Alegerile parlamentare din 2019 în Republica Moldova - alegeri.md
 МониторингПолитикаКомментарии

Республика Молдова присоединится к Евросоюзу — когда-нибудь и как-нибудь…

|версия для печати||
Игорь Боцан / 30 июня 2008
ADEPT logo

Обновленные ориентиры европейской интеграции

25 июня 2008 года под председательством Президента Владимира Воронина состоялось заседание Национальной комиссии по европейской интеграции. По всем показателям, заседание было приурочено к истечению 1 июля срока действия Соглашения от 28.11.94 о партнерстве и сотрудничестве (СПС) между европейскими сообществами и их государствами-членами, с одной стороны, и Республикой Молдова — с другой стороны. Учитывая, что в рамках заседания Совета по сотрудничеству Республика Молдова — Европейский союз от 27 мая 2008 года было объявлено о начале с июля с.г. размышлений над будущим документом о сотрудничестве между ЕС и Республикой Молдова, необходимо установить его основные ориентиры. В этом смысле Президент Воронин подчеркнул несколько принципиальных моментов:

Установив эти ориентиры, Президент Воронин проявил последовательность, но еще больше — осторожность, практически угодив всем. Так, 70–75% молдавских граждан, выступающих, по данным социологических опросов, за европейскую интеграцию, могут быть спокойны: стратегический курс Республики Молдова остается стабильным и неизменным — к интеграции в ЕС. И это хорошо для рейтинга правящей партии. У России, которая является стратегическим партнером Республики Молдова, нет причин выискивать новые способы давления на своего союзника, который не собирается в НАТО. Это тоже хорошо для рейтинга правящей партии. И евроскептики — как в самой Молдове, так и за ее пределами — тоже могут быть спокойны: планы без конкретных сроков дают основание надеяться на то, что они, эти планы, никогда не сбудутся. И этот факт, по крайней мере, не ставит под угрозу рейтинг правящей партии. Наконец, ЕС может быть удовлетворен тем, что будет иметь под боком сравнительно умиротворенного соседа, для которого перспективы присоединения «когда-нибудь» к Сообществу являются «стимулом качественных преобразований». И это тоже не ставит под угрозу рейтинг правящей партии. Молдавской оппозиции учиться и учиться у правящей партии делать политику, не подрывая своего рейтинга.

Тем не менее, соломонова мудрость президента Воронина, который утверждает, что у Молдовы нет причин быть более скромной, чем Украина (которая настаивает на том, что новое соглашение с ЕС должно быть соглашением об ассоциировании), не совсем, мягко говоря, соответствует действительности. Налицо целый ряд обстоятельств, явно указывающих на то, что Республике Молдова надо все-таки быть «скромнее» Украины. Во-первых, украинские власти полны решимости привести страну в НАТО для того, чтобы быстрее пройти путь к стандартам ЕС, а также для обеспечения собственной безопасности, за что и навлекла на себя ярость России, развязавшей беспрецедентную пропагандистскую войну против Украины, угрожая расколом. Во-вторых, амбиции Украины соразмерны ее роли и значению для региональной безопасности, в том числе в отношении приднестровского урегулирования. Решимость Украины интегрироваться в евроатлантические структуры и ее значение для региональной безопасности настолько отличны от Республики Молдова, что последней логично проявить скромность и не претендовать на одинаковое отношение, особенно если учесть и ее действия, направленные на подрыв ГУАМ — организации, в которой Украине отведена роль лидера. В-третьих, успехи Украины в выполнении Плана действий Евросоюз оценивает выше, чем достижения Республики Молдова. Несмотря на разочарования по поводу отсутствия стабильного большинства в украинском парламенте и уровня украинского политического класса в целом, демократические процессы в этой стране находятся на более развитом этапе, чем в Республике Молдова. Ниже мы приведем примеры, которые убедительно опровергают утверждения о том, что наличие одноцветного и стабильного большинства в Парламенте Республики Молдова якобы обеспечивает высокий уровень законотворческого процесса. Кроме того, в отношении Украины ЕС не увязывает развитие двусторонних отношений с организацией свободных и честных выборов.

Развенчание мифа о высоком качестве законодательства Республики Молдова

Развитие отношений Республики Молдова с Евросоюзом обуславливается проведением парламентских выборов весной 2009 года в соответствии с демократическими стандартами. Подготовка к парламентским выборам уже началась и, как обычно, вывела на первый план уязвимые точки молдавской демократии. Только в этом месяце произошел ряд событий, которые указывают на возможную дестабилизацию политической ситуации в Республике Молдова: кризис в кишиневском муниципальном совете; коллизия в Народном собрании гагаузской автономии; усиление протеста со стороны пенсионеров и патентообладателей и т.д. Эти события наряду со многими другими могут повлиять на поляризацию общественного мнения по различным критериям, следовательно, и на электоральные взгляды граждан, на выборный процесс в целом.

Хотя нельзя отрицать, что выполнение Плана действий «Евросоюз — Республика Молдова» (ПДЕСРМ) способствовало улучшению законодательных рамок в различных областях, без преувеличения можно сказать, что суть вышеперечисленных конфликтов развенчала миф, согласно которому законодательство улучшилось существенно и что оставляет желать лучшего лишь его практическое применение. Конфликт, связанный с отставкой 6 июня 2008 года председателя кишиневского муниципального совета, является прямым следствием отсутствия нового закона о статусе муниципия Кишинэу. Необходимость принятия такого закона однозначно предусмотрена в Законе о местном публичном управлении, является одним из обязательств Республики Молдова перед Советом Европы и включен в один из планов, о стопроцентном выполнении которого доложил спикер парламента[1].

Конфликт вокруг избрания председателя Народного собрания Гагаузии в общих чертах повторяет конфликт в Кишиневском муниципальном совете — в том смысле, что в результате отсутствия исчерпывающих и однозначных положений и в том, и в другом случае законодательные форумы оказались с двумя председателями, что способствует эскалации конфликтов, опасных для политической стабильности. Правда, упущения в законодательстве гагаузской автономии — тема особая, тем не менее, нельзя обойти вниманием тот факт, что у Парламента Республики Молдова была специальная программа помощи Народного собрания, гармонизации норм и распространения передовой практики. По всем показателям, Парламент Республики Молдова не полностью выполнил взятые на себя обязательства. Эти два примера наглядно показывают, что один из основных пилонов современной демократии — местное управление — очень и очень хрупкий.

В этой связи инициатива Либерал-демократической партии Молдовы (ЛДПМ) о пересмотре Конституции в рамках референдума показала, что молдавские граждане практически не могут исполнять прямую демократию, т. е. не могут инициировать референдум. Это невозможно, так как Закон об административно-территориальном устройстве Республики Молдова не позволяет на деле исполнить положения ст. 141 Конституции. Несоответствие между буквой и духом нормы настолько разительно, что трудно понять, не идет ли речь об умышленном игнорировании молдавскими законодателями этого момента. Ст. 141 Конституции предусматривает, что «инициатива пересмотра Конституции может исходить от: не менее чем 200000 граждан Республики Молдова, имеющих право избирать. Граждане, от которых исходит инициатива пересмотра Конституции, должны представлять не менее половины административно-территориальных единиц второго уровня, в каждом из которых должно быть собрано не менее 20000 подписей в поддержку этой инициативы…». Таким образом, подразумевается наличие административно-территориальной структуры, при которой численность единиц колеблется вблизи определенного постоянного числа. В 2000 году, когда была пересмотра данная статья Конституции, в Республике Молдова было 12 административно-территориальных единиц второго уровня. Поэтому конституционные положения были в пределах логики, согласно которой обязательная норма подписей, необходимых для инициирования референдума, составляет 10% от общего числа избирателей — как в целом по стране (в Республике Молдова зарегистрировано ~2,4 млн. избирателей), так и по административно-территориальным единицам.

После административно-территориальной реорганизации 2003 года число территориальных единиц возросло до 32-х. Разумеется, обязательное требование насчет сбора не менее 20 тыс. подписей в не менее половины административно-территориальных единиц второго уровня (районов) стало нонсенсом. Для ясности: в тех 30-ти районах (за исключением муниципиев Кишинэу и Бэлць, где проживает около трети граждан Республики Молдова) среднее число граждан с правом голоса составляет 60 тысяч. Собрать 20 тыс. подписей, что составляет около трети от общего числа граждан с правом голоса в районах, где, как известно, другая треть населения находится на заработки за рубежом, означает не что иное, как необходимость собрать ½ подписей резидентов минимум в 15-ти районах, что практически невозможно и стало бы всенародным плебисцитом.

Примеров, аналогичных вышеприведенным, много, и затрагивают они различные области. Наиболее часто «несостыковки» связаны с недостаточно эффективным взаимодействием молдавских законодателей с книгоиздателями в процессе разработки изменений в Закон об издательской деятельности. После консультаций издатели вдруг обнаружили, что в проекте, принятом в первом чтении, их предложения проигнорированы и в документ включены клаузулы, которые узаконивают, по сути, цензуру и дискриминацию частных издателей перед государственными.

Заключения

  1. В соответствии с Постановлением Парламента №284/11.11.2005, Закон о статусе муниципия Кишинэу, прошедший экспертизу СЕ, необходимо было принять до июля 2006 года, но он не принят до сегодняшнего дня. 7 февраля 2008 года спикер Мариан Лупу заявилRO, что календарный план в контексте взаимодействия с Советом Европы практически выполнен и что осталась одна только задолженность, которая касается… Кодекса об образовании
Петербургский саммит СНГ Демократические стандарты: до и после…