Alegerile parlamentare din 2019 în Republica Moldova - alegeri.md
 МониторингПолитикаКомментарии

Выборы в Гагаузии как прелюдия к парламентским выборам

|версия для печати||
Игорь Боцан / 31 мая 2008
ADEPT logo

Выборы без победителя

Интрига выборов в Народное собрание (НС) Гагаузии, прошедших в два тура 16 и 30 марта 2008 года, состояла в обновлении соотношения политических сил в регионе. Те же политические группировки, которые в декабре 2006 года боролись за должность главы администрации (башкана) Гагаузии, решили оспорить главенство в региональном законодательном органе: Партия коммунистов Республики Молдова (ПКРМ), сторонники нового главы администрации региона Михаила Формузала, объединенные под эгидой общественной организации «Движение Единая Гагаузия» (ДЕГ) и сторонники примара муниципия Комрат Николая Дудогло, который в декабре 2006 года проиграл выборы Михаилу Формузалу.

Основная ставка ПКРМ состояла в достижении результата, который позволил бы ей сохранить статус-кво — контроль над НС. Сторонники ДЕГ жаждали победы для того, чтобы обеспечить гармонизацию деятельности НС и Главы администрации, а сторонники примара Николая Дудогло рассчитывали на достаточно хороший счет для того, чтобы навязать компромиссный вариант в споре двух соперничающих сторон — избрания Дудогло председателем НС.

В результате выборов оказалось, что ни одну из этих трех группировок сил нельзя считать победительницей, т.е. способной сформировать или консолидировать большинство в НС для избрания руководящих органов представительного форума региона. Несмотря на то, что расчет сторонников примара муниципия Комрат оказался не лишенным резона, ни одна из двух соперничающих сторон не приняла компромиссный вариант Николая Дудогло.

Специфика выборов в Гагаузии

Выборы в НС Гагаузии отличаются более ярко выраженной спецификой по сравнению с национальными парламентскими выборами. Это прямой результат применения мажоритарной выборной системы на пространстве, «нестандартном» с политической точки зрения. В Гагаузии доверие граждан к политическим партиям значительно ниже, чем в среднем по стране, где партии пользуются доверием лишь у 15–20% респондентов. Политические лидеры региона объясняют этот факт тем, что законодательство Республики Молдова не позволяет регистрировать региональные партии. При таких обстоятельствах гагаузские избиратели предпочитают голосовать за самых авторитетных и вызывающих доверие кандидатов, политическая принадлежность которых менее важна. Разумеется, наибольшим доверием пользуются политически неангажированные кандидаты — независимые, которые идут на выборах с обещаниями решать конкретные проблемы граждан.

Всего в гонках по выборам НС зарегистрировались 160 кандидатов, из которых пятеро впоследствии отказались от борьбы. Около половины кандидатов представляли десять национальных партий, вторую половину составляли независимые кандидаты. В целом, следует отметить тот факт, что в Гагаузии политическая принадлежность претендентов на мандат в НС не имеет большого значения (за исключением представителей ПКРМ).

Число кандидатов, зарегистрированных для участия в выборах Народного собрания Гагаузии

Только после выборов независимые кандидаты раскрывают свои политические предпочтения, группируясь во фракции. На недавних выборах этой спецификой решила воспользоваться и ПКРМ, единственная солидно организованная политическая сила в Гагаузии. ПКРМ завуалировала политическую принадлежность около трети своих кандидатов, которые были зарегистрированы как независимые. Оппоненты ПКРМ не преминули поспекулировать на этот счет, заявив о наступившем закате формирования и о том, что символ этого формирования в избирательном бюллетене вызывает отвращение у избирателей. В ответ ПКРМ заявила, что уловки и гибкость с целью добиться максимального результата — не порок, а политическая добродетель. В этом смысле следует отметить, что, действительно, накануне старта избирательной кампании ПКРМ объявила об образовании «Блока за процветающую Гагаузию — в составе обновленной Молдовы» (БПГОМ), опубликовав список всех кандидатов, зарегистрированных в 34 избирательных округах. Из них 26 человек баллотировались от ПКРМ, остальные восемь — в качестве независимых. БПГОМ не выставил своего кандидата только в одном округе. Среди основных пунктов предвыборной платформы БПГОМ «Сильная страна — сильная Гагаузия» числились: газификация региона; централизованное водоснабжение; ремонт дорог; компьютеризация системы образования; повышение уровня жизни путем осуществления специальных программ; привлечение внутренних и внешних инвестиций в регион и др.

Вторая политическая сила сгруппировалась на платформе неправительственной организации «Движение Единая Гагаузия» (ДЕГ) и привлекла на свою сторону в основном независимых кандидатов. Тем не менее, ДЕГ удалось заручиться поддержкой и представителей других политических партий, находящихся в оппозиции к ПКРМ. С началом избирательной кампании ДЕГ опубликовало свой список в составе 19 кандидатов: 12 независимых, 6 от Движения «Равноправие» и один от Альянса «Наша Молдова» (АНМ). Присоединение кандидатов от «Равноправия» и АМН к ДЕГ не было акцией, согласованной на уровне руководства формирования. Любопытно, что ни один из кандидатов Республиканской народной партии (РНП) не примкнул к ДЕГ, несмотря на то, что глава администрации Михаил Формузал входит в состав руководства РНП (или, может, он уже покинул формирование?). Предвыборная программа ДЕГ основывалась в общих чертах на избирательной платформе башкана Формузала — «Одиннадцать шагов навстречу людям».

Борьба между основными соперниками также отличалась специфичным характером и развернулась в основном вокруг выяснения ряда проблем, в частности: из каких источников — из местного или национального бюджета — необходимо финансировать кампанию по выборам в НС; чей вклад — Кишинева или Комрата — был определяющим в решении России предоставить гуманитарную помощь; кому предназначена помощь со стороны России — Республики Молдова в целом или только Гагаузии; кто самый верный партнер России — центральная власть (Кишинев) или региональная (Комрат)? Разумеется, выяснение этих вопросов должно было оказать определенное воздействие на симпатии избирателей и подсказать им, у кого больше прав распределять гуманитарную помощь, а значит и пользоваться поддержкой избирателей.

Процент голосов, набранных конкурентами в первом туре выборов

Вплоть до голосования основные конкуренты на выборах предпочитали афишировать свои амбиции и уверенность в том, что победа будет за ними. Что касается правильности избирательного процесса, то в этом смысле предпочтение было отдано предварительным оценкам и выводам отчетов наблюдателей Совета Европы, согласно которым выборы были в целом честными и объективными, с незначительными отклонениями, неминуемыми в обществе с переходной экономикой. Обращений конкурентов в избирательные органы или в суд было мало. И только поле подведения итогов, когда сгруппировавшиеся политические силы поняли, что ожидаемых результатов не удалось добиться, начались взаимные обвинения.

Среди основных нарушений отмечались: использование «административного ресурса»; воздействие на решения Центральной избирательной комиссии Гагаузии (ЦИКГ); незаконная регистрация ЦИКГ кандидатов, представивших искаженные данные о месте жительстве; «подкуп» голосов избирателей такими методами, как внезапное покрытие щебенкой размытых сельских дорог, некими неизвестными «добродетелями», о политической принадлежности которых избиратели должны были догадаться; открытая политическая пропаганда в день выборов, что противоречит закону, и т.д. Апелляционная палата Комрата признала действительными мандаты всех победителей, за исключением одного.

Процент голосов, набранных альянсами

Блокирование работы Народного собрания нового созыва

Незамедлительным последствием результатов выборов в Народное собрание Гагаузии стало блокирование работы этого органа. Согласно Закону об особом правовом статусе и Уложению (Конституции) Гагаузии, в месячный срок после выборов созывается учредительное заседание нового состава НС. На первом заседании большинством голосов избранных депутатов избираются руководящие органы регионального законодательного органа — председатель, его заместители и президиум НС.

Ярко выраженная фрагментация состава НС и тот факт, что председатель и его заместители избираются тайным голосованием, опрокинули предварительные закулисные договоренности по поводу образования большинства, способного избрать руководящие органы НС и обеспечить функциональность законодательного органа. В конечном итоге, относительная победа ПКРМ оказалась более важной, чем число мандатов, полученных кандидатами этого формирования, но гораздо менее значительной, чем триумфально заявляли ее представители.

Число мандатов, полученных конкурентами на выборах

К первому заседанию НС, намеченному на 30 апреля 2008 года, ПКРМ выступила с благодарственным обращением ко своим избирателям за оказанную поддержку. Обращение подписали 17 депутатов, а это значит, что к 13 депутатам БПГОМ присоединились еще четверо из числа независимых.

Распределение мандатов среди альянсов

Тем временем Апелляционная палата признала недействительным мандат независимого депутата, избранного от села Томай. Сторонники ДЕГ расценили это решение как результат политического вмешательства с целью обеспечить паритет голосов при избрании руководящих органов НС и чтобы в случае новых выборов БПГОМ завладел этим мандатом и смог самостоятельно сформировать абсолютное большинство в НС. Опасения сторонников ДЕГ основывались на том, что независимый кандидат от Томая одержал победу над своим соперником от БПГОМ во втором туре выборов с минимальным перевесом: 50,63% против 49,37% — разница всего лишь в 26 голосов. Сторонники БПГОМ считают, что только нарушения, допущенные против их кандидата, помешали ему победить во втором туре выборов после того, как в первом соотношение полученных голосов было 47,7% против 30,1% независимого кандидата. Это жонглирование результатами первого и второго туров не представляется убедительным. Тем не менее, есть целый ряд факторов, которые указывают на то, что ПКРМ более ловко повела себя в политической борьбе против ДЕГ. Так, формальный лидер ДЕГ Федор Гагауз произвел самую крупную сенсацию на выборах: в первом туре он одержал победу над своим главным соперником от БПГОМ со счетом 49,1% против 37,3%, но во втором туре проиграл ему с перевесом в один процент — 49,5% против 50,5%.

Объединение в коалиции определило кандидатуры на должность председателя НС. Группа Николая Дудогло выдвинула своего лидера, кандидатом ПКРМ стал примар Конгаза Демьян Карасени. ДЕГ выдвинуло председателя района Вулкэнешть Сергея Чернева (кандидат от «Равноправия»). Кандидатура ДЕГ подтвердила предположения об объединении элит районов Чадыр-Лунга и Вулкэнешть с целью составить противовес представителям Комрата. В декабре 2006 года на выборах башкана Михаил Формузал получил подавляющую поддержку избирателей в районах Чадыр-Лунга и Вулкэнешть и одержал победу над Николаем Дудогло, который пользовался поддержкой избирателей района Комрат.

При сложившихся обстоятельствах Николай Дудогло имел все основания обратиться к остальным политическим силам с призывом поддержать его кандидатуру на пост председателя законодательного органа автономии. В противном случае, если контроль над НС перейдет к ПКРМ, напряжение между исполнительной и законодательной ветвями власти в автономии сохранится. С другой стороны, в случае, если контроль над НС возьмет ДЕГ, линия противостояния сместится и проляжет по курсу Комрат-Кишинев, учитывая, что антагонизм между ПКРМ и ДЕГ, обозначившийся еще в тот период, когда Михаил Формузадл был примаром города Чадыр-Лунга, усугубился после выборов 2006, а также 2008 года. В принципе, предложенный Дудогло компромисс мог бы смягчить как напряженность в отношениях между властями на региональном уровне, так и между центральной и региональной властью. Но только ни одна из двух противоборствующих сил — ПКРМ и ДЕГ — не поторопилась принять предложение.

Результаты голосования по кандидатурам, предложенным на пост председателя НС, произвели самую настоящую сенсацию. Из 17 депутатов, числившихся членами расширенной коалиции БПГОМ, за кандидата ПКРМ Демьяна Карасени тайно проголосовали только 14. Кандидат ДЕГ Сергей Чернев набрал 12 голосов, Николай Дудогло — 8. В тот же день во втором туре Карасени набрал 15 голосов, Чернев — 13, а 6 бюллетеней были признаны недействительными. Эти результаты позволяют оценить подлинный состав четырех фракций в НС. Сюрприз состоит в том, что из пяти неангажированных независимых депутатов четыре были привлечены в ДЕГ, несмотря на то, что трое из них входят в группу 17-ти, подписавшихся под обращением ПКРМ к избирателям. Группа примара Дудогло действительно состоит из 6-ти депутатов, которые во втором туре «испортили» бюллетени с целью не допустить победы ни одной из сторон, иными словами — предотвратить вывод своего лидера из игры. Можно предположить, что в первом туре голосования по кандидатуре председателя НС оба депутата от Демократической партии присоединились к группе Дудогло, а во втором проголосовали по-разному. Последнее предположение представляется резонным, если иметь в виду недовольство по поводу партнерских отношений между примаром Дудогло и ДПМ.

Депутаты фракций Народного собрания

Новый состав НС собрался еще раз — 12 мая 2008 года, но не смог разблокировать деятельность законодательного органа. В итоге, состояние неопределенности обострилось еще больше не только по причине невозможности формирования функционального большинства, но и из-за отсутствия четких предписаний относительно процедуры выхода из тупика.

Пока же большинством голосов депутатов ДЕГ и группы Дудогло принято решение, которое оставляет на рассмотрение башкана Михаила Формузала созыв очередного заседания НС по избранию руководящих органов. Это решение оспорили депутаты ПКРМ, которые выразили свое возмущение по поводу трех моментов:

Поскольку в НС старшим по возрасту является депутат от ПКРМ, можно понять, почему группа Дудогло предпочла оставить за башканом право созыва заседаний НС до избрания руководящих органов законодательного форума. В этой связи глава администрации Формузал обратился 21 мая 2008 года к депутатам НС с призывом создать широкую коалицию. Идею можно приветствовать, однако непонятно, как понимают основные политические силы это обращение и как можно будет распределить руководящие должности в НС в случае образования широкой коалиции. Пока же Николай Дудогло по-прежнему держит в своих руках «золотую нить», но его маневры не могут длиться долго. Согласно законодательству, должность депутата НС несовместима с любой другой оплачиваемой должностью. Поэтому на национальном уровне была установлена норма, согласно которой в случае несовместимости должностей их обладатели в двухмесячный срок после установления несовместимости должны сделать выбор в пользу одной из них. Как будет применяться эта ограничительная мера — неясно, но не исключено, что очень скоро и кандидату ПКРМ на должность председателя НС Демьяну Карасени, и Николаю Дудогло придется сделать выбор между мандатом примара представляемых ими населенных пунктов и мандатом депутата НС.

Сторонники ДЕГ предложили распустить новый состав НС и организовать новые выборы. Трудно сказать, насколько резонна эта идея в условиях, когда ПКРМ доказала, что обладает более высоким организационным уровнем, пользуется значительно более высоким доступом к ресурсам по сравнению с остальными конкурентами, а местный бюджет не располагает средствами для проведения новых выборов. Кроме того, нормы закона относительно возможного выхода из тупиковой ситуации, в которой оказалось НС, настолько туманны, что трудно оценить варианты разблокирования ситуации. Уложение Гагаузии однозначно предусматривает лишь два момента для роспуска НС главой администрации:

Выводы

  1. По большому счету, гагаузский электорат остается разрозненным с политической точки зрения. Группировка политических сил в региональном законодательном органе происходит в основном по критериям «сиюминутной необходимости», основанной на закулисной «силе убеждения», или по критериям конфликтной поляризации отношений между местными лидерами либо между центром и регионом. Этим и объясняется хрупкость и уязвимость специальных политических «конструкций» в Гагаузии перед возможными закулисными соглашениями.

  2. Новый Закон о партиях и изменения в Кодекс о выборах полностью игнорируют требование гагаузских лидеров о создании условий для образования региональных партий и определении формулы избрания представителей автономии в Парламент страны. Это означает, что доверие гагаузских избирателей к национальным партиям останется крайне низким.

  3. Несмотря на то, что ПКРМ удалось приостановить свой спад и даже восстановить в некоторой степени утраченные позиции в гагаузском регионе, она уже не может быть хозяйкой положения, но и к компромиссам не готова. В этом смысле сложившаяся после выборов ситуация наводит на мысль, что аналогичная и даже более серьезная блокада может произойти и на национальном уровне после парламентских выборов весной 2009 года. Это значит, что политические силы уже сегодня должны разработать свои стратегии, как предвыборные, так и после выборов, с учетом возможных вариантов выхода из тупика на случай излишней фрагментации Парламента нового созыва.

Ситуация развивается в неверном направлении… Петербургский саммит СНГ