Alegerile parlamentare din 2019 în Republica Moldova - alegeri.md
 МониторингПолитикаКомментарии

Выборы в Гагаузии

|версия для печати||
Игорь Боцан / 30 ноября 2006
ADEPT logo

Очередной избирательный цикл

Кампания по выборам главы гагаузской администрации вышла на финишную прямую. 3 декабря 2006 года около 85 тысяч избирателей — жителей региона отдадут свои голоса за 4-х кандидатов, зарегистрированных Центральной Избирательной Комиссией (ЦИК) Гагаузии. Интрига этих выборов отличается ярко выраженной спецификой. К тому же, выборы в Гагаузии дают старт очередному избирательному циклу в Республике Молдова. Всего через полгода после выборов главы гагаузской автономии состоятся всеобщие местные выборы. Последние имеют особое значение для оценки электоральных сил политических формирований с точки зрения предстоящих в марте 2009 года выборов в законодательный орган. Таким образом, победа того или иного кандидата на выборах 3 декабря одинаково важна как для управления публичными делами в Гагаузии, так и для оценки политических тенденций в Республике Молдова.

Разделенная ответственность

Выборы в Гагаузии интересны с точки зрения отношений между Комратом и Кишиневом. Ожидания модулированы результатами предыдущих выборов. Так, после периода турбулентности 1990–1993 годов, глубоко отрицательно сказавшихся на отношениях гагаузской общины с молдавскими властями, гагаузские избиратели вот уже около десяти лет имеют великую «привилегию» голосовать за политические силы, которые побеждали на выборах национального уровня и осуществляли правление в Республике Молдова. Как правило, симпатии гагаузских избирателей совпадали с предпочтениями большинства электората Республики Молдова, нередко предвосхищая их. Эти предпочтения были связаны с про-СНГовскими и про-коммунистическими силами. Разница состоит в том, что в Гагаузии интенсивность этих предпочтений местами была в несколько раз сильнее. И последствия этих предпочтений отличаются аналогичной логикой — разочарования граждан Гагаузии проявляются не менее ярко.

Как бы то ни было, гагаузские избиратели, или, точнее, гагаузские элиты, повлиявшие на выбор простых граждан, являются полноправными соавторами сложившейся молдавской действительности. С этой точки зрения претензии отдельных лидеров гагаузской автономии о полной ответственности Кишинева за проблемы, с которыми сталкивается автономия, не совсем корректны. Правда, нет никаких оснований считать, что если граждане гагаузской национальности сделали бы другой выбор, их положение было бы лучше, так как процент гагаузских избирателей по отношению к количеству всех избирателей Республики Молдова колебался на протяжение последнего десятилетия от 3,5 до 4,5. Так, в 1994 году в населенных пунктах компактного проживания гагаузов процент голосов, отданных за составляющие неформальной коалиции между Аграрно-демократичекой партии (АДП), Социалистической партией и Движением «Унитатя-Единство» (СПДУЕ) которая получила более 80% мандатов в новый Парламент, намного превысил средние показатели по стране. Выгода от этого выбора оказалась более чем показательной — населенные пункты, компактно заселенные гагаузами, получили статус широкой территориальной автономии, уровень которой детально прокомментирован в докладе Комитета министров Совета Европы.

Уже на всеобщих местных выборах в апреле 1995 года, избиратели Гагаузии начали связывать свои надежды с восхождением Партии Коммунистов (ПК), запрещенной в 1991 и вновь зарегистрированной в 1994 году после парламентских выборов. В Комратском районе, в 1995 за коммунистов проголосовало рекордное число избирателей — 45% против 16% в среднем по стране. Это был четкий сигнал того, что в глазах гагаузских избирателей АДП и СПДУЕ были лишь временным заменителем ПК на период ее запрета (1991–1994). Первые выборы главы автономии в августе 1995 года выиграл Георгий Табунщик при поддержке АДП. Тенденции, обозначившиеся после всеобщих выборов 1995 года, были подтверждены на президентских выборах 1996 года, когда лидер ПК Владимир Воронин набрал в Гагаузии в три (!) раза больше голосов (34%), чем в среднем по стране (примерно 10%), и уступил там только неформальному лидеру АПД Андрею Сангели. Во втором туре голосования победитель Петру Лучински набрал в гагаузской автономии 93% голосов.

На парламентских выборах 1998 года ПК стала неоспоримым фаворитом избирателей в гагаузской автономии, где коммунисты набрали 70% голосов против 30% в среднем по стране. Несмотря на то, что ПК осталась в оппозиции после выборов 1998 года, гагаузская автономия сохранила тесные отношения с молдавским руководством. Так, на выборах главы автономии в 1999 году, главой администрации был избран Дмитрий Кроитор, заместитель министра иностранных дел, выдвинутый на эту должность Демократической партией (ДП) после того, как он прошел в Парламент по спискам этой же партии, а ее лидер Думитру Дьяков стал председателем высшего представительного органа страны.

Наконец, на парламентских выборах 2001 года, ПК набрала в гагаузской автономии уже 80,5% голосов избирателей против 50% в среднем по стране. Таким образом, предвыборные обещания ПК совпали максимально точно с ожиданиями избирателей региона. Совпадение ожиданий с действительностью длилось не очень долго. Всего год спустя после абсолютной победы коммунистов в 2001 году, положение дел изменилось самым драматичным образом, так как официальный Кишинев инспирировал в начале 2002 года проведение референдума по отзыву с должности главы администрации Дмитрия Кроитора. Известно, референдум об отзыве был объявлен Народным Собранием Гагаузии и сорван администрацией Кроитора, который позже решил уйти добровольно ради того, чтобы «страсти улеглись». Подробности этого конфликта не являются темой данной статьи, важно, что он сопровождался серьезными обвинениями президента Воронина в адрес Кроитора, обвинения, которые впоследствии не нашли подтверждения в судебном порядке. Тот факт, что всего через год Президент РМ назначил Кроитора послом в Женеве, оставил впечатление, что как глава региональной администрации Кроитор просто не вписался в «вертикаль государственной власти» и был вынужден уступить.

Так, новая политическая действительность, сложившаяся в Гагаузии после 1995 года, в условиях территориального самоуправления и достаточно порочной демократии постоянно оспариваемой гагаузскими избирателями, всего лишь через год после прихода ПК к власти столкнулась с результатом вожделенного выбора в пользу последней. Именно гагаузские элиты и избиратели, самым демократическим путем способствовали приходу к власти коммунистической партии, о которой было известно, что у нее есть особое и четкое видение того, что представляет собой власть и как нужно управлять публичными делами. В ноябре 2002 года, депутат от ПК Георгий Табунщик победил на досрочных выборах главы автономии, в ходе предвыборной кампании, которая подверглась критике со стороны местных наблюдателей и наблюдателей от ОБСЕ и Совета Европы.

После отставки Кроитора и переизбрания Табунщика, отношения между Комратом и Кишиневом, более или менее пресные в течение около семи лет, приобрели горьковатый привкус. На первый план вновь вышли упреки гагаузской элиты, оппозиционной по отношению к Кишиневу. Разочарование гагаузских избирателей сложившейся ситуацией, которое и ранее проявлялось в растущем безучастии электората, получило еще более выраженный характер. Явка граждан на выборах постепенно падала — от более 80% на парламентских выборах 1994 года до 58% на парламентских выборах 2005 года. За время трех циклов региональных выборов явка снизилась с 70% до 42%. Таким образом, если на первых альтернативных выборах уровень участия гагаузов бесспорно превышал средние показатели по стране, то к настоящему моменту он бесспорно ниже средне республиканских показателей. Только в муниципии Кишинэу участие граждан в любых выборах ниже, чем в Гагаузии.

Степень разочарования гагаузских избирателей наиболее полно проявилась на последних парламентских выборах в марте 2005 года, когда они коренным образом изменили свое отношение к ПК и отдали этой партии лишь 30% голосов против 80% в 2001 году. Таким образом, всего за один избирательный цикл, ситуация изменилась в обратном порядке, и в Гагаузии поддержка коммунистов оказалась в полтора раза ниже, чем в среднем по стране. Но что особенно любопытно — инверсия оказалась проявлением последовательности, когда спустя десять с лишним лет после парламентских выборов 1994 года гагаузские избиратели подтверждают, по сути, свои прежние позиции и на 50% голосуют за предвыборный блок «Patria-Родина», созданный социалистами от СПДУЕ 1994 года. Объяснение тому предельно ясное: большинство гагаузских избирателей константно голосуют за политические силы про-СНГ-овской и пророссийской направленности. Это факт, обоснованный или нет, которым нельзя пренебречь и который следует принять во внимании — гагаузы считают про-Российский курс гарантией защиты их прав, и этот момент находит объяснение и в их отношении к Приднестровью.

Предвыборные платформы кандидатов

Примечательно, что все претенденты на пост главы администрации являются представителями «премьер-лиги» политической и административной элиты Гагаузии. Это действующий глава администрации Георгий Табунщик; бывший прокурор Гагаузии, заместитель генерального прокурора Республики Молдова Александр Стояногло; примар столицы автономии, муниципия Комрат Николай Дудогло; примар одного из главных экономических центров автономии, города Чадыр-Лунга Михаил Формузал. Предвыборные платформы кандидатов имеют очень много общего: укрепление автономии; разграничение полномочий между Комратом и Кишиневом; модернизация экономики; развитие социальной сферы и т.д. Важны в этом плане детали, которые разделяют предложения кандидатов с точки зрения преобладания политического или административного фактора. В этом смысле, Георгий Табунщик и Михаил Формузал представляют так называемый политический тандем — первый борется за сохранение должности и пользуется поддержкой правящей партии, второй считается притесняемым властью (за последние два года на него заведено 8 уголовных дел) и пользуется поддержкой части кишиневской оппозиции. Тандем конкурентов Дудогло — Стояногло представляется более «административным» чем политическим, так как оба кандидата ставят акцент преимущественно на решении социально-экономических проблем. Несмотря на то, что политический компонент присутствует и в их платформах, они не отличаются конфронтационным зарядом, который присущ первому тандему.

Невзирая на отмеченные различия, все четыре конкурента зарегистрировались как независимые кандидаты. Тому два объяснения: a) после внесения изменений в Закон о партиях 1998 года существование региональных партий стало невозможным; b) участие в выборах в Гагаузии от той или иной политической партии не дает никаких привилегий, в любом случае претенденты должны собрать в свою поддержку и представить в ЦИК Гагаузии определенное количество подписей граждан с правом голоса. В этом смысле выражение удаленности от кишиневских партий считается преимуществом.

Однако, как уже было отмечено, прежний опыт неоспоримо показывает, что поддержка политических сил Кишинева сыграла важное, если не определяющее, влияние на результатах выборов главы администрации. И на этот раз отношения между четырьмя независимыми кандидатами на пост главы администрации и политическими силами Кишинева довольно выражены. В результате, политический фактор на этих выборах преобладает над административным. На всех предыдущих выборах главы администрации побеждал кандидат, которого поддерживали правящие в Кишиневе политические силы. В сложившейся ситуации этот момент представляется одной из узловых интриг выборов — будет положен конец этой традиции или нет. В любом случае, до последнего момента не ясно, у кого все-таки больше шансов победить на этих выборах: у административного или политического пула, у провластного или проопозиционного кандидата.

Действующий глава администрации Георгий Табунщик пользуется преимуществами факторов, характерных для кандидата партии власти — административными ресурсами. Но из-за этого становится главной мишенью нападок оппозиции. Опыт Республики Молдова последних шести лет показывает, что преимущества этой ситуации несравнимо выше минусов, которые она предполагает. Так, любое важное событие, произошедшее или организованное властями в преддверии выборов, относится на счет намерения властей повлиять на итоги выборов: организация важных митингов, симпозиумов или съездов (например, созыв в июне под эгидой главы государства и главы автономии первого съезда гагаузов со всего мира); ввод в эксплуатацию объектов социально-культурного назначения и пр. — все это элементы предвыборных кампаний, характерные для всех предыдущих правлений в Республике Молдова. В подобном подходе оппозиция вполне справедливо усматривает продвижение интересов правящей элиты. Проблема в том, что эти действия невозможно однозначно отнести к административным злоупотреблениям, они ненаказуемы юридически. Те, кто практикует эти методы, считают их элементами «стратегического планирования». Единственный выход, к которому прибегает в этих условиях оппозиция — настойчивые призывы подписать некий кодекс честного поведения, который, как правило, игнорируется кандидатами власти. Другой метод оппозиции основан на тезисе, согласно которому возможные успехи достигнуты не благодаря, а вопреки действиям правления. Но в любом случае, в нынешней ситуации неоспоримым является факт, что уровень жизни в Гагаузии, как и на остальной территории Республики Молдова, немного улучшился, населенные пункты региона несравненно более ухожены, чем несколько лет назад.

Разрыв между плюсами и минусами, которыми пользуются кандидат власти и остальные конкуренты, усугубляется качеством местного законодательства о выборах. Учитывая, что Гагаузия — регион с преимущественно сельским населением, волеизъявление граждан подвергается, как и на всей территории Республики Молдова, значительному влиянию со стороны местной административной элиты, интеллектуалов и духовенства. Это влияние не поддается измерению, а его последствия не могут быть обжалованы в судебном порядке. Тот факт, что на всех предыдущих выборах главы администрации Гагаузии побеждали кандидаты, поддерживаемые правящими силами в Кишиневе, может способствовать тому, что местные административные и интеллектуальные элиты, из соображений избежания неопределенности, склонят чашу весов в пользу действующего главы администрации. Поэтому, избиратели вполне могут поддаться влиянию, связанному с избежанием «искушения» поддержать лидера местной политической оппозиции, который пользуется поддержкой оппозиции на национальном уровне.

Михаил Формузал включился в предвыборную борьбу с имиджем компетентного администратора и политика преследуемого центральными властями. Свои качества политика он проверил на конфронтации с действующим главой автономии на выборах в октябре-ноябре 2002 года. Его сторонники утверждают, что конкуренция, которую он составлял и продолжает составлять действующему главе администрации, вызвала гонения на него.

Недавний опрос общественного мнения определяет лидера оппозиции в Гагаузии Михаила Формузала как кандидата с наиболее весовыми шансами на победу. Тот факт, что у Формузала высокий рейтинг не вызывает сомнений с предыдущих выборов. Тем не менее, данное социологическое исследование поднимает несколько вопросительных знаков, связанных с тем, что опрос был заказан по телефону некой украинской организацией и неизвестно, какой интерес представляют для нее политические события в Молдове. Опрос провел республиканский Центр информации и изучения общественного мнения «Socio-inform» — организация, результаты социологических исследований которой ранее разительно отличались от прогнозов других профильных институтов, а также от действительности. Кроме того, результаты были прокомментированы аналитиком с ярко выраженными политическими симпатиями, который озвучил, скорее, желанный результат. Все это оставляет определенный осадок и наводит на мысль, что в данном случае мы являемся свидетелями применения политических технологий, а не подлинного социологического исследования.

Скорее всего, опрос был призван утвердить идею, согласно которой шансы Формузала следует рассматривать сквозь призму результатов парламентских выборов 2005 года, отмеченных в Гагаузии. Так или иначе, поведение избирателей на выборах главы администрации может быть не таким, как на парламентских выборах. На парламентских выборах вотум протеста более вероятен, чем на выборах главы администрации. Это может быть связанно с тем, что гагаузы недовольны, в том числе, проведением парламентских выборов по закрытым национальным спискам, а не по региональным. И это несмотря на то, что представительство гагаузов в национальном парламенте всегда превышало в два — полтора раза процент от общего состава избирателей Республики Молдова. Такое отношение вполне справедливо, ведь это в основном «кишиневские гагаузы», достаточно далекие от проблем региона.

Возвращаясь к программе и платформе Михаила Формузала можно сказать, что она содержит определенный оттенок конституционной конфронтации с центральными властями. Именно это может послужить своего рода препятствием, из соображений, отмеченных выше, для вполне заслуженного проявления симпатии к нему на выборах, и поставить в более выгодное положение действующего главу Гагаузии. Несомненно, Формузал заслужил симпатию многих, когда осенью 2005 года был арестован, затем освобожден, как поговаривают, по настоянию Миссии ОБСЕ в Республике Молдова. После старта предвыборной кампании призыв ряда политических партий Республики Молдова приостановить на период выборов рассмотрение в суде дел против Формузала возымел эффект. В частности, Президент Воронин выступил с заявлением в этом смысле. Считается, что и на этот раз роль Миссии ОБСЕ и послов государств ЕС и США оказалась определяющей в обеспечении нормальной предвыборной кампании.

В этом смысле примечательно, что Михаила Формузала однозначно поддержали непарламентские политические силы Республики Молдова — Республиканская Народная Партия, одним из лидеров которой является Формузал, и Социал-Демократическая Партия Молдовы. Косвенную поддержку выразили Формузалу парламентские оппозиционные формирования — Партия социальной демократии и Альянс «Молдова ноастрэ». Объяснением этому, возможно, является тот факт, что в своей предвыборной программе Формузал обещает потребовать изменения Конституции Республики Молдова в смысле введения клаузулы о внешнем самоопределении Гагаузии в случае объединения Республики Молдова с Румынией. Скорее всего, парламентские оппозиционные силы решили воздержаться от возможной прямой поддержки такой инициативы.

Кампании Николая Дудогло и Александра Стояногло отличаются от кампаний вышеуказанных кандидатов в силу факторов, о которых уже говорилось. Несмотря на личные качества и достижения этих претендентов, их поведение проявилось как нейтральное с политической точки зрения. Тем самым, они в некотором роде оказались вне политического шоу. Хотя, политическое шоу как раз отсутствовало из-за того, что поведение Табунщика указывало на то что он ставит себя выше предвыборной суеты, связанной с прямыми, открытыми дебатами. Тем не менее, участие в выборах Дудогло и Стояногло абсолютно нормальное и легитимное проявление политических амбиций лиц, достигших впечатляющего положения в обществе. Результат их участия в выборах состоит, скорее всего, в оттягивании голосов избирателей в определенные русла, с их дальнейшей ориентацией во втором туре в выгодных направлениях. Нельзя исключить также возможность неожиданного расклада сил, при котором во второй тур пройдет один из этих двух кандидатов.

Заключения

  1. Интрига выборов главы гагаузской автономии сохранится, по всем признакам, до завершения подсчета голосов во втором туре голосования, хотя сюрпризы никоим образом нельзя исключить.
  2. Победа кандидата власти или оппозиции имеет значение преимущественного для правящей партии. В первом случае ПК подтвердит свои доминирующие позиции и претензии на победу на всеобщих местных выборах. Поражение кандидата власти не станет драматичным для ПК, судьба которой больше зависит от развития общественно-политической ситуации в Республике Молдова в целом. Этот факт прекрасно известен и искусно используется в случае с российским эмбарго на молдавские товары.
  3. Победы кандидата от оппозиции далеко не станет признаком приближающей победы оппозиция на выборах национального уровня. Во всяком случае центральной власти придется предпринять необходимые усилия для нормализации отношений между Комратом и Кишиневом. Это важно с точки зрения европейских перспектив Республики Молдова.
Оттепель откладывается Выборы в Гагаузии — новое начало или дежа вю?