Alegerile parlamentare din 2019 în Republica Moldova - alegeri.md
 МониторингПолитикаКомментарии

Ситуация развивается в неверном направлении…

|версия для печати||
Игорь Боцан / 30 апреля 2008
ADEPT logo
Барометр общественного мнения (БОМ)[1], обнародованный 23 апреля 2008 года, подтвердил стабильность тенденций, наметившихся полгода назад. Следует отметить, что недавние результаты отражают восприятие молдавскими гражданами событий, которые произошли за период, ознаменовавшийся важными событиями как на региональном уровне (что отразилось на ситуации в стране), так непосредственно и на внутреннем уровне:

Недавний БОМ отражает эффект этих событий на восприятие граждан спустя почти год после местных выборов 2007 года и за год до парламентских выборов, намеченных на весну 2009 года. По этой причине результаты могли бы стать отправными точками для политических формирований, которые уже начали подготовку к выборам.

Критика, с которой выступили основные политические партии в адрес опроса, только подтверждает полезность БОМ. Отметим, что результаты не понравились лидерам правящей партии и лидеру основного оппозиционного формирования. Это может означать, что ситуация в Республике Молдова становится более благоприятной для других партий, имеющих, очевидно, определенный вес.

Общее восприятие

Наибольший эффект на стабильность политической жизни имеет динамика восприятия гражданами действительного положения страны и ее материального состояния. Учитываются не столько сами проценты, сколько тенденции, намечающиеся в восприятии людей со временем. Достоверность данных находится в прямой зависимости от соотношений между ответами на смежные вопросы. Так, после всеобщих местных выборов 2007 года, которые ознаменовали закат правящей партии, недовольство экономической ситуацией в стране продолжало умеренно расти.

Насколько вы довольны нынешней экономической ситуацией в Молдове?

Также важно, что ожидания граждан, связанные с дальнейшим развитием ситуации, скорее пессимистичны. Наблюдается умеренный рост числа людей, которые ожидают ухудшения экономической ситуации в стране.

Как изменится экономическая ситуация в Республике Молдова через год, по сравнению с нынешней экономической ситуацией?

Корни недовольства отражены в приведенной ниже таблице. Стремительный рост цен и бедность в наибольшей степени беспокоят молдавских граждан. Следует отметить, что сильный рост цен был лишь шестой по важности проблемой в первые годы руководства Партии коммунистов Республики Молдова (ПКРМ). Показатель вырос с 20% в 2001 году до 70% в 2008-м. Столь же тревожным является и тот факт, что после трех лет (2004–2007 гг.) реализации Стратегии экономического роста и снижения уровня бедности (СЭРСУБ) и ПДЕСРМ (2005–2008 гг.) бедность по-прежнему одна из беспокоящих граждан проблем (47% в 2001 году против 63% в 2008 году), уступая лишь росту цен. Между тем радует, что ощутимо уменьшились опасения, связанные с преступностью, войной и голодом.

Что Вас наиболее всего беспокоит?

Данные выше абсолютно согласуются с восприятием граждан семейных доходов. За последние два года наметилась четкая тенденция к росту числа семей, которым хватает доходов только на покрытие затрат на самое необходимое, на фоне снижения числа семей, которым хватает доходов для обеспечения нормальной жизни. Отмечается и легкий рост семей, доходы которых не покрывают даже самое необходимое ~30%.

Как Вы оцениваете доходы своей семьи?

Соотнесенные между собой, ответы на приведенные выше вопросы выливаются в ответ на более общий вопрос, относительно того, в каком направлении движется Республика Молдова — 60% респондентов считает, что это направление неверное, тогда как 27% — считает это направление верным.

На Ваш взгляд, ситуация в Республике Молдова развивается в верном или в неверном направлении?

Отсутствие сил, способных сфокусировать недовольство граждан

Несмотря на тенденции к росту недовольства и обеспокоенности граждан, политическая стабильность в Республике Молдова, похоже, не находится ни под какой угрозой. Только 9% респондентов были бы расположены участвовать в публичных демонстрациях для защиты своих интересов, а еще 17% опрошенных еще бы подумали, стоит ли участвовать в протестах. В то же время, согласно данным приведенной ниже таблицы, лишь около 20% респондентов считают, что для улучшения ситуации в стране необходима смена власти.

Что следовало бы предпринять для улучшения социально-экономической ситуации в Республике Молдова?

В общих чертах, из прежнего опыта, можем заключить, что вероятность стихийных акций протеста в Республике Молдова крайне мала. Возможное публичное проявление недовольства граждан могло бы произойти только в случае хорошей организации со стороны учреждений, которые по своей сути призваны формулировать нужды граждан — профсоюзов и политических партий. И именно эти институты пользуются самым низким уровнем доверия граждан: профсоюзы — 20%, а партии — 15%.

Насколько вы доверяете?..

Снижение уровня доверия к политическим партиям может быть преимущественно отнесено к снижению доверия к доминирующей партии — ПКРМ. Соответствующий вывод проистекает из сочетающихся тенденций к одновременному снижению доверия и к президенту страны, который является по совместительству и председателем ПКРМ, а также спадом доверия к правительству и парламенту, где у ПКРМ абсолютное большинство. Следует отметить, что за последние шесть лет уровень доверия к институту президента снизился примерно на 30%, приблизительно с 65% до лишь 37%. Отметим, что рейтинги доверия к парламенту и правительству сравнялись с уровнем доверия к неправительственным организациях — где-то ниже 30%.

В создавшейся ситуации правящая партия располагает необходимыми инструментами для смягчения последствий роста недовольства и, соответственно, снижения доверия к ПКРМ: сотруднические отношения с церковью, которая постоянно пользуется наибольшим доверием населения (~ 70–80); эффективный контроль над важнейшим сегментом СМИ, которые находится на втором месте в рейтинге доверия со стороны граждан (~ 50–60%). В этой связи среди публичных и частных институтов, в которых определенное влияние имеет и оппозиция, только примэрии пользуются сравнительно высоким уровнем доверия. За последние годы рейтинг доверия к примэриям колебался в пределах 40–50%. В этом контексте любопытно, что уровень доверия к местной публичной администрации постоянно и абсолютно превосходит рейтинг доверия к каждому из институтов центральной власти. Такая ситуация может объясняться враждебным отношением центральной власти к местным администрациям, подконтрольным оппозиционным формированием. Этот факт особенно ярко выражен в случае муниципия Кишинев.

Уровень политической культуры и манипулирование общественным мнением

Уровень политической культуры граждан Республики Молдова — слишком комплексный вопрос, заслуживающий очень хорошо подготовленных исследований. Все же на основании результатов БОМ можно искать согласования, которые отражали бы реакцию на вызовы и «уровень разочарованности» граждан. Так, согласно результатам БОМ, нельзя утверждать, что доля молдавских граждан, интересующихся политикой, слишком велика. Только около 20% респондентов утверждают, что более или менее интересуются политикой. Эта цифра очень близка к показателю, отражающему уровень доверия к политическим партиям.

Насколько Вас интересует политика?

Не сильно и не слабо интересуются политикой около 30–35% респондентов. Около 50% респондентов практически не интересуются политикой, и этот показатель соотносится с цифрой примерно в 40–45% респондентов, которые не определились в своих политических пристрастиях и не знают, за какую партию голосовать. Вероятно, большая часть этих граждан не верит в то, что выборы в Республике Молдова проводятся честно, а также не верят в то, что СМИ в нашей стране свободны. Эти данные в определенной степени подкрепляются постоянно выводами периодических докладов Freedom House о свободе прессы.

Как Вы думаете, сегодня в Молдове...

В этой связи важно, что на вопрос «насколько важно, чтобы граждане голосовали на выборах», ответили: очень важно — 44,3%, важно — 40,3% опрошенных. Хотя речь идет о «социальной определенности», этот вопрос все же отражает проблему формирования выбора примерно 50% граждан, которые считают, что ни одна из политических партий не представляет их интересов, и которые вместе с тем полагают, что важно участвовать в выборах. В эту категорию попадают и 30–40% респондентов, не интересующихся политикой. Не возникает сомнений, какой именно контингент формирует основную мишень манипуляторов. Важнейшие средства для применения техник манипулирования хорошо известны. Здесь следует отметить то, что лишь около 0,1% респондентов считают опросы общественного мнения источником информации. Поэтому политики, разочарованные результатами опросов, должны понимать, что не опросы сами по себе создают опасность манипулирования, а форма, в которой результаты этих опросов подаются в СМИ.

Каков Ваш важнейший источник информации?

Возвращаясь к политической культуре граждан, замечаем, что лишь менее 15% опрошенных ежедневно читают газеты, в то время как ~30% читают газеты несколько раз в неделю, и столько же респондентов не читают их вовсе. Между тем около 80–85% граждан ежедневно смотрят телевизор, а 60% каждый день слушают радио. Вот почему важны «медиа-холдинги». Уровень политической культуры обусловлен и тем, что приблизительно по 10% респондентов утверждают, что читают книги ежедневно, несколько раз в неделю или в месяц. Между тем около 50% опрошенных не читают книг вовсе уже более трех месяцев. Несомненно, для подобного уровня информирования и политической культуры необходим соответствующий уровень политических предложений и программ, что осознают не все партии, особенно оппозиционные. В то же время оппозиция поражается тому, как ценит прокоммунистический «медиа-холдинг» политическую культуру жителей Молдовы, когда ставит в эфир передачу с анонимными авторами — «povesti cu masti». В ответ лидер ПКРМ обещает организовать выставку карикатур на самого себя. На самом деле было бы справедливым, чтобы темы карикатур в адрес лидера ПКРМ были бы показаны в рамках той же передачи «povesti cu masti». Вот это бы восстановило паритет.

Рейтинг политических партий и лидеров

Тенденция к умеренному спаду рейтинга председателя ПКРМ Владимира Воронина только подтвердилась в данных последнего БОМ, Следует отметить, что за последние пять лет рейтинг доверия лидера ПКРМ упал более чем на 30%, примерно с 70% до 40%. Это неплохой результат, если обратить внимание на рейтинг президента Саркози, который всего за год снизился почти так же — с 65% до 37%. Вероятно, что французы быстрее реагируют, чем молдаване. Однако, возвращаясь к «своим баранам», отметим, что Владимиру Воронину уже постоянно составляют конкуренцию экс-премьер Василе Тарлев и председатель парламента Мариан Лупу, который на съезде 15 марта 2008 года был переведен в Центральный комитет ПКРМ. Кроме того, БОМ показывает, что в рейтинге политических деятелей закрепился и примар муниципия Кишинев Дорин Киртоакэ. Его рейтинг доверия (~30%) — следующий за показателями доверия к главе государства, председателю парламента и экс-премьеру. Это делает вице-председателя Либеральной партии (ЛП) Дорина Киртоакэ одним из сильнейших кандидатов на должность лидера возможного объединенного блока либералов.

Насколько вы доверяете следующим политическим деятелям?

Открытый вопрос о доверии политическим деятелям лишь подтверждает выводы о тенденциях, отображенных в таблице выше. Тот факт, что Дорин Киртоакэ несколько потеснил экс-премьера Тарлева в соответствующем рейтинге, — очень хороший сигнал для столичного примара. Интересно отметить, что в настоящее время рейтинг доверия Дорина Киртоакэ сравнялся с рейтингом Серафима Урекяна накануне парламентских выборов 2005 года, когда последний стал лидером объединенного сегмента оппозиции. Более того, опрос показывает, что доверие к Дорину Киртоакэ имеет «иммунитет» к выпадам центральных властей против примэрии Кишинева, а также к личным нападкам со стороны подконтрольного ПКРМ «медиа-холдинга». В то же время другие либеральные лидеры достаточно уязвимы перед пропагандистскими атаками ПКРМ. Дополнительным аргументом в пользу стабильности рейтинга доверия Дорина Киртоакэ является и то, что за последние полгода он даже не пытался проводить какие-либо имиджевые кампании и не имел медийной поддержки со стороны независимой прессы. Напротив, независимая пресса, не колеблясь, выражала разочарование административными действиями примара Киртоакэ, и делала это справедливо. Только граждане считают иначе, воспринимая его, вероятно, скорее политиком, нежели администратором. Так, ~ 20% респондентов очень довольны/довольны деятельностью Киртоакэ на посту примара, еще ~ 30% — ставят ему удовлетворительную оценку, тогда как только ~ 14% — считают деятельность примара неудовлетворительной.

Кому из политиков Вы доверяете?

Рейтинги остальных демократических лидеров остались в традиционных рамках, установившихся в последние семь лет. У них остаются те же шансы набрать в 2009 году традиционную долю голосов. Однако вероятность стремительного скачка становится все ниже с приближением избирательной кампании. То, что не сделано до начала самой подготовки к выборам, невозможно будет покрыть. С этой точки зрения, поведение лидеров оппозиции в действительности является спасательным кругом для ПКРМ.

Плавное снижение рейтинга президента Воронина не является драматическим событием для ПКРМ. В этой связи следует отметить, что внутренние процессы модернизации ПКРМ сопровождаются постепенным повышением рейтинга председателя парламента Мариана Лупу. Это положительный сигнал для политической жизни в Республике Молдова. В целом после проигрыша местных выборов 2007 года и припадком ярости президента Воронина ПКРМ показал, что может сконцентрироваться, чтобы сделать соответствующие выводы, а также, что она более умела, чем оппозиция, в реализации долгосрочных мер. Так, с середины марта этого года всего за несколько недель произошел целый ряд событий, благоприятных для ПКРМ:

Каждое из названных выше событий, взятое отдельно или в совокупности, дает имиджевые преимущества ПКРМ в перспективе выборов–2009. По крайней мере можно наблюдать стабилизацию рейтинга доверия ПКРМ за последнее время.

Насколько Вы доверяете следующим политическим партиям?

В том, что касается предпочтений избирателей, ситуация ПКРМ также стабилизировалась. Если добавить сюда и то, что парламентское большинство внесло недавно поправки в законодательство о выборах, подняв избирательный порог с 4% до 6% и запретив формирование предвыборных блоков, можно сделать заключение, что ПКРМ желает максимально воспользоваться состоянием разобщенности на оппозиционном фланге.

Если бы парламентские выборы состоялись в следующее воскресенье, за какое политическое формирование вы бы отдали голос?

Поскольку именно ответы о предпочтениях избирателей в наибольшей степени вызвали беспокойство среди лидеров политических партий, можно сравнить недавние результаты БОМ с результатами исследования «Omnimas», проведенного полгода назад IMAS.

Предпочтения избирателей на возможных парламентских выборах

Это сравнение полезно не только для того, чтобы показать, что исследования, проведенные разными учреждениями и под разными эгидами, дают примерно близкие результаты, но для того, чтобы попытаться нащупать объяснения: откуда и куда движутся симпатии граждан. К сожалению, за некоторыми исключениями, изменения, произошедшие за последние полгода, едва ощутимы. Можно отметить лишь появление Либерально-демократической партии (ЛДП) в семерке формирований, имеющих реальные шансы на попадание в будущий парламент. Кроме того, наблюдается незначительное снижение рейтингов ПКРМ, Альянса «Наша Молдова» (АНМ) и ЛП; несколько выросло доверие респондентов к Демократической партии Молдовы (ДПМ) и Христианско-демократической народной партии (ХДНП); а в случае СДПМ — ситуация осталась неизменной. Колебания же — в пределах погрешности исследования.

Так, слияние партий социал-демократической и социал-либеральной направленностей оказались незначимыми. Следовало ожидать, что ДПМ ощутит эффект раскола, связанного с уходом в сентябре 2007 года одного из лидеров формирования — Влада Филата, особенно учитывая то, что созданной позже ЛДП удалось проявить себя за последние полгода кампанией по продвижению, которую трудно было не заметить. Вероятнее всего, слияние ДПМ с Социал-либеральной партией (СЛП) компенсировало потери в результате ухода Филата и ряда районных структур ДПМ. Это было бы неудивительным, учитывая результаты СЛП в последнем опросе IMAS за октябрь 2007 года, а также, принимая во внимание, что на местных (районных) выборах в Резине в ноябре 2007 года это формирование набрало около 15% голосов. Кроме того, сторонники СЛП — одни из самых образованных и информированных, поэтому не исключено, что большая их часть поддержала объединение с ДПМ.

Выводы

  1. По результатам БОМ, в общих чертах постепенно начинает нарастать недовольство граждан общей ситуацией, складывающейся в Республике Молдова. Внедрение СЭРСУБ и ПДЕСРМ не способствовало перемене восприятия молдавскими гражданами их материального положения и демократических свобод в стране. И ни профсоюзы, ни оппозиционные партии не в состоянии направить недовольство граждан в приемлемое для них русло. Более того, когда появилась возможность использовать недовольство обладателей патентов, два оппозиционных формирования — СДП и АНМ предпочли конкурировать между собой за это право. Между тем власти удалось найти временное решение по смягчению протестующих.

  2. Во второй половине года ПКРМ удалось предпринять ряд мер, призванных обратить тенденции к спаду, которые четко наметились после местных выборов 2007 года, и ей удалось только стабилизировать ситуацию. В этой связи ПКРМ представляется наиболее хорошо подготовленной к выборам 2009 года, имея вместе с тем и ресурсы, несопоставимые с оппозиционными, для успешного проведения кампании: доступ к административному фактору, которым она злоупотребляла в течение всего периода пребывания у власти; поддержка Церкви; поддержка наиболее влиятельного «медиа-холдинга», который не стесняется прибегать к самым примитивным, но вместе с тем эффективным пропагандистским приемам по улучшению имиджа правящей партии и опорочиванию оппозиции. Кроме того, за малыми исключениями, практически не существует реальных серьезных идей, в реализацию которых не включилась бы ПКРМ: европейская интеграция; либерализация и реформирование экономики; «изменение внешности» руководства; продвижение молодежи путем провозглашения 2008-го Годом молодежи; патриотизма и др. Кроме того, ПКРМ удалось привить населению идею нейтралитета Республики Молдова (с ~20% в 2004 году до ~60% в 2008 году), ограничив поле для маневра множеству оппозиционных партий; разбудить надежды граждан на возможное урегулирование приднестровского конфликта, которое поддерживают Европейский союз, США и Россия; улучшить отношения с Россией, устранив угрозу ее негативного вмешательства в ходе будущих выборов и избежав ситуации, схожей с событиями 2005 года, когда российская пропаганда и государственные институты этой страны, в том числе Государственная дума, напрямую участвовали в нанесении ущерба имиджу ПКРМ; поляризировать общественное мнение по критерию национальной принадлежности: молдаванин-румын, этот фактор дает силу мифу о внешней угрозе для отвлечения внимания от внутренней угрозы, связанной с растущим недовольством граждан своим материальным положением. Опыт предыдущих выборов в Республике Молдова показал, что последний фактор достаточно эффективен во время выборов. Однако основное преимущество ПКРМ дает сама же оппозиция, сохраняя состояние своей разобщенности. Оппозиционные партии, которые не преодолеют 6-процентный барьер, смогут даже усилить позиции ПКРМ. Так, в 2001 году оппозиция подарила ПКРМ 21 мандат, к которым добавились 50 мест в парламенте, завоеванных ПКРМ собственными усилиями, что обеспечило партии конституционное парламентское большинство. В 2005 году в результате формирования достаточно сильного избирательного блока оппозиция подарила ПКРМ уже 10 мандатов, а 46 мандатов коммунисты заработали собственными усилиями, что опять же обеспечило ПКРМ комфортное большинство в законодательном органе.

  3. При существовании доминирующей партии оппозиция подвергается постоянному разрушению в связи с рассеиванием сил. БОМ подтверждает, что для избирателей преимущественно важны имидж лидера, избирательная программа и разделение «демократических» доктрин. В этой связи можем констатировать, что избирательные программы «демократических» оппозиционных партий практически идентичны. Отличия и нюансы — это темы для исследователей, а не для избирателей. Единственным уязвимым пунктом, способствующим разобщенности демократических партий, является амбиция лидеров. Однако закрытое голосование за партийные списки делает именно имидж лидеров определяющим фактором в формировании предвыборных предпочтений. В этих обстоятельствах ни одна из оппозиционных партий не может выдвигать привлекательных идей, которые бы принадлежали исключительно ей, и которые она бы продвигала самостоятельно. Более того, стало уже правилом, что любая идея оппозиции, имеющая потенциал стать привлекательной для избирателей, немедленно охватывается и ПКРМ. В то же время собственные предложения и идеи ПКРМ практически отклоняются оппозиционными формированиями. Совсем недавно была отмечена попытка СДПМ «сыграть на избирательном поле» ПКРМ. Так, в ходе состоявшегося 19 апреля 2008 года съезде ПСДП были обнародованы базовые принципы избирательной программы на 2009 год. Эти принципы были сформированы просто, понятно для граждан и были основаны преимущественно на решении социальных проблем. Это заставило немедленно отреагировать президента Воронина. Уже 21 апреля он обнародовал приоритеты правительства на 2008 год. Странно, что приоритеты правительства на этот год были обнародованы не в начале 2008-го, а ближе к его середине. Кроме того, СДПМ начала продвигать идеи, совпадающие с принципами ПКРМ, в том, что касается отношений с Россией, урегулирования приднестровского конфликта, нейтралитета Республики Молдова. Этого стало достаточно для того, чтобы пропаганда ПКРМ и сам президент Воронин в невиданной доселе манере обрушились на лидера СДПМ Думитру Брагиша. В этой связи еще более любопытен момент, когда либеральное руководство столичной примэрии объявило о повышении на 20% зарплат бюджетникам, как то предусматривает действующее законодательство, пропаганда ПКРМ не нашла ничего лучшего, как обвинить ЛП в отклонении от либеральной доктрины. Таким образом, провозглашение ПКРМ «либеральной революции» в Республике Молдова не является отклонением от коммунистической доктрины, а внедрение ЛП социальных положений законодательства становится отступлением от принципов доктрины. В контексте восприятия гражданами их материального состояния, два этих примера очень ясно показывают, какие именно проблемы ПКРМ не хочет отдавать оппозиции. Вот если бы оппозиция вновь сосредоточилась на проблеме национального определения и языка, ПКРМ бы торжествовала. Все же молдавская оппозиция, похоже, не способна по максимуму воспользоваться немногими шансами, которые дает ей пропагандистская конкуренция ПКРМ. Например, 14 апреля 2008 года телеканал PRO TV дал репортаж с «Кишиневского тракторного завода», который мог бы стать «манной небесной» для оппозиции в борьбе с обвинениями о том, что оппозиция, находясь у власти, дезиндустриализовала страну, тогда как ПКРМ поступила наоборот. В этом репортаже было показано, что в результате эксперимента ПКРМ по переиндустриализации, за последние полгода Тракторный завод столицы не смог продать ни одного трактора, а более 400 рабочих не получали зарплат. Кому нужна такая индустриализация и почему недавно было ликвидировано Министерство промышленности?

  4. Если для СДПМ попытка «играть на поле» ПКРМ может быть хорошей идеей, то у либеральных партий недавно появилась идея со значительным потенциалом, к которой ПКРМ не сможет примкнуть. Речь идет об идее подписания Конвенции о передвижении в приграничном регионе с Румынией. В подписании соответствующей конвенции может быть заинтересовано население трети районов Республики Молдова. Действующая власть Республики Молдова нарастила конфликт с Румынией до предела, после которого руководство последней никак не заинтересовано в проведении каких-либо переговоров до смены власти в Республике Молдова. Но и в этом случае, вместо того, чтобы выступать единым фронтом, либеральные партии вступили в соревнование. ЛДП и АНМ выступили с несогласованными инициативами о проведении митингов в поддержку подписания Конвенции с одной стороны и о сборе подписей с этой же целью — с другой стороны. Не будет никакой проблемы, если в определенный момент ЛДП и АНМ объединят усилия, только вот урожай этих мер, скорее всего, соберет ЛП, лидеры которой поддерживают отношения личного характера с высшим руководством Румынии и в канун выборов могли бы встретиться для проведения переговоров о важности передвижения граждан в приграничном регионе. Молдавские граждане сразу же поймут, кто же из политических лидеров Республики Молдова может в наибольшей мере способствовать нормализации отношений с Румынией, а соответственно — и подписанию Конвенции. Этот пример показывает, что для ЛП, ЛДП и АНМ наилучшей стратегией было бы отыскать форму сотрудничества для обеспечения взаимодействия. Однако это представляется маловероятным. АНМ и ЛДП, и вместе, и по отдельности, похоже, не готовы признавать Дорина Киртоакэ лидером возможных «объединенных либералов». Хотя именно у Киртоакэ есть то, чего нет у лидеров АНМ и ЛДП: самый высокий рейтинг доверия и «иммунитет» к пропагандистским нападкам ПКРМ. В то же время АНМ и ЛДП обладают развитыми территориальными структурами, а также обладают и финансовыми и медийными ресурсами. По отдельности все эти формирования остаются очень слабыми, а некоторые — и очень уязвимыми перед пропагандистскими выпадами. Так, возобновились преследования лидера АНМ Серафима Урекяна. Это напоминает процедуры, использованные ПКРМ против этого политика в 2003 году и возобновленные затем в 2005 году. Урекян абсолютно прав, утверждая, что нет никакого риска того, что с ним что-то случится или он будет приговорен на основе сфабрикованного против него дела. Однако тот факт, что пропаганда продвигает информацию о заявлении прокуратуры приговорить Урекяна к 9 годам лишения свободы, отражается на восприятии граждан. ПКРМ же на самом деле преследует лишь одну цель — не допустить того, чтобы Урекян вновь стал надежным лидером оппозиции, способным ее объединить. То же и в случае лидера ЛДП Влада Филата. Несмотря на многообещающий старт, ЛДП будет сдавать свои позиции в результате обвинений в коррупции территориальных отделений других партий. Уже не важно, что будет доказано. ЛДП удалось воплотить в жизнь невиданный для Республики Молдова феномен, где был известен лишь феномен текучести предпочтений избирателей, однако стал новостью феномен массовой текучести территориальных отделений 5–6 партий, которые мигрировали в новое формирование, которое даже не успело к тому времени зарегистрироваться. Такое явление привлекло внимание и подозрения политических лидеров, интересы которых были ущемлены, и они были вынуждены предпринять контрмеры. Очевидно, что оппоненты продолжат ссылаться как минимум на организацию ЛДП широких мер по «политическому прозелитизму». Мы уже убедились, что способы сведения счетов и обвинения — крайне жестки. Можно только надеяться на то, что в этой политической борьбе не дойдет до того результата, до которого доходят, как правило, святые отцы, когда речь идет о религиозном прозелитизме. В этих обстоятельствах самой отрицательной частью ситуации стало то, что параллельно с провозглашением лозунга «Молдова без Воронина — Молдова без коммунистов» ЛДП удалось противопоставить себя не только ПКРМ, но и нескольким оппозиционным формированием, особенно — ДПМ и ХДНП. Вероятнее всего отношения ЛДП с другими оппозиционными партиями останутся, скорее всего, прохладными благодаря тому, что она желает позиционировать себя как лидер, генератор идей и инициатив, к которым все остальные оппозиционные партии должны примыкать. В этой связи ЛДП уже услышала упреки или ощутила сдержанное отношение со стороны потенциальных партнеров, когда выдвинула идею проведения референдума о внесении изменений в законодательство о выборах и форме избрания президента страны. Мы уже отметили случай отдельных выступлений ЛДП и АНМ в поддержку подписания Конвенции о передвижении в приграничном регионе с Румынией. Все эти детали подтверждают скептицизм о совместных усилиях основных либеральных партий. Между тем если лидеры партий либеральной направленности пробегутся взглядом по результатам БОМ, они могут заметить, что около 60% опрошенных считает, что партии с одинаковыми задачами и программами должны объединяться.

  5. За последнее время пропаганда ПКРМ смягчается или и вовсе избегает выпадов в сторону ХДНП и ДПМ. Это сигнал к тому, что в 2009 году лидеры ПКРМ допускают необходимость формирования поствыборных альянсов для формирования правительства, избрания руководящих органов парламента и главы государства. Учитывая результаты последних местных выборов и тенденции БОМ, можем предполагать, что ПКРМ могла бы реально рассчитывать на 35–40% голосов. В зависимости от того, какое число формирований преодолеет избирательный порог, число мандатом ПКРМ может составить от 40 до 50, возможно и обеспечение простого большинства. Учитывая снижение рейтинга ПКРМ, 6-процентный избирательный порог могли бы преодолеть 4–5 формирований из 7 имеющих необходимый потенциал, хотя на выборах в 2001 и 2005 годы этот порог удалось преодолеть лишь трем формированиям. Вероятно, ПКРМ, рассчитывая свою перспективу и держа в уме необходимость сохранения за собой статуса основной политической силы, нуждается не менее чем в 41 мандате. По этой причине логично иметь в виду, по крайней мере, два формирования — ХДНП и ДПМ, которым ПКРМ избегает себя противопоставлять. Ясно, почему. Обе эти партии проверены участием в событии 4 апреля 2005 года, когда был переизбран президент Воронина. Если они проголосовали тогда и в большинстве своем сохранили электорат со всеобщих местных выборов 2007 года, зачем же им бояться возможной правящей коалиции с ПКРМ после выборов 2009 года. Тем более, что в 2009 году президент Воронин должен будет уйти с первых ролей. Возможная коалиция с ПКРМ, которая, вероятно, выдвинет на первый план Мариана Лупу, Зинаиду Гречаную и ряд министров из ее кабинета, возможно, не будет заслуживать того же порицания общественности, как «голосование 4 апреля». Остается дождаться, преодолеют ли ДПМ и ХДНП избирательный порог и захотят ли сотрудничать с ПКРМ. Положение ДПМ выглядит предпочтительнее, чем позиции ХДНП. Дело в том, что ни ПКРМ, ни либеральной оппозиции не с руки противопоставлять себя ДПМ, надеясь, что может понадобиться помощь этого формирования. Это может обеспечить ДПМ очень благоприятные условия для избирательной кампании. ДПМ может столкнуться с проблемами, связанными с очень разными взглядами на важнейшие вопросы людей, находящихся у руководства формирования. У ХДНП же, похоже, трудностей больше. Основной проблемой этого формирование является крайне негативное отношение к нему сегмента прессы, поддерживающего либеральную оппозицию. Кроме того, за последние 10 лет ХДНП не сталкивалась с проблемами внутреннего характера, связанными с выходом из ее рядов значительного числа известных деятелей, как это происходит в настоящее время. Несомненно, что в начале 2000-х годов рейтинг ХДНП в опросах был намного ниже, чем сейчас, однако формирование набрало практически стандартную долю голосов и на парламентских выборах 2005 года и на местных выборах 2007 года.

  1. БОМ — это проект Института публичной политики (ИПП), реализуемый с 1998 года. В этой статье все социологические данные, за некоторыми исключениями, — это данные БОМ.
Быстрое «размораживание» может вызвать наводнение Выборы в Гагаузии как прелюдия к парламентским выборам