Alegerile parlamentare din 2019 în Republica Moldova - alegeri.md
 МониторингПолитикаКомментарии

Для чего служит всеобщее, равное и прямое избирательное право при тайном и свободном голосовании?

|версия для печати||
Игорь Боцан / 1 февраля 2009
ADEPT logo

Свободные и честные выборы?

На предстоящих 5 апреля 2009 года парламентских выборах Партия коммунистов Республики Молдова (ПКРМ) рассчитывает одержать убедительную победу. Теми же надеждами тешится и более дюжины оппозиционных формирований, рейтинг которых перевалил за 6%, сколько составляет представительский ценз, или колеблется в этих пределах. Однако важна не только победа, но и качество электорального процесса. От него зависит легитимность власти, то есть постэлекторальная стабильность и многосторонняя международная помощь Республике Молдова. В этом смысле, тот «национальный интерес», которому провозглашает себя приверженной правящая партия, диктует необходимость провести свободные и корректные выборы. В любом случае международные структуры, в частности структуры Европейского союза, увязывают свои будущие отношения с Республикой Молдова с проведением свободных и честных выборов.

Электоральное законодательство предельно четко определяет, что подразумевается под свободными выборами: обеспечение всеобщего, равного и прямого избирательного права при тайном и свободном голосовании. Но, как известно, у каждой медали есть и обратная сторона. Опыт показывает, что повсеместно, как только были устранены всякого-рода цензовые ограничения без учета уровня политической культуры, в игру вступает новый фактор — манипулирование, который способен свести на нет немалую часть результатов свободных выборов. Избиратели, с головой окунувшиеся в информационное пространство, которое отличается искажениями, превращаются в носителей определенных штампов, поэтому смогут совершенно свободно отдать свои голоса за образы, сотворенные пропагандой. Вот почему выборы должны быть не только свободными, но и корректными. Ведь именно манипуляция подрывает принцип свободного голосования, закрепленного в законодательстве как «равные шансы каждого кандидата или каждой политической партии (каждой коалиции) участвовать в электоральном состязаний, в том числе, на доступ к средствам массовой информации».

Для манипулирования необходимы подходящие инструменты: средства массовой информации и «административные ресурсы». Безусловно, везде наибольшим потенциалом для манипулирования обладают правящие партии. Вот почему находящиеся у власти партии и подвергаются критике преимущественно за то, что они прибегают к манипуляциям, а не из других соображений, как порой утверждается в звучащих инсинуациях. Немало опубликованных статей и исследований показывают, что правящая в Республике Молдова партия располагает настоящим «медиа-холдингом», который беспрерывно наводит лоск на ее имидж, при этом усердно очерняя оппозиционные формирования и их лидеров. Части «медиа-холдинга» определить нетрудно: они используют одни и те же информационные блоки или «картинки», благоприятные для имиджа ПКРМ, но порочащие оппозицию, которые перетекают из одной медийной структуры, входящей в состав «холдинга».

Одна партия в белых одеждах, а все остальные в?..

В Республике Молдова государственное имущество и административные рычаги используются не только для того, чтобы способствовать продвижению интересов находящейся у власти партии, но особенно для запугивания неугодных из числа лидеров и активистов оппозиционных партий. В этом смысле стоит упомянуть пример лидера Альянса «Наша Молдова» (АНМ) Серафима Урекяна по той простой причине, что он был своего рода «первопроходцем». Можно точно проверить: старт кампании по очернению Серафима Урекяна был дан 9 февраля 2002 года в Общественной телерадиоорганизации Компания «Телерадио-Молдова». Она продолжалась практически безостановочно пока кишиневские представительства ОБСЕ и Совета Европы (СЕ) были вынуждены разработать документ-рекомендацию, озаглавленный «Ориентиры для работы учреждений общественного телерадиовещания в Республике Молдова». Тогдашнее руководство Компании «Телерадио-Молдова» с благодарностью восприняло данный документ, а теперешняя администрация национальной общественной вещательной организации могла бы проверить, насколько соответствует нынешняя деятельность этого учреждения рекомендациям, представленным ОБСЕ и Советом Европы. Возьмем, к примеру, только одну рекомендацию — «После обзора о деятельности президента и правительства должен включать или необходимо представлять заявления либо комментарии представителей оппозиции и представителей учреждений или организаций, которых эта деятельность касается самым непосредственным образом».

Однако самое большое огорчение и обеспокоенность вызывает тот факт, что правоохранительные органы превратились в инструменты для сведения политических счетов. Против того же Серафима Урекяна и еще целого ряда чиновников, работавших вместе с ним в кишиневской примэрии, были сфабрикованы уголовные дела. В конечном счете, ни одно из возбужденных в отношении Урекяна дел не получило доказательств, а за нанесенный некоторым обвиняемым ущерб правительству пришлось, в соответствии с постановлениями ЕСПЧ, выплатить компенсации. Заслуживает внимания и тот факт, что «одиссея уголовных дел» распространилась фактически на лидеров всех оппозиционных партий, рейтинг которых превышает 2%, и вообще на мало-мальски весомых оппозиционных политиков. Вот как выглядит их список:

Безусловно, приведенные выше примеры не исчерпывающие и не совсем точные, но в общих чертах они достаточно отражают суровую действительность: в Республике Молдова, которая, как утверждают представители власти, стремится интегрироваться в ЕС, только одна партия, а именно ПКРМ, носит «белые одежды». А обо всех партиях, более или менее значимых, нужно считать, что их возглавляют потенциальные преступники! Пропаганда лояльного власти «медиа-холдинга» день за днем внушает электорату позитивный созидательный имидж ПКРМ по контрасту с негативным деструктивным образом оппозиционных партий и их лидеров.

Глава государства и лидер ПКРМ, который в советское время был министром внутренних дел, не упускает случая заметить, что оппозиционные партии создаются специально для того, чтобы «у возглавляемых их коррумпированных личностей был повод ссылаться на нарушение политических прав, когда правоохранительные органы пресекают их преступную деятельность». Возможно, глава государства прав. Частично. Это подтверждают и «виновные» лидеры оппозиционных формирований, когда поливают друг друга грязью обвинений или утверждают, что те из них, кого действительно есть чем шантажировать, соглашаются на сотрудничество с ПКРМ ради спасения собственной шкуры. Однако очень подозрительно, что в Республике Молдова лидеры всех политических партий с рейтингом выше 2% почему-то имеют преступные наклонности. Более правдивым кажется предположение о том, что дела фабрикуются «на заказ» с тем, чтобы внушить гражданам мысль: у них нет другого выбора кроме как проголосовать за единственное политформирование «в белых одеждах».

В свете вышеизложенного возможно было бы полезным, чтобы за оставшееся до выборов время, «Коалиция за чистый парламент» вместе с Коалицией за свободные и честные выборы «Коалиция 2009» обратились к правоохранительным органам с просьбой обнародовать информацию обо всех партийных лидерах и деятелях, участвующих в предвыборной кампании, об их судимостях, возбужденных против них уголовных делах (сколько было открыто, сколько было закрыто, за какие из них ЕСПЧ вынес в отношении Республики Молдова обвинительные приговоры) и т. д. Ведь общественный интерес представляет не только имущество кандидатов, но и их прошлое, связанное с совершением преступлений или же допущенными в их отношении злоупотреблениями. Пример успешной политической карьеры лидера Партии регионов Украины Виктора Януковича доказывает, что подобная информация не может нанести вред, наоборот, она может оказаться в немалой степени полезной как для самого кандидата, так и для общества.

Несчастливые случаи

В Республике Молдова есть только одна оппозиционная партия с хорошо известным лидером, у которого нет уголовных дел. По крайней мере, пока. Речь идет о бывшем премьере Василе Тарлеве, который осенью 2008 года решил превратить Центристский союз Молдовы (ЦСМ), рейтинг которого был ниже 2%, в успешное формирование. Пример бывшего главы кабинета министров Тарлева красноречивый и даже назидательный, поэтому заслуживает рассмотрения.

Случай экс-премьера Тарлева доказывает, что арсенал «административных ресурсов» не сводится только к производству по уголовным делам. Существуют более тонкие юридические инструменты, призванные «защищать законность» в Республике Молдова. Так, по утверждениям представителей молдавских властей, экс-премьер Тарлев попытался «бросить вызов законности» в трех измерениях — гражданском, политическом и экономическом:

Усилия государственного руководства по обеспечению законности деятельности общественных организаций были бы благотворными, будь они нацелены на благо этих самых ассоциаций и отличайся они непредвзятостью, объективностью и желанием обеспечить законность и на уровне госучреждений.

Во-первых, требования Министерства юстиции относительно толкования внутренних документов частных организаций сильно разнятся с пренебрежительным отношением ведущими государственными структурами к положениям Конституции. Так, вступление «в силу с момента принятия» сотен (!) постановлений парламента пришлось бы объявить неконституционным, если бы в Конституционный суд обратились те, кто наделен подобным правом. В своем постановлении №20 от 29 апреля 1999 года Конституционный суд четко установил, что «в соответствии со ст.1 ч.(4) Закона «О порядке опубликования и вступления в силу официальных актов», постановления Парламента вступают в силу со дня опубликования в Официальном мониторе или в срок, предусмотренный в самом постановлении (то есть со дня их опубликования или с иной более отдаленной даты, установленной законодателем)…. Неопубликование постановления Парламента влечет его недействительность». Элементарная проверка показывает, что опубликование постановлений парламента в «Официальном мониторе» происходит с запозданием в несколько дней, а порой и в несколько недель (!), а все это время «недействительные постановления» могут иметь юридические последствия. Вот с чего можно было начать проект «Twinning parlamentar» — с наведения порядка в отношении элементарнейших вещей, таких как вступление нормативных актов в силу, а уж затем приступить к согласованию законодательства Республики Молдова с общеевропейским, то есть с так называемым acquis communautaire. К примеру, в 2003–2008 годах, шесть постановлений парламента об участии молдавских военнослужащих в операциях в Ираке вступили в силу со дня подписания, но были опубликованы в «Официальном мониторе» через 1–2 недели. А если бы за эти 1–2 недели с молдавскими военнослужащими что-то произошло, кто бы нес ответственность за произошедшее вне законного поля? Еще десятки постановлений финансового плана вступили в силу вопреки указанным требования. Подобные примеры лишь подчеркивают, насколько мелкими были придирки к уставу ЦСМ по сравнению с игнорированием парламентом норм о вступлении в силу официальных актов и их включении в Государственный реестр юридических актов Республики Молдова, единственным держателем которого является именно Министерство юстиции (Постановление Правительства №910 от 06.09.2000);

Во-вторых, привлечение Министерства экономики и торговли к организационной деятельности Национальной ассоциации товаропроизводителей, а также мотивы, касающиеся необходимости «деполитизации», использованные для отстранения экс-премьера Тарлева от должности председателя организации, обозначают, насколько сильно искажен здравый смысл. Является настоящим вызовом здравому смыслу ссылка на такие аргументы как: лидер партии не может занимать и должность председателя неправительственной организации при том, что сам глава государства, представляющий всех граждан, является лидером партии и в целях продвижения партийных интересов не стесняется действовать открыто и умышленно в ущерб некоторых граждан. Так, в канун выборов примара мун. Кишинев в мае 2003 года президент Воронин обратился к гражданам в качестве главы государства с призывом не поддерживать кандидатуру Серафима Урекяна. В этой связи стоит напомнить и о том, что в 2001 году Конституционный суд отказался рассмотреть обращение группы депутатов о толковании конституционных норм относительно совместимости функций главы государства и лидера партии, то есть относительно того, как один и тот же человек может одновременно представлять всех граждан, а привилегированно — только одну их часть. В 2008 году Конституционный суд вынес отрицательное заключение по проекту закона о внесении изменений в Конституцию в смысле недопущения партийности, то есть предвзятости главы государства. Примечательно, что данное отрицательное заключение было в некоторой степени обусловлено началом мероприятий, приуроченных к 650-летию основания Молдавского государства. В этой связи государственные структуры и, в частности, Конституционный суд, могли бы принять во внимание, что современное государство Республика Молдова до принятия Конституции в 1994 году основывалось на трех учредительных документах: Декларация о суверенитете, Декларация о независимости и Указ №201-XII от 27.07.1990 «О государственной власти», который четко определяет, что «не допускается совмещение руководящих должностей в органах государственной власти и управления с любой другой должностью в государственных и кооперативных организациях, политических партиях, общественно-политических организациях и движениях».

Возникает следующий вопрос: почему гражданин Василе Тарлев, которому Конституция молдавского государства, основанного 650 лет тому назад, гарантирует целый ряд прав, на самом деле подвергается давлению, которое препятствует ему реализовать эти самые свои права? Ответ, по всей видимости, вытекает из результатов последних выборов 2007 года на уровне районов, где голосование идет по политическим принципам, то есть за партийные символы. Для правильного сравнения был выбран 2003 год, когда проходили выборы того же уровня.

Динамика политического голосования в пользу основных партий
20072003РазницаРазница, %
Партия коммунистов Республики Молдова394023595289-201266-33,8%
Демократическая партия Молдовы11216795030+17137+18%
Альянс «Наша Молдова» +
Партия социальной демократии*
193282
55220
247205+1297+0,5%
Социал-демократическая партия +
Социал-либеральная партия**
43562
36645
54838+25369+46%
Христианско-демократическая народная партия97927109822-11780-10,8%
Либеральная партия55842-+55842n/a
Другие партии***11313468101+45033+66%
Независимые кандидаты5081967233-16414-17%
Всего11526211237518-84897-6,9%

* В 2003 году Альянс независимых (АН) во главе с Серафимом Урекяном и «Наша Молдова» и Социал-демократический альянс Молдовы (СДАМ), возглавляемый Думитру Брагишем, входили в состав Избирательного блока Социал-демократический альянс «Наша Молдова». Впоследствии АН был преобразован в Альянс «Наша Молдова», а СДАМ — в Партию социальной демократии Молдовы и в этом качестве в выборах 2007 года они участвовали уже самостоятельно.

** В 2003 году Социал-демократическая партия (СДП) и Социал-либеральная партия (СЛП) создали Избирательный блок «СДП-СЛП», а в 2007 году они участвовали в выборах порознь.

*** В декабре 2007 года Партия социальной демократии объединилась с Социал-демократической партией, а в феврале 2008 года Социал-либеральная партия объединилась с Демократической партией Молдовы.

Можно заметить, что на последних выборах 2007 года по сравнению с выборами 2003 года на национальном уровне практически все важные партии набрали примерно столько же или больше голосов. Отличилась только ПКРМ, потерявшая более 1/3 поддержки своего электората. Судя по данным, представленным в таблице, можно предположить, что примерно половина из тех, кто не стал голосовать за ПКРМ, и вовсе не явилась к урнам для голосования, тогда как другая половина поддержала иные партии. Без сомнений политический проект экс-премьера Тарлева метил именно в избирателей, которые по тем или иным соображениям, не хотят больше отдавать свои голоса за ПКРМ. Вот почему, не исключено, что давление, оказываемое на экс-премьера Тарлева, направлено именно на то, чтобы воспрепятствовать освоению потенциала протеста против ПКРМ, который наметился на последних выборах. Из вышеизложенного можно заключить следующее: будет совсем неудивительным, если мы вдруг узнаем, что ЦСМ, возглавляемый Тарлевым в качестве неформального лидера, не будет допущен к участию в выборах.

Выводы

До начала избирательной кампании структуры лояльного ПКРМ «медиа-холдинга» проводили активную масштабную кампанию промывания мозгов. Ее суть можно вкратце свести к следующему: «в то время как правящая партия, а особенно ее лидер, прилагала усилия для обеспечения экономического и духовного процветания Республики Молдова, распорядилась снизить цены на хлеб на 20% и увеличить заработную плату примерно на 20% (как раз, чтобы благодаря таким радостным для населения инициативам обеспечить предвыборной кампании дополнительную опору), защищала страну от внешних врагов и их внутренних шпионов, лидеры оппозиционных партий контрабандными и коррупционными деяниями подрывали суверенитет и независимость страны, ее экономическую безопасность, осмеливались подвергать критике деятельность правящей партии» и т. д.

Предстоящие 5 апреля 2009 года парламентские выборы, по всей видимости, будут признаны свободными, как признавались таковыми в отчетах миссий наблюдателей ОБСЕ все кампании, проходившие с 1994 года. Да вот только будет почти невозможным утверждать, что выборы можно считать корректными. Разработанная Координационным советом по телевидению и радио Концепция освещения предвыборной кампании, действительно, содержит множество ограничений, а цены для платного эфирного времени, установленные Общественной телерадиоорганизацией Компания «Телерадио-Молдова», наверное, призваны оградить «промытые мозги» от того, чтобы в результате предвыборных обращений и воззваний оппозиционных партий в них попало хоть какое-то зерно, которое заставит их усомниться в мессианской роли правящей партии. И если это действительно так, то вынесенный в заголовок вопрос остается без ответа до тех пор, пока большинство граждан не научится отвечать на него в индивидуальном порядке.

Московские ожидания Кишинева и Тирасполя, или «Moscow never sleeps»? Голосование граждан Республики Молдова из приднестровского региона