-украинской границы, о введении которого РМ в течение ряда лет ходатайствовала перед ЕС;
  4. от заявлений высокопоставленных сановников из Румынии и России о будущем РМ, способов урегулирования приднестровского конфликта, а также от реакций молдавских властей на все это зависит стабильность внутри страны и возможность ее окончательного распада;
  5. от отношения России к усилиям молдавских властей разрешить приднестровский конфликт на собственной территории, суверенитет на которую признан Россией, зависит возможность молдавских экономических агентов экспортировать свои товары, а их выбор не так уж и велик, на традиционный российский рынок.
Перечень может быть продолжен. Если молдавские власти ждали бы решения проблем в указанных выше областях, то РМ пришлось бы постоянно откладывать принятие документов стратегического значения, таких, как новые концепции внешней политики и безопасности государства. В стратегической важности этих документов мы смогли убедиться тогда, когда парламент попытался обсудить проблему выхода Республики Молдова из СНГ. Здесь нужно отметить, что, несмотря на единогласном принятии «Декларации о политическом партнерстве для достижения целей европейской интеграции» 24 марта 2005 года, остается недоверие оппозиции в искреннем намерении правящей партии реализовать эти целы. Принятию Декларации предшествовало элементарный анализ происхождения вызовов, с которыми сталкивается РМ, и поиск общих подходов для того чтобы справиться с ними.

Откладывание принятия новых концепций внешней политики и государственной безопасности лишь подпитывает подозрения, согласно которым правящая партия руководствуется международной политической конъюнктурой, а не четкими концепциями, основанными на убеждениях. С другой стороны, тот факт, что ряд депутатов подняли вопрос в парламенте о выходе из СНГ до принятия стратегических документов о новых концепциях внешней политики и государственной безопасности, выявляет политический характер внутренних спекуляций вокруг проблематики выхода из СНГ. Отказ парламентского большинства голосовать по этому постановлению либералы — инициаторы этого вопроса — рассмотрели как доказательство неискренности мажоритарной партии. Создается впечатление, что отзыв этой инициативы и повторное внесение ее на рассмотрение становится для либералов процессом, подчеркивающим конъюнктурную суть Партии коммунистов (ПК). Так решаются внутрипартийные задачи. В этом контексте, практически нет сомнений, что и участие главы государства в неформальном саммите СНГ 21–22 июля 2006 года также преследовало цели внутреннего воздействия.

Какова цель участия президента Владимира Воронина в неформальном саммите в Москве?

В последние годы обычно неучастие глав государств в саммитах СНГ стало способом выражения недовольства этой организацией в целом и Россией в частности. Так поступил президент Воронин в сентябре 2004 года, когда отказался участвовать в саммите в Астане, после того, как впервые публично обвинил власти России и Украины в поддержке сепаратистского режима в Приднестровье. Так поступили и в отношении нынешнего саммита президенты Украины, Грузии и Армении. О президенте Туркменистана не стоит даже говорить, поскольку в прошлом году на саммите в Казани Ниязов заявил, что его страна выходит из СНГ, сохраняя статус наблюдателя в этой структуре.

В этом контексте у президента Воронина также были мотивы, а может быть и больше, чем у других, чтобы последовать примеру президентов Украины и Грузии и не участвовать в неформальном саммите СНГ в Москве. Несмотря на это, он принял участие в саммите, потому что московская трибуна показалась ему удобной для передачи «сигналов» внутреннего порядка. На самом деле, отношения с Россией столь плохи, что не имеет смысла это акцентировать. Напротив, из соображений избирательного порядка требовалось доказать части традиционного электората ПК, что прилагаются усилия для их улучшения. А еще и потому, что Владимир Воронин пообещал в конце марта, после возникновения винного кризиса, что готовится встреча с президентом России Путиным. Тогда российская сторона опровергла подготовку такой встречи. В итоге, ряд политических формирований из РМ объявили о намерении «конфисковать» часть электората ПК с пророссийскими симпатиями. Все становится совершенно ясным, если принять во внимание, что через три месяца должны состояться выборы башкана Гагаузии, где на парламентских выборах 2005 года ПК потеряла более половины сторонников в пользу политических сил пророссийской ориентации. Таким образом, президент Воронин и его партия имеют все основания думать, что если осенью проиграют выборы в Гагаузии, этот проигрыш может ознаменовать начало проявления эффекта домино. Президент Воронин также захотел воспользоваться поводом участия в саммите, чтобы смягчить эффекты российской пропаганды по чернению молдавских властей, и напрямую обратиться к российской аудитории посредством одной из самых популярных российских радиостанций «Эхо Москвы», которой пока удается сохранить свою издательскую независимость. Нужно отметить тот факт, что после конфуза, связанного с неподписанием «Меморандума Козака» в ноябре 2003 года, президент Воронин не устает периодически через российские СМИ подчеркивать одно и то же: отношения РМ с Россией страдают из-за поддержки, оказываемой Россией сепаратистскому режиму Приднестровья, и это является единственным, что «подрывает вековую дружбу между Россией и Молдовой».

Есть еще одна крайне важная вещь, которая делает президента Воронин и партию, которой он руководит, очень чувствительными к поведению элит Румынии и России. Речь идет о подписании в 2004 году двустороннего договора, осудившего пакт Молотова-Риббентропа. Партийная пресса подвергла жесткой критике этот договор в октябре 2004 года, и создается впечатление, что молдавские власти крайне подозрительны, видя в действиях и заявлениях Москвы, с одной стороны, и Бухареста — с другой намеки на то, что также в 2004 было изложено в так-называемом «Плане Белковского». Может статься, что именно эти подозрения подталкивают президента Воронина настаивать на подписание двустороннего и пограничного договоров с Румынией с одной стороны и не торопится окончательно порывать с СНГ, с другой.

Предложения по реформированию СНГ и итоги саммита в Москве

На саммите СНГ в Москве Путин продемонстрировал триумф главенства своей страны на пространстве СНГ. Не может быть какого-либо другого значения встречи, начавшейся в ресторане и завершившейся на скачках. Выставление напоказ триумфаторского поведения России основывается на факторах, которые могут гарантировать все что угодно, кроме жизнеспособности СНГ:

  1. Россия сдержала слово, монетизировав после саммита в Казани в августе 2005 года отношения со странами СНГ. Этим Россия делает в дальнейшем невозможной экономическую интеграцию в рамках Единого экономического пространства, не говоря уж обо всем СНГ. На самом деле, о какой свободной конкуренции может идти речь в ситуации, когда российские экономические агенты приобретают энергоносители по ценам в несколько раз ниже, чем хозяйствующие субъекты из других стран-членов;
  2. СНГ может остаться привлекательным лишь для авторитарных и диктаторских режимов, стремящихся избежать полной изоляции на международной арене и обеспечить в то же время коллективную безопасность под эгидой России;
  3. Лишь Казахстан, будучи относительно самодостаточен с экономической точки зрения и располагая значительными экономическими ресурсами, может комфортно чувствовать себя рядом с Россией в СНГ. Остальные страны удерживаются на орбите СНГ из соображений зависимости или в силу сепаратистских конфликтов, инспирированных с тем, чтобы не дать им возможность выйти из этой структуры.
Претензии России на сохранение главенства в постсоветском пространстве реализуются в режиме «управляемых кризисов» для стран, которые захотят уйти. С другой стороны, претензии стран ГУАМ проводить свои интересы независимо от России подвергаются обструкции. В целом, тересы с ходу получают ярлык антироссийских политики, по принципу — только у России могут быть интересы, все остальные должны к ним пристраиваться и подчиняться. В этом смысле недавнее реформирование ГУАМ, развитие Сообщества демократического выбора в Черноморском и Балтийском бассейнах сталкивались и будут сталкиваться с большими сложностями. В результате, Грузия находится на грани войны с Россией, Украина переживает беспрецедентный внутренний политический кризис, подпитываемый опасностью разделения страны силами, открыто поддерживаемыми Россией. Не удивительно, что президентам этих стран не до участия в саммите СНГ, который лишний раз подчеркнет их уязвимость перед страной-хозяйкой этого мероприятия. В то же время, единственная страна-член ГУАМ, к которой Россия относится с некоторым уважением, это Азербайджан. Причина в том, что эта страна располагает собственными источниками топлива и может также служить альтернативным коридором для их экспорта из Центральной Азии. Как ключевой элемент ГУАМ, Азербайджан можно «соблазнить» отдалиться от этой структуры сменой отношения России к сепаратистскому конфликту в Нагорном Карабахе. Именно это делает Россия, меняя свое поведение в рамках Минской группы ОБСЕ по урегулированию Карабахского конфликта. Также заслуживает внимания тот факт, что Нагорный Карабах не был принят в так называемое межгосударственное сообщество, образованное 14 июня этого года в Сухуми сепаратистскими режимами Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья. Возможно, именно поэтому «заболел» президент Армении Роберт Кочарян, мотивируя тем самым свое отсутствие на саммите в Москве.

Ясно, что структура, которую президент России считает инструментом «цивилизованного развода», не может в принципе оказаться успешной в плане взаимовыгодного реформирования. Последние события показывают, что в процессе «цивилизованного развода» владелец «гарема» в составе «республик-сестер» все же стремится удержать их любой ценой, а если уж и отпустить — то нищими и максимально униженными.

В таких условиях Нурсултан Назарбаев — президент Казахстана, страны, которая председательствует в СНГ — предлагает собственную идею реформирования СНГ. Он выделяет пять основополагающих областей, которые, по его мнению, должны способствовать безукоризненному функционированию организации на основе решений, принимаемых консенсусом: миграционная политика, транспорт, образование, борьба с терроризмом и гуманитарные проблемы.

Любопытным образом эти области представляют собой именно то, что интересует Россию: 1) миграционная политика в рамках СНГ осень хорошо соотносилась бы к новой стратегии возвращения в Россию «соотечественников», что позволило бы преодолеть демографический кризис в этой стране привлечением, в первую очередь, рабочей силы в малонаселенные районы — естественно, людей работоспособных, репродуктивного возраста; 2) проблемы транспорта очень актуальны для России, в основном транспортировка топлива, что лежит в основе энергетической стратегии России. Без транспортировки топлива из Центральной Азии через свою территорию, и особенно без монополизации путей транспортировки, Россия не может серьезно претендовать на статус энергетической сверхдержавы; 3) проблемы образования рассматриваются Россией сквозь призму концепции, согласно которой господство России распространяется в тех пределах, в которых распространяется господство русского языка, что доказано недавно в Украине; 4) борьба с терроризмом важна для России сквозь призму новых законодательных норм этой страны, которые допускают военные действия против возможных террористов за рубежом, в том числе на пространстве СНГ; 5) гуманитарные проблемы интересны для России особенно с точки зрения поддержки ветеранов второй мировой войны, проживающих на территории СНГ.

Наконец, Россия хочет, чтобы страны СНГ продвигали согласованную внешнюю политику. Как это должно работать было показано в 2004 году, когда была осуществлена лобовая атака на ОБСЕ. Несомненно, российские власти заслуживают всякого уважения, потому что твердо намерены защищать свои интересы, но чего ради другие страны СНГ должны подчиняться ее интересам в ущерб собственным?

У европейской интеграции Республики Молдова альтернативы нет

Разговоры о возможной переориентации внешней политики РМ на восток в связи с провалом голосования в парламенте по постановлению о выходе из СНГ и участие главы государства в саммите СНГ в Москве не выдерживают самого элементарного анализа.:

  1. СНГ больше нечего предложить РМ. Отношения между странами монетизированы, сепаратистские конфликты в это зоне инспирируются и поддерживаются вместо того, чтобы способствовать их урегулированию, торговые споры не могут быть решены (в мае президент РМ предложил денонсировать Договор об уставе Экономического трибунала Содружества независимых государств)
  2. Москва никогда не верила слезам, а у новых российских элит вообще отсутствуют чувства, присущие прежним элитам — по-особому относиться к бывшим «советским республикам-сестрам». Все основано лишь на чистом прагматизме. Партия коммунистов Молдовы, в частности, не может претендовать на «братское» отношение со стороны российских элит в условиях, когда сама Коммунистическая партия России во главе с Геннадием Зюгановым дискриминируется и унижается правящими элитами.
  3. У высшего руководства Республики Молдова мало шансов вернуть расположение к себе со стороны российского президента Владимира Путина. Тем более, что российские власти неустанно подчеркивают, что именно президент Воронин несет всю ответственность за разрушение молдавско-российских отношений, после того, как отказался подписать Меморандум Козака. Доказательством служит и недавнее выступление представителя России в Постоянном совете ОБСЕ в Вене Алексея Бородавкина, который мотивировал поддержку со стороны России запланированного в Приднестровье референдума именно неподписанием Меморандума Козака со стороны президента Воронина. Молдавские власти должны с максимальной серьезностью отнестись к заявлениям президента Путина и других высокопоставленных российских чиновников, даже если они делаются с обезоруживающей беззаботностью, как было, например, в интервью Лари Кингу, когда, отвечая на вопрос о том, что случилось с подводной лодкой «Курск», Путин невозмутимо заявил — «затонула». Вспомним, подобное отношение вызвало возмущение губернатора региона, носящего имя затонувшей субмарины, Александра Руцкого. Заявление верховного главнокомандующего послужило поводом для Руцкого поехать в Северодвинск и предложить услуги и помощь от региона. Этого Руцкому не простили, и в дальнейшем он подвергался всяческим нападкам и унижениям. С 2000 года и до сих пор, Руцкой был исключен из трех избирательных кампаний в Курской области, а также в Государственную Думу под предлогом того, что он якобы нарушил правила предвыборной агитации или же не вписал в представленные данные тот факт, что он является профессором. Таким образом, заявления, сделанные Путиным даже случайно, могут иметь более серьезные последствия, чем «случайный выстрел на охоте» американского вице-президента Дика Чейни, который заявил на саммите в Вильнюсе, что Россия вмешивается во внутренние дела стран СНГ.
  4. Чтобы убедиться в серьезности вышесказанного, молдавским властям достаточно выяснить, кто координирует и финансирует такие организации, как «Патрия-Молдова», Альтернативный конгресс гагаузов, Прорыв и другие, и в каких целях это делается;
  5. И, наконец, то, о чем давно говорится. Если ПК, находящаяся у руководства страны, на самом деле является партией, которая следует доктрине и выступает за достижение и сохранение социалистических ценностей, тогда лидеры и члены этой партии должны честно сами себе ответить на вопрос, в каком наиближайшем географическом ареале развиты социалистические принципы и где главенствует корпоративный и олигархический капитализм? Честный ответ на этот последний вопрос должен определить бесспорный вектор внешней политики Республики Молдова — у европейской интеграции РМ альтернативы нет.

Выводы

Приоритетом РМ на краткосрочный период является, как и говорят молдавские власти, успешное внедрение Плана действий ЕС-РМ. Приоритет на среднесрочный период должен быть связан с Процессом сотрудничества в Юго-Восточной Европе, в том числе и особенно посредством вхождения в CEFTA. Приоритетом на долгосрочный период должно стать присоединение к ЕС вместе со странами Западных Балкан. Поэтому необходимо сделать так, чтобы когда осуществится следующая волна расширения ЕС отделение Республики Молдова от Западных Балкан казалось бы невозможным и абсурдным. Для этого РМ должна располагать внутренней политикой, адекватной стандартам ЕС, что недавно отметил находившийся с визитом в Кишиневе председатель ПАСЕ и что неустанно повторяют и другие европейские лидеры. При таких обстоятельствах хорошая внешняя политика была бы ничем иным, как продолжением хорошей внутренней политики. Все же, чтобы четко определить приоритеты страны и избежать спекуляций вокруг стратегической ориентации РМ, парламент должен как можно скорей обсудить и принять новые концепции внешней политики и национальной безопасности.

В Приднестровье началась предвыборная гонка Референдум на фоне взрывов