Alegerile parlamentare din 2019 în Republica Moldova - alegeri.md
 МониторингПолитикаКомментарии

Выборы в Народное Собрание Гагазузии: перспективы и стратегии кандидатов

|версия для печати||
Инфотаг / 3 марта 2008
ADEPT logo

Часть 1. Прогнозы накануне выборов

К выборам в Народное Собрание Гагаузии (НСГ) в автономии готовились задолго. В прошлом году начались дискуссии относительно оптимальной даты голосования. Срок полномочий старого состава НСГ истекал 17 декабря 2007 г., однако установленный законом dead line для организации очередных выборов позволял депутатам еще три месяца занимать свои должности. Желание народных избранников «досидеть до последнего» не совпадало со стремлением населения приблизить дату выборов. На этом противоречии, оппоненты действующих депутатов, в основном лидеры общественного движения «Единая Гагаузия», сумели заручиться поддержкой части избирателей. Еще одним событием, которое местные наблюдатели склонны были рассматривать в контексте выборов, стал демонстративный выход примара Комрата Николая Дудогло из состава Исполкома Гагаузии.

Стоит напомнить, что мэр Комрата был главным претендентом на пост башкана Гагаузии на последних выборах, уступив Михаилу Формузалу во втором туре около 7%. Однако, его работа в составе гагаузского правительства и стремление башкана избежать конфликтов с потенциальными оппонентами способствовали снижению антагонизма между двумя политическими лидерами автономии. Отсутствие видимых противоречий между Дудогло и Формузалом способствовало привлечению избирателей на сторону башкана. Уже к осени 2007 г. у примара Комрата было гораздо меньше оснований претендовать на роль политической фигуры масштабов всей автономии, чем год назад. Таким образом, заявление Дудогло о прекращении работы в составе Исполкома стало способом одностороннего отмежевания от фигуры башкана и своевременным напоминанием накануне выборов в Народное Собрание о своих политических намерениях баллотироваться в НСГ. Итак, какова приблизительная конфигурация электорального поля предвыборной Гагаузии? Накануне выборов сложилась довольно ясная картина: за обладание депутатскими мандатами будут бороться кандидаты, поддерживаемые ПКРМ, сторонники башкана и общественного движения «Единая Гагаузия», а также кандидаты, ориентированные на комратского лидера Николая Дудогло. Разумеется, спектр политической принадлежности кандидатов гораздо шире, — всего в выборах участвует 10 политформирований. Однако, даже в случае успеха, кандидаты от любой из участвующих партий не останутся особняком и примкнут к одной из трёх политических сил.

Что касается политического веса и относительных перспектив каждой из этих конкурирующих групп, то отчасти эту тему раскрывают результаты выборов в местные органы власти минувшего лета. Более половины из вновь избранных примаров и членов местных советов Гагаузии являются сторонниками башкана и движения «Единая Гагаузия». Примерно в 20% населённых пунктах власть получили представители ПКРМ. Кандидаты, которых в контексте выборов в НСГ можно рассматривать как союзников комратского лидера, получили мандаты примаров примерно в 15% населённых пунктах. Таково условное соотношение политических сил в Гагаузии, поскольку система выборов на основе одномандатных округов может внести кое-какие коррективы в этот расклад.

Огромное значение имеют политические предпочтения жителей трёх городов Гагаузии, от которых в местный парламент избираются 10 из 35 депутатов. К примеру, электорат гагаузской столицы, от которой избираются четыре депутата, по-прежнему больше ориентирован на своего примара и, с большой долей вероятности изберёт в депутаты как самого Дудогло, так и 2–3 его соратников. Избиратели двух других городов автономии — Чадыр-Лунги и Вулканешт в большинстве своём являются сторонниками башкана Гагаузии. Поэтому, из шести депутатов, представляющих эти города в Народном Собрании, по меньшей мере четверо могут быть от «Единой Гагаузии».

Говоря о перспективах Партии Коммунистов перед приближающимися выборами, можно отметить наличие у них хоть и малочисленного, но довольно стабильного и надёжного ресурса — это отдельные сёла Чадыр-Лунгского и Комратского районов. Относительной уверенностью они могут обладать по отношению к двум крупным сёлам, от каждого из которых избирается по два депутата. Это село Копчак — родное село бывшего коммунистического башкана Георгия Табунщика и село Конгаз. В последнем, среди прочих кандидатов на депутатский мандат претендует и действующий примар от Партии коммунистов. Если учесть, что на последних местных выборах он заручился поддержкой более 80% избирателей, то можно смело записывать его в состав будущей фракции ПКРМ в Народном Собрании. В остальных населенных пунктах определяющим условием является эффективность работы с «не определившимся» электоратом.

Все эти моменты говорят о том, что коммунистам придётся затратить немало сил и средств, чтобы приблизиться хотя бы к цифре 20%, которую они получили на местных выборах 2007 г. Перспектива же сохранения своих 22 мандатов, которые они имеют в нынешнем составе НСГ, становится совсем уж призрачной. Реальный «урожай» ПКРМ по Гагаузии вряд ли превысит 7–8 депутатских мандатов.

Адресная группа «Единой Гагаузии» (опять же, если в качестве одного из ориентиров брать последние местные выборы) — это большинство избирателей Вулканештского района, большей части населённых пунктов Чадыр-Лунгского района и части сёл Комратского района. Если «Единая Гагаузия» до 16 марта сумеет сохранить имеющееся влияние, то в новом составе НСГ фракция её сторонников может включать до 20 депутатов.

География влияния комратского градоначальника довольно ограничена. Во-первых, Дудогло пока не соответствует критериям общегагаузского лидера. Во-вторых, даже в среде избирателей сёл Комратского района ни у одной из политических сил, в том числе у сторонников Дудогло, нет явного преимущества. Если учесть стабильные симпатии жителей гагаузской столицы, то можно предположить, что в состав НСГ помимо самого Николая Дудогло наверняка пройдут и 6–7 его единомышленников.

Ориентированные на фигуру Дудогло кандидаты изначально не могут претендовать на какое бы то ни было большинство в будущем составе НСГ. «Дудогловцы» могли бы оказывать существенное влияние на работу законодательного органа лишь при условии сопоставимого представительства в нём депутатов от ПКРМ и «Единой Гагаузии». Возможно, сам Дудогло такие планы и строит, однако есть ряд причин, по которым ожидания комратского лидера могут не оправдаться.

Первое, может быть не причина, но риск — это большая вероятность формирования в Народном собрании подавляющего большинства от «Единой Гагаузии», при котором законотворческий процесс практически не будет зависеть от позиции Дудогло. Второй момент — это наличие противоречий между «командой Дудогло» и ПКРМ. К примеру, и сам Дудогло, и примар-коммунист Конгаза Демьян Карасени баллотируются в депутаты с явным прицелом на кресло председателя НСГ. Таким образом, по степени противоречивости отношения между Дудогло и коммунистами могут не уступать его отношениям с представителями «Единой Гагаузии».

Часть 2. Обещания кандидатов и потребности электората

Политические силы, «штурмующие» Народное Собрание Гагаузии, безусловно, понимают, насколько конечные результаты зависят от содержания и востребованности идеологического посыла, с которым каждая из них обращается к избирателям. Как видно из предвыборной агитации конкурентов, у каждой из соперничающих групп есть свои представления о том, как строить светлое будущее Гагаузии.

Главным коньком коммунистов, основным лейтмотивом их предвыборной кампании является тезис об «умении договариваться с Кишинёвом». Данный аргумент используется коммунистами практически на каждых выборах, а его тональности меняются в зависимости от позиций, которые сторонники ПКРМ занимают во властных структурах Гагаузии. На нынешних выборах эта мысль звучит примерно так: «как только ушёл старый башкан, Кишинёв стал меньше выделять денег для Гагаузии. Если коммунисты уйдут и из Народного Собрания, то деньги перестанут выделять вообще».

Очевидно, что предвыборная кампания, основанная на подобных идеях, может вызвать неоднозначную реакцию жителей Гагаузии. С одной стороны, для определённой части жителей высказываемые перспективы остаться без малейшей финансовой помощи центральных властей звучат угрожающе. В условиях низкого жизненного уровня населения способность тех или иных сил «договариваться с Кишинёвом» об оказании помощи может играть решающую роль при определении людьми своих политических предпочтений. При этом, «условия договора» во внимание, как правило, не принимаются. С другой стороны, намёки на возможное прекращение финансовой поддержки со стороны центральной власти значительная часть избирателей воспринимает как шантаж, что не прибавляет авторитета местным коммунистам.

Основная тема, на которую акцентируют внимание агитаторы «Единой Гагаузии» при общении с населением — это необходимость достижения единства всех уровней власти автономии. Большинство «своих» в Исполнительном Комитете, местных публичных органах и в Народном Собрании, даст «единогагаузам» зелёный свет для начала реализации многих инициатив, заложенных в программных документах, но которые до сих пор лежали «на дальней полке» из-за противоположной позиции действующих депутатов.

Инициативы «Единой Гагаузии» об усилении местной автономии, создании региональных политических партий, расширении прав на внешнеэкономическую и внешнеполитическую деятельность, — все это нужно Гагаузии и находит поддержку среди значительного числа граждан. Особо стоит отметить позицию формирования относительно приднестровского урегулирования, согласно которой, при образовании объединённого государства, Гагаузия будет претендовать на статус аналогичный приднестровскому. Эта идея особенно популярна среди местных жителей и способна обеспечить хорошую поддержку движению.

Стоит, однако, учитывать и ряд отрицательных моментов. Это, прежде всего, обременительные для регионального бюджета финансовые обязательства по выплатам взятых в прошлые годы кредитов, а также негативные последствия засухи 2007 г. Данные обстоятельства, сдерживающие рост экономики края и сковывающие социальные преобразования в обществе, негативно влияют на авторитет руководства Гагаузии, тем самым отрицательно сказываются и на имидже кандидатов-единогагаузов.

Судя по выступлениям Николая Дудогло и ряда его союзников, эта команда пока не готова предложить избирателям цельного видения будущего Гагаузии. На сегодняшний день основная тема их выступлений — это критика действующей исполнительной власти и лично башкана Михаила Формузала. Определённый процент симпатий электората такой подход способен обеспечить. Однако, жесткая критика, без предложения какой-то позитивной программы, не способна обеспечить успех. Тем более что речь идет о выборах в законодательное собрание и излишнее внимание к персоне Формузала многие жители считают неуместным.

Выборы 16 марта покажут реальные предпочтения гагаузского электората. Но, если рассматривать выборы Народного Собрания через призму политических проектов, предлагаемых избирателям, то результаты выборов станут ценным индикатором состояние гагаузского общества и его видения будущего устройства всей страны. Выборы покажут, насколько комфортно гагаузский народ чувствует себя в рамках своей автономии и что нужно сделать, чтобы такой комфорт обеспечить.

Три года со дня подписания Плана действий «ЕС — Республика Молдова» Нужны ли региональные партии?