Alegerile parlamentare din 2019 în Republica Moldova - alegeri.md
 МониторингПолитикаКомментарии

Нужны ли региональные партии?

|версия для печати||
Игорь Боцан / 6 марта 2008
ADEPT logo

Введение

Выборы в Народное Собрание Гагаузии (НСГ), намеченные на 16 марта 2008 года, вывели на первый план проблему региональных партий. У этой проблемы более давняя история, но приближающиеся выборы в Народное Собрание вызвали дискуссии с участием местных и международных экспертов. В октябре 2007 года такие дебаты прошли с участием представителей местных органов власти и политических сил. Основные выводы сводились к тому, что национальные партии себя скомпрометировали, они недостаточно глубоко знают региональные проблемы, и что, наконец, региональные партии могли бы предложить решения, необходимые для адекватной организации политической жизни на региональном уровне.

Принятие 21 декабря 2007 года Парламентом Республики Молдова нового Закона о политических партиях, который проигнорировал требования об упрощении регистрации региональных политических партий, вызвало незамедлительную реакцию. 25 декабря, Глава (Башкан) Гагаузии Михаил Формузал обратился к потенциальным участникам выборов 16 марта 2008 года, с призывом регистрироваться в качестве независимых кандидатов, тем самым, подтвердив свое мнение насчет дискредитации национальных партий. В конечном итоге, призыв Формузала вызвал недовольство наиболее популярной в Гагаузии Партии Социалистов, которая, в знак протеста, заявила о намерении не выдвигать своих кандидатов на предстоящих выборах. Эти события свидетельствуют о том, что на выведенный в заголовок вопрос однозначного ответа нет.

Международный опыт

Международный опыт показывает, что, как правило, региональные партии не запрещены намеренно. Просто условия, предусмотренные для регистрации политических партий, для них могут оказаться трудно выполнимыми. Во-вторых, международная практика показывает, что наличие или отсутствие региональных партий не зависит от того, является ли государство федеративным или унитарным. По всем показателям, основной критерий для разрешения или неразрешения региональных партий связан с оценкой со стороны центральных властей угрозы сепаратизма, которая исходила бы от официально признанных политических структур.

Но и последний критерий не является полностью убедительным, если сравнить два государства, которые сталкивались или все еще сталкиваются с сепаратистским движением. Россия не допускает существования региональных партий, несмотря на то, что является федерацией с 83-мя субъектами (после реорганизаций, осуществленных в последние годы), с огромной территорией. С другой стороны, в Испании, которая не является федерацией de jure, хотя de facto считается таковой, в каждой из 17-ти автономных единиц, имеется минимум по одной региональной партии. Конституции обеих стран[1] однозначно предусматривают право граждан на свободное объединение, в том числе в политические партии, но условия регистрации политических партий делают нeвозможным их существование в России, но их очень легко выполнить в Испании. В результате, в Российской Федерации после недавних изменений в законодательство о партиях и их перерегистрации в 2007 году, осталось лишь 15 партий. Зато в Испании, только за период 1976–2002 гг., Министерством внутренних дел зарегистрировано более 1500 партий, и ни одна из них не была изъята из регистра, несмотря на то, что большинство из них уже не действуют. Можно полемизировать по поводу уровня демократизации и стабильности этих двух стран, рассматривая вопрос сквозь призму наличия или отсутствия региональных партий.

В этом смысле, оправданно будет сослаться и на пример, более близкий Республике Молдова с точки зрения государственного устройства и территориально-административной структуры. Речь о Португалии, которая, будучи членом Европейского Союза — что снимает сомнения относительно соблюдения демократических норм — являет собой исключение в том смысле, что специальной статьей Конституции запрещает существование региональных партий. Согласно 6 статьи Конституции, Португалия является унитарным государством, созданном для соблюдения автономии местных органов власти и демократической децентрализации управления; Азорские острова и острова Мадейра являются автономными регионами с собственным политическим и административным статусом, а также с собственными органами управления. Несмотря на автономию двух архипелагов, зафиксированной в высшем законе, часть (4) статьи 51 однозначно гласит, что ни одна партия не может быть создана, если ее наименование и уставные цели указывают на региональный характер.

Опыт Республики Молдова

Учитывая, что гагаузские политические силы настаивают на необходимости разрешения региональных партий, приведенные выше примеры были выбраны преднамеренно, с целью показать пределы крайних позиций в вопросе о региональных партиях. С одной стороны, налицо опыт России, к которой политические силы Гагаузии проявляют всяческое уважение и симпатию, но которая, даже будучи федерацией, довольно жестко не допускает существование региональных партий. С другой стороны — Испания, которая сталкивается с крайне опасными сепаратистскими движениями, но имеет более чем либеральное законодательство для партий в целом и для региональных, в частности. Все остальные примеры, в том числе Португалии и по ассоциации, Республики Молдова, вписываются между этими двумя крайностями. Можно сделать вывод, что в отношении региональных партий не срабатывают никакие другие аргументы, кроме здравого смысла.

Что же касается Республики Молдова, следует отметить, что ее опыт не ознаменован какими-либо угрозами со стороны региональных партий, поэтому, сдержанное отношение молдавских властей к ним неоправданно. В период 1991–1998 гг. региональные партии действовали в рамках закона №718-XII от 17 сентября 1991 года. Последствия их деятельности были незначительными. Таблица 1 наглядно показывает, что в условиях существования региональных партий на выборах в Народное Собрание, граждане автономии оказали больше доверия кандидатам от трудовых коллективов, независимым кандидатам и кандидатам от национальных партий.

Таблица 1. Результаты выборов Народного Собрания Гагаузии в 1995

Результаты выборов Народного Собрания Гагаузии в 1995

Изменение законодательства о партиях в 1998 году, в результате которого перерегистрация региональных партий стала невозможной, было нацелено не столько на них, сколько на все малочисленные партии, независимо от того, были ли они национальными или региональными. Причиной этих изменений стал тот факт, что в условиях обилия партий (на тот момент было зарегистрировано более 60 формирований) распыляются голоса избирателей.

Следовательно, в Республике Молдова региональные партии вначале были разрешены, а впоследствии запрещены, без каких-либо ссылок на их необходимость или на возможную угрозу, которая могла исходить от них. Более того, наиболее напряженные отношения между Кишиневом и Комратом сложились в результате действий неформальных движений в Гагаузии — «Gagauz Halky» в начале 90-х годов и «Единой Гагаузии» в период 2003–2006 гг, когда на лидера этого движения Михаила Формузала было оказано давление с целью недопустить его политического восхождения. Эти моменты — лишнее подтверждение того, что не столько региональные партии per se, а другой вид проблем порождает опасные конфликты между центром и регионом. Несомненно, конфликты между Кишиневом и Комратом накладывают отпечаток на рейтинг национальных партий в регионе, что особо проявляется на парламентских выборах, которые, по сути, диктуют отдать предпочтение партии в ущерб независимым кандидатам, которые, как считается, лишены шансов пройти в парламент.

Таблица 2. Результаты парламентских выборов на территории Гагаузии

Результаты парламентских выборов на территории Гагаузии

В настоящий момент, когда гагаузские элиты претендуют на право создать региональные партии, нет никаких убедительных причин отказать им в этом. В этом смысле любопытна позиция гагаузских властей, которые не прибегают к собственному конституционному праву, чтобы добиться того, что считают необходимым. Так, согласно конституционным изменениям, внесенным еще в 2003 году, Народное Собрание имеет право на законодательную инициативу и может внести в Парламент Республики Молдова предложения по изменению Закона о партиях, в смысле разрешения регистрации региональных партий. Самым сильным аргументом в этом смысле стала бы ссылка на абсурдность ситуации, при которой гагаузам было предоставлено право на территориальную автономию по этническим критериям, но отказывается в гораздо менее важном праве — регистрировать региональные политические партии.

Есть и другие аргументы, на которые можно сослаться в случае, если бы гагаузские элиты захотели любой ценой зарегистрировать региональные партии. Речь идет не о капризе гагаузов, а о потребности, которая может сильно проявиться сразу же после выборов 16 марта, когда на повестку дня крупным планом станет вопрос об образовании большинства в Народном Собрании. Имеется в виду, что все более явное предпочтение гагаузских избирателей голосовать за независимых кандидатов в ущерб тех, что идут по партийным спискам, может обернуться определенными проблемами для адекватной структуры регионального парламента. Если это произойдет, гагаузские власти будут вправе настаивать на разрешение региональных партий, хотя известно, что независимые кандидаты входят в незарегистрированные политические группировки, образовавшиеся вокруг сильных личностей, таких, как Глава автономии Михаил Формузал и примар муниципия Комрат Николай Дудогло. Кроме того, в качестве аргумента можно сослаться и на тот факт, что нельзя воспрепятствовать стремлению гагаузов определить собственную пропорциональную систему выборов в Народное Собрание, что предполагает необходимость разрешения региональных партий в условиях, когда избиратели региона отказываются голосовать за национальные партии. Приведенные выше примеры касаются конкретных случаев, которые показывают лишь то, что сложившаяся ситуация диктует необходимость поиска экстра-аргументов для нужного и очевидного дела — региональные партии нужно разрешить, если гагаузы считают, что нуждаются в них.

Таблица 3. Результаты выборов в местные советы Гагаузии

Результаты выборов в местные советы Гагаузии

Наконец, еще одним аргументом в пользу разрешения региональных партий является тот факт, что и правящая партия Республики Молдова нуждается в их легализации, по крайней мере, на уровне политической риторики. В этом смысле, Президент Владимир Воронин допускает возможность того, что на парламентских выборах в марте 2009 году будет участвовать и Приднестровье, как отдельный избирательный округ, по которому будут избраны 18–20 депутатов по партийным спискам. Разумеется, если эта идея пустит корни, то региональные партии Приднестровья придется легализовать в качестве таковых. Маловероятно, что приднестровцы согласятся присоединиться к национальным партиям Республики Молдова для организации выборов в приднестровском округе. И если это так, то возникает вопрос: не накалит ли обстановку такой выборочный подход — разрешить легализацию региональных партий в Приднестровье и отказать в этом праве Гагаузии? Кроме того, если вариант, о котором говорил Президент Молдавии, правдоподобный, то почему возможность регистрации региональных партий не была предусмотрена в Законе о политических партиях, принятый совсем недавно — 27 декабря 2007 года?

Заключения

  1. Из вышеизложенного можно сделать вывод, что как с точки зрения закона и логики, так и с точки зрения статистики, нет никаких серьезных аргументов для запрета региональных партий в Республике Молдова. Более того, после принятия нового закона о партиях, который предусматривает их финансирование из бюджета, гагаузы, как налогоплательщики, получили дополнительный аргумент для того, чтобы настоять на разрешении региональных партий.

  2. Тот факт, что Народное Собрание Гагаузии не воспользовалось правом, предоставленным ему еще четыре года назад, и не внесло в Парламент Республики Молдова законодательную инициативу, призванную узаконить существование региональных партий, вызывает сомнение насчет того, что гагаузам действительно нужны региональные партии. Скорее, речь идет о внутренней политической борьбе в регионе.

  3. Хотя цинизм следует полностью исключить из отношений Кишинева с Комратом, тем не менее, не следует игнорировать голоса тех, кто допускает, что легализация региональных партий может помочь смещению «узла напряжения», который сейчас наблюдается на уровне центр-регион, в сторону внутриполитической жизни региона. Опыт показывает, что в таких странах, как Молдова, и с такими же проблемами, самая лучшая стратегия — это честный подход к существующим проблемам.

  4. В своих выступлениях Глава Гагаузии Михаил Формузал призывал к более активному включению граждан автономии в политическую и административную жизнь на национальном уровне. Это правильная точка зрения и заслуживает поддержки, так как направлена на преодоление состояния изоляции, сложившегося в силу целого ряда факторов, в том числе языкового. Но в этом случае возникает проблема, связанная с возможной угрозой того, чтобы разрешение региональных партий каким-то образом не усугубило изоляцию.

  5. Последняя ремарка исходит из того, что, по идее, граждане одного государства могут быть членами одной только политической партии. В этом смысле, если наиболее способные граждане из гагаузской автономии стали бы членами региональных партий, не помешает ли это их выдвижению на национальном уровне — а это во всех современных демократиях делается по партийным каналам?

  1. Статья 6 Конституции Испании и статья 30 Конституции Российской Федерации
Выборы в Народное Собрание Гагазузии: перспективы и стратегии кандидатов Пустопорожняя риторика или?..