Alegerile parlamentare din 2019 în Republica Moldova - alegeri.md
 МониторингПолитикаКомментарии

Европейская интеграция — последнее прибежище негодяев?

|версия для печати||
Игорь Боцан / 1 июля 2015
ADEPT logo

Традиционно, местные выборы в Республике Молдова воспринимаются как политическо-административные. Выборы в местные районные советы проходят на основе пропорциональной избирательной системы с закрытыми партийными списками. Если на сельском и городском уровне граждане еще могут претендовать, что знают качества кандидатов в советники, тогда на районном уровне кандидатов могут знать лишь граждане в тех населенных пунктах, где те собственно проживают, то есть примерно 5–10% избирателей. Из этих соображений можно утверждать, что голосование на выборах в районные советы преимущественно политическое. И напротив, выборы примаров проходят по мажоритарной системе, а личные качества кандидатов важнее их политической принадлежности. Вот почему предполагается, что выборы примаров преимущественно административные. Нет никаких сомнений насчет того, что административные и политические аспекты выборов влияют друг на друга в зависимости от внутриполитического и регионального контекстов. Как раз это и произошло на недавних местных выборах в Республике Молдова, когда внутриполитическая и региональная ситуация серьезно повлияли на политическое голосование на районном уровне и на административное голосование, по крайней мере, при избрании примаров муниципиев Кишинев и Бельцы, а также города Орхей.

Политическое голосование на местных выборах

Местные выборы проходили 14–28 июня 2015 года в условиях политического, финансового экономического и нравственного кризиса. Законные ожидания насчет того, что глубокий многосторонний кризис может серьезнейшим образом сказаться на результатах выборов, не подтвердились. Наоборот, ведущие политические силы, которые правили в Республике Молдова на протяжении последних примерно шести лет, привели к эндемической коррупции и довели страну до грани финансово-экономического кризиса, вновь подтвердили свои позиции или даже укрепили их. Главный довод состоит в том, что вопреки почти полному ухудшению социально-политической и нравственной ситуации указанные партии практически подтвердили легитимность своего пребывания у власти.

Результаты парламентских и местных выборов (политические - районный уровень), %

Сглаживающим фактором для воздействия социально-политического и финансового кризиса на результат выборов послужил ставший уже традиционным, а именно раскол молдавского общества по этническо-языковым критериям, к чему в последнее время добавился и раскол по критериям геополитическим. Если выразиться уничижительно, то можно утверждать, что молдавские граждане предпочли проголосовать за своих коррупционеров, нежели за чужих или неизвестных. При таких обстоятельствах количество политических голосов, набранных правящими партиями на выборах в районные и местные советы, за последние шесть лет составило в общей сложности 48,5%: Либерал-демократическая партия Молдовы (ЛДПМ) — 18,3%; Демократическая партия Молдовы (ДПМ) — 17,6%; Либеральная партия (ЛП) — 12,6%. Принимая во внимание, что Европейская народная платформа (ЕНПМ) — диссидентское ответвление нынешней власти, возникшее после раскола ЛП в 2013 году и раскола ЛДПМ в 2015 году, набрала 7,6%, можно прийти к выводу, что политические партии, называющие себя проевропейскими, набрали по итогам политического голосования 56%. И напротив, партии, продвигающие явные или скрытые проазиатские посылы, набрали вместе 38%: Партия социалистов Республики Молдова (ПСРМ) — 16,6%; Наша партия (НП) — 11,2%; Партия коммунистов Республики Молдова (ПКРМ) — 10,2%. Итак, электоральный результат на геополитическом уровне — европейская интеграция vs евразийская интеграция — равен 56% к 38%. Казалось, бы, что у сторонников европейской интеграции есть повод для радости, однако их ликование быстро угасает, когда они понимают, кто именно продвигает европейскую интеграцию.

Политическое голосование на недавних местных выборах подтвердило продолжающееся раздробление политической арены. Если шесть лет тому назад только четыре политические партии — ПКРМ, ЛДПМ, ДПМ и ЛП — отличались представительным рейтингом, то теперь насчитывается уже шесть партий, рейтинг которых выше избирательного порога, установленного для парламентских выборов.

Число избранных районных советников

Пребывание ПКРМ в оппозиции на протяжении шести лет привело к постепенному расколу формирования, а его электорат в настоящее время в равной мере представляют ПСРМ и НП. Раскол ПКРМ имеет несколько значений. Во-первых, можно констатировать, что завершился ностальгический период молдавской политической истории. На состоявшихся в ноябре 2014 года парламентских выборах ПСРМ привлекла на свою сторону примерно половину электората ПКРМ, поскольку формирование жестко продвигало идею изменения направления интеграционного вектора Республики Молдова в сторону России и Евразийского экономического сообщества. НП во главе с Ренато Усатым — джентльменом удачи и популистом — завоевала на недавних местных выборах еще половину оставшегося электората ПКРМ. В итоге левый политический спектр оказался существенно раздробленным после продлившегося примерно 15 лет периода сплочения и монолита. А это означает, что потенциал возникновения пробуксовок со стороны левого политического фланга практически сведен на нет. Действительно, из восьми парламентских избирательных кампаний четыре были досрочным, а из них три были вызваны пробуксовками с избранием главы государства. Последний раз не удавалось избрать президента на протяжении почти трех лет как раз из-за монополии ПКРМ на левом фланге. Динамика рейтинга ПКРМ, в частности, на парламентских выборах 2014 года и на местных выборах 2015 года, а также заявления ее лидера наводят на мысль о том, что формирование готово сотрудничать с любым и практически на любых условиях лишь бы дело не дошло до досрочных парламентских выборов. В этих обстоятельствах у лидера ЛП Михая Гимпу, который приступил к переговорам с лидерами правящих партий насчет восстановления парламентского большинства, есть шанс настаивать на том, чтобы следующим кандидатом на должность президента РМ стал именно он. Раз ДПМ досталась должность председателя парламента, а ЛДПМ — должность премьер-министра, тогда логично, чтобы ЛП отдали должность главы государства. ПКРМ в любом случае опасается досрочных выборов и может проголосовать за кандидатуру господина Гимпу только ради того, чтобы избежать их, ведь голосование на выборах президента все равно тайное. С позиции главы государства господину Гимпу будет проще требовать возвращения миллиарда.

Раскол на правом сегменте не ощутила ЛП, которой даже удалось улучшить свой рейтинг. Зато его сполна ощутила ЛДПМ после того, как формирование покинули бывший премьер Юрие Лянкэ и бывший вице-премьер Еуджен Карпов, которые образовали блок ЕНПМ и намереваются создать и партию с таким же названием. Можно предположить, что на недавних местных выборах вопреки коррупционным скандалам и финансовому кризису правящие партии подтвердили свой личный рейтинг ввиду отсутствия настоящей альтернативы. Роль ЕНПМ заключалась как раз в том, чтобы заявить о себе в качестве такой потенциальной альтернативы либо на возможных досрочных парламентских выборах, либо на очередных, которые пройдут через три года. Результаты выборов в Кишиневский муниципальный совет, то есть в столице, где избиратели более образованные и информированные, безо всякого сомнения доказывают, что именно ЕНПМ может «поглотить» голоса от ЛДПМ и ДПМ, чьи лидеры разочаровали избирателей своей причастностью к коррупционным скандалам и к истории с кражей века.

Число избранных советников Кишиневского муниципального совета

При таких обстоятельствах более чем странным представляется призыв лидеров ЕНПМ в поддержку создания парламентского большинства вместе со скомпрометировавшими себя партиями власти — ЛДПМ, ДПМ и ЛП. Тем более что такое большинство можно сформировать и без участия депутатов ЕНПМ, а ЛП открыто проявляет свое желание стать союзником тех, кого во время избирательной кампании обвиняла в краже миллиарда.

Огромный разрыв между результатами политического голосования в столице и слаборазвитых регионах страны обращает внимание на то, что социально-экономическая отсталость, бедность и нравственная деградация — благоприятная среда, в которой коррумпированные партии, контролирующие неограниченные административные, медийные и финансовые ресурсы, могут обеспечить себе комфортный результат, спекулируя на внешней российской угрозе и на продвижении европейской интеграции.

Любопытный аспект, связанный с местными выборами, — явка на выборах. Считается, что изменения явки якобы влияют на конечный результат в пользу сторонников европейской или евразийской интеграции, поскольку электорат из последней категории якобы отличается более высокой уровнем дисциплины и активности. Если рассматривать эту статистику, тогда можно прийти к выводу, что явка на выборах снижается.

Динамика явки на местных выборах, %

По сути, спад явки — результат изменения порядка учета граждан с правом голоса. Таким образом, вопреки серьезным демографическим проблемам, с которыми сталкивается Республика Молдова, — спад рождаемости, массовая эмиграция граждан и т. д., число официально зарегистрированных граждан неуклонно увеличивается — с ~2,3 миллионов в 1995 году до ~2,7 миллионов в 2015 году. Вот почему и сократилась явка на фоне относительно постоянного числа избирателей, которые принимали участие в местных выборах на фоне последних 20 лет: 1,4±0,1 миллиона. Итак, в общих чертах, на протяжении тех 20 лет фактор явки не оказывал существенного влияния на окончательные результаты местных выборов. Исключением стал лишь 1995 год, когда из-за низкой явки избирателей выборы в муниципии Кишиневе были признаны недействительными, а муниципальную администрацию назначили, а не избрали.

Участие в голосовании в абсолютной величине в сравнении с числом зарегистрированных избирателей

Административное голосование

Голосование на выборах примаров играет решающее значение на местных выборах. Как показывают результаты соцопросов, органы местного публичного управления пользуются наиболее высоким уровнем доверия среди публичных органов — около 50%, в то время как уровень доверия к парламенту, правительству и президентуре равен порядка 10–15%. Доверие к политическим партиям как к институтам колеблется в пределах ~10%, а рейтинг доверия к лидерам ныне правящих политических партий варьирует в районе 10–15%. Вот почему можно прийти к такому выводу: примары и лица с признанным авторитетом в населенных пунктах, на многих из которых партии власти устроили охоту, оказались настоящими локомотивами, тянувшими вверх рейтинг скомпрометировавших себя партий.

Число избранных примаров

Однако исключения из правил существуют в любой области. Разумеется, существуют исключения в том числе из правил административного голосования на выборах примаров. На местных выборах 2015 года подобными исключениями стали новоизбранные примары муниципия Бельцы — лидер НП Ренато Усатый и города Орхей — Илан Шор. Оба победителя очень молоды — одному 36 лет, а другому, соответственно, 28. Оба пришли из бизнеса и оба до своего избрания примарами проявили себя в соответствующих населенных пунктах: первый устраивал грандиозные концерты, а второй выступал в качестве президента местной футбольной команды, которая победила на национальном первенстве. Ни один из них не имеет ни малейшего опыта в управлении публичными делами. Избирателям не было дела до сомнительной репутации обоих кандидатов. Их главным преимуществом было то, что они изворотливы. А это очень важно в полностью коррумпированной социально-политической среде. Можно утверждать, что Усатый и Шор следуют примеру лидеров ЛДПМ и ДПМ, которые пришли в политику из бизнеса, а затем превратили политику в самый прибыльный бизнес. Из вышеизложенного вытекает такой вывод: в Бельцах и Орхей выборы примаров были не совсем административными. Скорее это была игра в русскую рулетку. Для граждан социально-экономическая ситуация в любом случае остается крайне плохой, но, быть может, джентльменам удачи — Усатому и Шору — удастся повернуть Фортуну лицом к Бельцам и Орхею.

Следует отметить, что в муниципии Кишиневе уже восемь лет не наблюдается административное голосование. В этом смысле третий мандат кишиневского градоначальника Дорина Киртоакэ можно считать равноценным мандатам, которыми заручились новоизбранные примары Бельц и Орхея. Разумеется, определенная разница существует. Даже сами верные сторонники примара Дорина Киртоакэ утверждают, что голоса, которые он набрал, геополитические. Действительно, на недавних выборах у Дорина Киртоакэ даже не было предвыборной программы, зато он постоянно указывал на проевропейский курс и на российскую угрозу. В любом случае, кишиневский электорат более образованный и лучше проинформирован, а голоса, отданные кишиневскими избирателями, отражают выбор, который они сделали между крайне сложной и сложной ситуацией. Главный результат выборов в муниципии Кишиневе заключается в том, что здесь партии власти, замешанные в коррупционных скандалах и краже века, были очень жестко наказаны.

Выводы

Принимая во внимание крайне сложную социально-экономическую и политическую ситуацию, необходимо сделать следующие главные выводы по итогам местных выборов:

Поскольку местные выборы проходили на фоне глубокого социально-экономического и политического кризиса, их результаты должны в некоторой степени подсказать и путь для выхода из кризиса. Один из вариантов — восстановление Альянса «За европейскую интеграцию» (АЕИ-3) с участием ЛДПМ, ДПМ и ЛП. Однако такой вариант означает не что иное, как повторение и продолжение катастрофы, к которой на протяжении последних шести лет привели эти же партии во главе с теми же лидерами. Сколько волка ни корми, он все в лес глядит! И это применимо даже в том случае, если у предполагаемого АЕИ-3 (или, почему бы нет, AirBank) в запасе будут обломки ПКРМ, для того, чтобы в марте 2016 года на выборах главы государства обеспечить себе парламентское большинство, равное 3/5 голосов депутатов. Альтернативный вариант — спровоцировать досрочные парламентские выборы, чтобы оздоровить ситуацию в стране и избавиться от охватившей ее эндемической коррупции. Если судить по результатам политического голосования на недавних местных выборах, большинство молдавских граждан предпочитает евроинтеграционный вектор, причем несмотря на то, что его и продвигают скомпрометировавшие себя политические партии. Тогда уж тем более граждане должны поддержать продвижение европейского вектора новыми, нескомпрометировавшими себя партиями. Итак, возможные досрочные парламентские выборы не должны вызывать страх насчет срыва европейского вектора и избрания вместо него евразийского.

Доводы скомпрометировавшихся партий и их сторонников о том, что нужно избежать досрочных выборов, фальшивые, а поскольку они чрезмерно пекутся о европейской интеграции, то тем самым напоминают лжепатриотов, которые всегда пользовались естественными чувствами граждан во имя собственной выгоды. В этом смысле уместным будет перефразировать изречение Сэмюэля Джексона: «Патриотизм — последнее прибежище негодяев» в другое, которое весьма адекватно для нынешней ситуации в Республике Молдова: Европейская интеграция — последнее прибежище негодяев. Разумеется, речь идет о политиках, которые пользуются искренними чувствами граждан во имя собственной выгоды.

БОМ о социально-политической ситуации в канун местных выборов Предвыборный контекст