Alegerile parlamentare din 2019 în Republica Moldova - alegeri.md
 МониторингПолитикаКомментарии

Расколотая оппозиция рискует…

|версия для печати||
Игорь Боцан / 31 августа 2008
ADEPT logo

Целесообразность «общих списков»

Изменение Кодекса о выборах и принятие нового закона о политических партиях предполагало, по сути, реформирование политического спектра страны. В условиях чрезмерно завышенного 6-процентного избирательного барьера и запрещения предвыборных блоков не было другого эффективного решения, кроме ускорения процесса консолидации политических сил на определенных критериях совместимости — доктринерских либо программных. На первый взгляд, самое простое решение для многих партий было участие в выборах «общими списками» кандидатов, под эгидой одной из них. Оптимистичные заявления некоторых политиков от оппозиции относительно укрепления сил сосредоточились в основном именно на этом варианте. Однако эти оптимистические посылы незамедлительно поставили под сомнение другие обращения, опровергшие позицию первых. Вероятно, положения нового закона о партиях относительно финансирования из госбюджета партий, представленных в парламенте и/или с определенным уровнем регионального представительства, осложнили процесс консолидации политических сил, так как диктовали и следующий шаг — их объединение/слияние. Это потому, что после парламентских выборов 2009 года политические партии окажутся в неравных условиях. Те, кому посчастливится набрать более 6% голосов (а таких будет очень мало), будут финансироваться из госбюджета, остальные — нет. В этом смысле, на финансирование из госбюджета могут рассчитывать лишь те парламентские партии, которые откроют «общие списки». Разумеется, партиям с сопоставимым рейтингом непросто достичь консенсуса в вопросе о том, кому возглавить общий список. Но это не единственное осложнение. Согласно ст. 41 часть (2) Кодекса о выборах, измененного 10 апреля 2008, политические партии могут выдвинуть кандидатами как собственных членов, так и беспартийных.

Кодекс о выборах пересмотрен по шаблону нового законодательства о выборах Российской Федерации: — 7-процентный избирательный барьер; — запрещение предвыборных блоков; — к регистрации допускается лишь список кандидатов, состоящий из собственных членов партии. Соответственно, выход, который позволил бы избежать осложнений, связанных с общими списками, нужно было позаимствовать также из недавней практики российского законодательства. В этом смысле интересен опыт правящей партии в этой стране — «Единой России», избравшей на съезде 15 апреля 2008 года своим лидером Владимира Путина, который даже не являлся членом формирования. Примечательно, что «Единая Россия» пересмотрела свой устав за день до съезда именно с целью узаконить такую ситуацию и позволить человеку со стороны, не являющимся членом партии, стать ее председателем. Более того, мотивируя свои действия, представители «единоросов» сослались на международный опыт. Но Коммунистическая партия России посчитала эти аргументы неубедительными и оспорила ряд моментов, в частности: избрание во главе партии человека, не являющегося ее членом; при избрании Путина была нарушена процедура тайного голосования, предусмотренная законом о партиях; изменение устава правящей в России партии состоялось за день до съезда и было незамедлительно зарегистрировано «Росрегистрацией», несмотря на то, что, как правило, на это уходят недели; не говоря уже о том, что полагалось провести экспертизу законности изменений, внесенных в устав. Несмотря на это, 8 августа 2008 года Генеральная прокуратура России в ответ на обращение российских коммунистов подтвердила легитимность избрания Путина лидером партии.

Избрание Путина лидером правящей партии России произошло всего лишь через пять дней после внесения изменения в Кодекс о выборах Республики Молдова. Молдавские партии могли бы следить за российскими инновациями и использовать их в своих интересах, связанных с «общими списками». Неизвестно, как отреагировали бы молдавские власти на намерение распространить «путинский прецедент» на молдавской земле, но именно это дало бы оппозиционным партиям шанс стать активным участником событий. Это также позволило бы протестировать способность «Друзей России в Молдове» воспользоваться опытом «Друзей Молдовы в России». В этом смысле «путинский прецедент» мог, подобно «косовскому прецеденту», претендовать на универсальность. Попытка отмахнуться от этой практики поставит молдавские власти в крайне затруднительное положение, особенно если учесть, что они все еще ищут варианты участия приднестровских элит в парламентских выборах 2009 года. Для этого молдавским властям следует поторопиться легализовать приднестровские партии и дать им — как минимум — возможность составления «общих списков».

Для сформирования «общих списков» членам других партий, помимо тех, под эгидой которых они составлены, полагалось бы приостановить свое партийное членство. Идея в том, что если в России не-членам партии можно стать их лидерами, тогда почему в Республике Молдова практически в условиях идентичных законных рамок не позволить членам партии временно приостановить свое членство по практическим соображениям? Для рядовых членов партии в этом ничего сложного нет. Проблема в том, что в действительности партийные лидеры больше других могут быть заинтересованы в "общих списках", но это для них опасно с точки зрения дальнейшего возвращения к руководству формированием. Именно по этим соображениям логично было заявить, что составление «общего списка» означает, в действительности, отложенное объединение. Но именно этого опасались, по-видимому, лидеры маленьких партий.

Хотя, по сути, для разного рода экзаменов есть еще немного времени. Тем, кто действительно заинтересован в "общих списках", достаточно внести соответствующие изменения в устав, а может, и в этом нет необходимости, если в уставе не сказано однозначно, что только члены партии могут состоять в руководящих органах формирования. Учитывая, что время поджимает, один только вариант — временного приостановления членства в партии — может сохранить интерес к «общим спискам». Статья 7 Закона о политических партиях ясно и исчерпывающее предусматривает, что:

Если, несмотря ни на что, власти попытаются чинить препоны, можно будет обратиться в национальные судебные инстанции — и не только по поводу нарушения права голоса. Эти действия отлично впишутся в золотую формулу: «отстоять свои права может только тот, кто добивается этого».

Целесообразность объединения партий

В новых условиях, предусмотренных законодательством, слияние «маленьких партий» бессмысленно и даже вредно, если это не обеспечит новообразованной единице возможность преодолеть 6-процентный избирательный барьер. Слияние «маленьких партий» с «большими» или с теми, у которых есть определенные шансы пройти избирательный порог, имело бы смысл, произойди это быстро, коллективно, путем абсорбции малых партий крупными, без особых предварительных условий и оговорок. Иначе все усилия просто бессмысленны. Слияния накануне выборов не являются безобидными, они могут накалить обстановку в недрах формирования-ассимилятора. Проблема в закрытых списках кандидатов, которые могут претерпеть изменения с целью «вознаградить» лидеров поглощенных формирований «пропускными билетами». Прежний, а также более свежий опыт, связанный с порядком образования мажоритарной коалиции в муниципии Кишинэу, не оставляет места для иллюзий о существовании других критериев кроме тех, что относятся к распределению ведущих мест или портфелей.

Другой фактор состоит в том, что слияния, в том числе безоговорочные, не дают ровным счетом никаких гарантий. Риск появления путаницы вроде той, что связана с поглощением Общественно-политического движения «Pentru Neam si Tara» (За Нацию и Отчизну) Либерал-демократической партией Молдовы (ЛДПМ), когда который уже месяц нельзя с уверенностью выяснить, было или не было слияния, дискредитирует не только процесс как таковой, но и участников этого процесса. С этой точки зрения имело бы смысл обсудить только возможные преимущества от слияния партий с сопоставимым рейтингом, которые имеют хотя бы приблизительные шансы перейти избирательный порог.

Возможное слияние Социал-демократической партии Молдовы (СДПМ) с Демократической партией (ДП) или Либеральной партии (ЛП) с Либерал-демократической партией Молдовы (ЛДПМ) имело бы смысл в перспективе создания социал-демократического и либерального полюсов. Но и в этих случаях, на первый взгляд благоприятных слиянию, присутствуют факторы, которые делают маловероятным успех этого шага. Несомненно, сдержанное отношение лидеров этих партий к возможным слияниям будут подпитывать многие факторы, в том числе: воскрешение былой вражды и прежних конфликтов; попытки диктовать условия, зачастую чрезмерные и практически невыполнимые; муссируемое недовольство по поводу темных влияний и связей с закулисными политико-экономическими группировками, внутренними или внешними; иллюзии насчет того, что шансы представляемых ими формирований более весомы по сравнению с шансами партнеров, которые, если провалятся на предстоящих выборах, оставят больше места для отвоевания сегмента, на котором они позиционируются и т.д. и т.п. Кроме того, можно не сомневаться, что приверженные власти СМИ приложат все усилия к тому, чтобы существующие трещины в отношениях между потенциальными партнерами превратились в глубокие пропасти.

Выводы

Сроки назначения даты выборов «План Козака-2» или признание Приднестровья?