Alegerile parlamentare din 2019 în Republica Moldova - alegeri.md
 МониторингПолитикаКомментарии

Предвыборный контекст

|версия для печати||
Игорь Боцан / 2 сентября 2016
ADEPT logo

Президентские выборы, назначенные на 30 октября 2016 года, проходят в крайне сложном социально-политическом и экономическом контекстах. Политический кризис вспыхнул в декабре 2014 года, когда молдавские власти объявили о том, что из банковской системы похитили примерно 1 млрд. долларов. Данное заявление прозвучало вскоре после того, как правительству пришлось утвердить секретное постановление, которым оно предоставило Национальному банку Молдовы (НБМ) гарантии насчет выплаты из своих резервов средств для кредитования трех коммерческих банков, где произошли хищения. Вместе с тем, стоит отметить, что об этом сообщили сразу же после парламентских выборов, состоявшихся 30 ноября 2014 года, а это означает, что власти утаили данный факт от граждан, чтобы иметь возможность выиграть выборы. Факт кредитования НБМ трех коммерческих банков, в которых произошли хищения, привел к обвалу национальной валюты — молдавского лея (MDL) — примерно на 30%. Вместе с тем, примечательным представляется сделанный подсчет — в 2014 году 1 млрд. долларов составлял примерно 1/3 валютных резервов НБМ, которые играли решающую роль для обменного курса национальной валюты к иностранным валютам. Это повлекло за собой массовые протесты граждан, такие акции продлились примерно один год.

В сложившихся обстоятельствах власть имущие действовали достаточно ловко. После нескольких правительственных кризисов, за время которых на протяжении 2015 года сменилось 5 премьер-министров (2 полномочных и 3 временно исполняющих обязанности) власть предержащим, тем не менее, удалось сформировать парламентское большинство. Это произошло благодаря устроенному расколу двух парламентских фракций — фракции Партии коммунистов Республики Молдова (ПКРМ) и фракции Либерал-демократической партии Молдовы (ЛДПМ). В итоге 2/3 депутатов фракции ПКРМ и примерно ½ депутатов фракции ЛДПМ примкнули к двум партиям, которые находились у власти с 2009 года, а именно к Демократической партии Молдовы (ДПМ) и Либеральной партии (ЛП). Перед новым правительством, которое утвердили 20 января 2016 года в условиях массовых протестов против его легитимности, стояла задача стабилизировать политическую ситуацию, вернуть завоевать доверие граждан, а также партнеров по развитию, без финансовой поддержки которых экономическое выживание Республики Молдова представляется крайне сложным.

Для достижения указанных целей правительство разработало Дорожную карту по программе приоритетных реформRO, которую предстояло внедрить в марте-июле 2016 года. Взятое правительством обязательство осуществить всего за 6 месяцев целый ряд весьма сложных реформ, которые все откладывались на протяжении последних пяти, было призвано доказать наличие у власти решимости, а также потенциал власти. По сути, толчком к разработке Дорожной карты послужили Выводы Совета ЕС по Республики Молдова. Посыл партнеров по развитию и, прежде всего, ЕС и США, сводился к тому, что примерное выполнение молдавскими властями Дорожной карты — единственная возможность для возобновления внешней финансовой помощи.

При этом одним из крайне важных факторов для стабилизации внутриполитической ситуации стала дезорганизация протестного движения, для которого постепенно главным лозунгом стал роспуск парламента и проведение досрочных парламентских выборов. Протестное движение оказалось по-настоящему опасным для властей только тогда, когда политические силы, придерживающиеся разных взглядов, в том числе и прямо противоположных с геополитической точки зрения, сплотились, чтобы расширить размах протестов. Инспирировали ли власти пресловутое постановление Конституционного суда, вынесенное 4 марта 2016 года, которое неожиданно изменило порядок избрания президента Республики Молдова, остается на уровне спекуляций. Ясно однако, что данное решение Конституционного суда практически в одночасье изменило повестку лидеров протестующих формирований. Таким образом, приоритетом стало, по крайней мере, для отдельных лидеров протестов, участие в борьбе за президентское кресло. В итоге, власти получили необходимую передышку для того, чтобы внедрять нормы Дорожной карты, а также, чтобы иметь возможность заявлять о своей способности стабилизировать социально-политическую ситуацию, вернуть доверие граждан и партнеров по развитию. Оппозиция, в частности силы, участвующие в протестах, по-прежнему оспаривает как легитимность нынешней власти, так и ее результаты в плане нормализации социально-экономической и политической ситуации в стране.

Таков контекст, в котором состоятся президентские выборы. Ставка на них огромная, хотя полномочия главы государства, избранного в ходе прямого голосования, остаются неизменными. Очевидно, что для кандидатов власти победа на выборах будет означать восстановление полной легитимности. И, наоборот, победа оппозиционного кандидата будет означать для власть имущих утрату легитимности. Кандидаты власти настаивают на том, что, на самом же деле, ставка носит геополитический характер, то есть выбор предстоит сделать между проевропейским и проевразийским векторами развития. Оппозиционные кандидаты не отрицают геополитическую ставку, но обращают внимание на то, что власть, которую они считают коррумпированной, в принципе не может продвигать политику в интересах граждан, не говоря уже о подлинной проевропейской политике. Ставка этих выборов доказывает, насколько важны будут вынесенные им оценки — свободные и честные или же не свободные и не честные, в частности, когда кандидаты власти пользуются медийными, административными и финансовыми преимуществами, которые несоразмерно больше чем имеющиеся в распоряжении у оппозиционных кандидатов.

Европейская интеграция — последнее прибежище негодяев? Бойкотирование президентских выборов