Alegerile parlamentare din 2019 în Republica Moldova - alegeri.md
 МониторингПолитикаКомментарии

Много званых, а мало избранных…

|версия для печати||
Игорь Боцан / 10 октября 2010
ADEPT logo

Категории партий в предвыборной гонке

Кампания по парламентским выборам 28 ноября 2010 года имеет свою особую специфику. Она проводится после годового правления Альянса за европейскую интеграцию (АЕИ). Этого года оказалось достаточно, чтобы у граждан сложилось впечатление о нынешнем руководстве и они могли его сравнить с прежним — Партией коммунистов Республики Молдова (ПКРМ). Так или иначе, опыт показывает, что мы не можем рассчитывать на преодоление 4-процентного избирательного порога и прохождение в будущий парламент более чем 5–6 политических формирований. В нынешней кампании непоколебимые или большие шансы для преодоления избирательного порога имеют преимущественно парламентские партии. Среди внепарламентских формирований есть игроки, которые могли бы преодолеть избирательный порог, однако их предназначением станет в основном оказание влияния на итоговые результаты крупных партий.

Результаты последних парламентских выборов 29 июля 2009 года наряду с результатами последних опросов общественного мнения и интенсивностью текущих политических действий указывают на то, что партии, которые в скором времени вступят в предвыборное соревнование, можно очень схематично и приблизительно классифицировать по четырем категориям: крупные партии; пограничные партии; партии-планктон и летаргические партии. К называемым крупным партиям с гарантированными (?!) шансами на преодоление избирательного порога относим Партию коммунистов Республики Молдова (ПКРМ), Демократическую партию Молдовы (ДПМ), Либерал-демократическую партию Молдовы (ЛДПМ) и Либеральную партию (ЛП). В сумме эти формирования могут получить ~75–85% голосов избирателей. Пограничные партии — это формирования, обладающие определенным потенциалом для преодоления избирательного порога. Среди них — Альянс «Moldova Noastra (Наша Молдова)» (АНМ), действующий в центристском политическом сегменте, и левоцентристская Социал-демократическая партия (СДП). Вместе эти формирования могут набрать 5–10% голосов избирателей.

Партии-планктон — это формирования, способные собрать голоса значительной части неопределившегося электората. В этой категории можно выделить следующие партии:

При определенных условиях и в зависимости от качества избирательной кампании каждая из партий-планктона может набрать ~1–4% голосов. В целом эти формирования могли бы набрать 5–10% голосов избирателей. Очевидно, что голоса за эти партии формируют так называемый избирательный планктон, который, вероятно, наряду с формированиями из второй категории, будет влиять на итоговые результаты партий из первой категории (см. 6-ю рубрику таблицы).

Летаргические партии — это формирования, за которые в основном голосуют лишь их члены, даже не всегда в полном составе. Каждая из большинства этих партий набирает лишь доли процента голосов. И к соответствующей категории относится более половины из 31 официально зарегистрированного политического формирования. Они могут набрать в целом ~1–2% голосов электората. Существование таких партий не лишено определенного смысла. Зачастую, летаргические партии используются в качестве заимствуемой платформы для немедленного, быстрого прихода в политику или избирательную кампанию одного человека или группы. Такие партии полагают, что с помощью какой-либо идеи или посыла смогут создать шоковые волны, которые разорвут шаблоны избирательного поведения. И успешные случаи бывали. За последние 15 лет предпринималось около 7–8 подобных попыток, при которых летаргические партии покупались или арендовались. В этой избирательной кампании таким случаем стала ПНО, провозгласившая особую миссию — проведение кампании по борьбе с мафией. Учитывая интенсивность кампании по борьбе с мафией, доступ к информационным, а, следовательно, и к определенным финансовым ресурсам, можно допустить переход ПНО из категории летаргических партий в категорию партий-планктона.

Отличительные особенности

Высокий уровень инертности в поведении избирателей обусловлен фрагментацией молдавского общества по определенным критериям. Эта фрагментация четко наметилась 20 лет назад и, к сожалению, сохраняется до сих пор, становясь особенно выраженной именно во время избирательных кампаний. В этой связи можно определить четыре отличительные особенности основных политических партий, которые кардинальным образом способствуют структурированию электората: этнолингвистическая принадлежность; уровень терпимости и/или преувеличение фобий; внешняя направленность; стиль поведения (см. 2-ю рубрику таблицы).

Фактор, связанный с этнолингвистической принадлежностью граждан Республики Молдова, является определяющим во фрагментации молдавского общества. Основные политические партии очень четко позиционируют себя по отношению к гражданам, которые определяют себя как румын, молдаван или русскоязычных (представителей национальных меньшинств). Значимость этой особенности подтверждает избирательная статистика, топовые темы в так называемых Интернет-форумах. Самым недавним подтверждением тому стали заявления некоторых политических партий, которые назвали причиной провала конституционного референдума 5 сентября массовое явление голосования по этническому признаку. Правда в том, что голосование по этническому признаку характерно в первую очередь для ПКРМ и ЛП. И проблема статуса русского языка, попытки инициировать соответствующий референдум — еще одно тому доказательство.

Фактор, связанный с уровнем терпимости или преувеличением фобий, касается отношения к тем, кто идентифицирует себя иначе с этнолингвистической точки зрения. Данная характеристика является определяющей для избирательной фрагментации. С точки зрения избирательного поведения, разрывы, вызванные преувеличением этнолингвистических фобий, являются намного более выраженными, чем те, которые обусловлены классическими расслоениями. В этой связи схематически можно определить четыре крупных сегмента, в которых в политическом и избирательном плане доминируют следующие партии:

Особенность, связанная с внешней направленностью, является отражением того факта, что на протяжении своего существования в качестве независимого государства проблема выживания или исчезновения с карты мира была для Республики Молдова одной из первостепенных. Основываясь на этих соображениях, можно понять уничижительный подход к партиям из Республики Молдова как к геополитическим и неполитическим формированиям. В этой связи можно утверждать, что постоянно продвигался миф о неспособности консолидации страны как независимого государства, вследствие чего Республика Молдова должна была бы:

Очень важной отличительной особенностью является стиль поведения. Данная характеристика связана со способом и уровнем гибкости при принятии решений, а также со способностью формировать коалиции, в том числе и постэлекторальные. В этой связи:

Значимость результатов последних выборов и последних опросов для оценок

Отталкиваясь от того, что при отсутствии социальных или политических шоков инерция избирательного поведения очень велика, можем считать, что результаты выборов 29 июля 2009 года являются достойным доверия ориентиром для анализа ожиданий от выборов 28 ноября 2010 года (см. 3-ю рубрику таблицы). Сравнение этих результатов с избирательными намерениями, выраженными в рамках последних опросов общественного мнения (см. 4-ю рубрику таблицы), может быть показательным при оценке распределения неопределившихся между сегментами избирателей с твердыми электоральными убеждениями.

Как правило, цифры, указывающие избирательные намерения в опросах общественного мнения, ниже результатов выборов. Это связано с тем, что до и после выборов конъюнктурные сторонники партий становятся неопределившимися, и их доля обычно очень велика (~30–40%). В этой связи следует подчеркнуть, что опросы указывают на размеры крепких ядер, то есть процентные доли избирателей с непоколебимыми убеждениями, а также на доли конъюнктурных сторонников в момент социологических измерений. Можно утверждать, что в Республике Молдова существуют только два формирования с истинными крепкими ядрами — ПКРМ и ЛП, первое ядро составляет ~20–25%, а второе — ~5–10%. Объяснение этому простое: ЛП обладает электоратом с фронтистскими корнями, активно поддерживавшим движение за национальное возрождение, а у ПКРМ — ностальгирующий электорат, оплакивающий исчезновение социалистической родины — СССР.

Крепкое ядро ПКРМ формируют пенсионеры и представители национальных меньшинств. Согласно исследованиям «экзит-полл», ~60% электората Партии коммунистов — это пенсионеры, та же доля среди избирателей ПКРМ и национальных меньшинств, и эти множества пересекаются. Этот факт во многом объясняет риторику ПКРМ, основанную на социальной составляющей, а также пророссийскую риторику и заявления в поддержку СНГ. В этом контексте следует отметить, что в период правления ПКРМ, после охлаждения молдавско-российских отношений (2005–2006 г.г.) и продвижения антироссийской риторики на всеобщих местных выборах ПКРМ потеряла ~15% электората. Немедленной реакцией лидера коммунистов Владимира Воронина стало, как уже упоминалось, прекращение Политического партнерства за европейской интеграции, возврат к риторике в поддержку ПКРМ, восстановление авторитарных методов преследования оппозиции, что позволило вернуть утерянный электорат к парламентским выборам 2009 года.

Крепкое ядро ЛП сформировано из избирателей с националистическими, прорумынскими взглядами, романтических сторонников идеалов движения за национальное возрождение. Поскольку до 2007 года рейтинг ЛП составлял всего ~0,5%, очевидно, что крепкое ядро Либеральной партии сформировано преимущественно из бывших избирателей Христианско-демократической народной партии, разочарованных уступками, на которое пошло это формирование. В этой связи ЛП, чтобы удержаться в категории крупных партий, потребуется оставаться заложником националистической, прорумынской риторики, имея ограниченное пространство для маневра, которое не сможет превысить ~15%.

Уверенно утверждать о существовании крепких ядер в случае ДПМ и ЛДПМ невозможно. Являясь по сути политическими близнецами, эти формирования преимущественно пользуются поддержкой избирателей с переменчивыми, конъюнктурными взглядами. ДПМ была задумана как реформистская платформа для продвижения политического центризма, практиковавшегося в середине 90-х годов прошлого века Аграрной демократической партией. За 13 лет, прошедших с момента основания партии, в ДПМ изменилось практически все, в том числе лидер, неизменным остается только продвижение социал-демократической доктрины и левоцентристских идеалов. Переменчивость электората Демократической партии Молдовы проявилась на выборах 2001 года, а затем и на парламентских выборах 2009 года. На выборах 5 апреля 2009 года демократы набрали ~3%, попав в категорию партий-планктона. Приход к руководству в ДПМ варяга — Мариана Лупу — накануне выборов 29 июля 2009 года вернул формирование, набравшее ~13% голосов избирателей, в категорию крупных партий. Очевидно, что о крепком ядре ДПМ говорить нельзя.

В свою очередь у ЛДПМ просто-напросто не было достаточно времени, чтобы укрепить какое-либо крепкое ядро, хотя таковое образовалось быстро, после того как лидер либерал-демократов Влад Филат, недовольный развитием событий в ДПМ, вице-председателем которой был долгие годы, отделился от формирования в 2007 году. Либерал-демократическая партия Молдовы укрепила свои избирательные позиции прежде всего за счет активного конвертирования региональных и местных структур других политических формирований, в том числе партий-партнеров, что было крайне неблагоприятным для установления последующих отношений надежного партнерства и объединения в правящую коалицию. Пока благодаря определенным конъюнктурным факторам, в том числе тому, что лидер ЛДПМ занимает пост премьер-министра, рейтинг формирования согласно опросам общественного мнения (~20%) превышает результат, показанный на последних выборах (~17%). А это очевидное подтверждение роста формирования.

И ЛДПМ, и ДПМ необходимы более или менее успешные результаты на выборах на протяжении нескольких избирательных циклов для укрепления крепких ядер. Этот факт в некоторой степени объясняет соперничество между двумя этими формированиями, хотя кажется очевидным, что для восходящего развития Республики Молдова сотрудничество этих формирований было бы очень полезным. Пока же, будучи зажатой на политическом поле между ДПМ и ЛП, ЛДПМ пытается расширяться и за счет этих формирований. Этот факт не нравится двум этим партиям, которые, в свою очередь, используют негласное партнерство, сужая пространство для маневра либерал-демократов, беря их в клещи.

Социологические исследования показывают, что предпочтения неопределившихся избирателей сосредоточены около платформ крупных партий. 30% неопределившихся избирателей имеют очевидные левые, центристские или правые преференции. Если учитывать результаты последних выборов и результаты Барометра общественного мнения, можем предположить, что половина из этих ~30% неопределившихся сосредоточена в сегменте между ПКРМ и ДПМ. Поэтому основная избирательная борьба будет идти именно на этом сегменте. В общих чертах, от успеха этого соперничества будет зависеть судьба постэлекторальной коалиции — быть ей левоцентристской или правоцентристской. Неопределившиеся в сегменте между ДПМ и ЛДПМ формируют ~10%, а между ЛДПМ и ЛП — соответственно ~5%. Это означает, что в нынешней избирательной кампании у ЛП самое узкое пространство для маневра. Более того, сравнительный успех ЛП может быть воспринят как неудача ЛДПМ. С точки зрения восстановления АЕИ, соревнование между ЛДПМ и ЛП примерно за 5% голосов лишено особой значимости. С этой же точки зрения, качество избирательных кампаний ПКРМ, ДПМ и ЛДПМ, обладающих громадным пространством для маневра, — в игре могут быть сегменты более 10–15% — будет решающим для итоговых результатов выборов (см. 5-ю рубрику таблицы, посвященную оценке распределения преференций неопределившихся между крупными партиями). Однако крупные партии не должны забывать об амбициях партий-планктона, связанных с поглощением неопределившегося электората. Данные формирования способны серьезно ограничить пространство для маневра крупных партий (см. 6-ю рубрику таблицы).

Заключения

Избирательное соревнование на парламентских выборах 28 ноября 2010 года содержит и целый ряд неизвестных, которые делают невозможными сколько-нибудь точные оценки итоговых результатов. Пока эффект нескольких факторов не получается оценить даже приблизительно:

В заключение, учитывая все изложенное выше, можно подвести итог: вероятнее всего, будущая власть будет коалиционной. Результаты Барометра общественного мнения накануне выборов позволят сделать более точные выводы и прояснить многие из приведенных выше неопределенностей. Качество избирательной кампании электоральных конкурентов будет определяющим для установления окончательных результатов которые, вероятнее всего, будут находиться в указанных пределах (см. 7-ю рубрику таблицы). Таким образом, пока что шансы возможных левоцентристской и правоцентристской коалиций выглядят равными.

Таблица. Избирательные особенности и оценки, касающиеся парламентских выборов 28 ноября 2010 года

ПКРМПартии с определенным потенциаломДПМПартии с определенным потенциаломЛДПМПартии с определенным потенциаломЛП
2. Основные особенности
Электорат преимущественно молдавский и русскоязычный→←Электорат преимущественно молдавский и русскоязычный→←Электорат преимущественно молдавский и румынский→←Электорат преимущественно румынский
Антирумынские позиции и послания, камуфлированные под воинствующий антиунионизм→←Послания о национальном примирении→←Послания о национальном примирении→←Антироссийские позиции и послания, камуфлированные под антикоммунизм
Риторика по проблемам внешней направленности: псевдо-ЕС и в поддержку СНГ, стратегический нейтралитет→←Риторика по проблемам внешней направленности: эквилибристика по гармонизации векторов за ЕС и в поддержку СНГ, стратегический нейтралитет→←Риторика по проблемам внешней направленности: за ЕС, словесная эквилибристика между направлением за НАТО и нейтралитетом→←Риторика по проблемам внешней направленности: прорумынская и за ЕС, за НАТО
Исключительное, высокомерное поведение, очень низкая способность к объединению в коалицию→←Прагматичное поведение→←Прагматичное поведение→←Романтическое поведение, ориентированное на «исправление ошибок истории»
3. Результаты последних парламентских выборов 29 июля 2009 года
~45%PSD ~2%~13%AMN ~7%~17%PPCD ~2%~15%
4. Рейтинг избирательных предпочтений согласно последнему БОМ за май 2010 года
~30% →← ~10% →← ~20% →← ~10%
5. Голоса неопределившихся, которые должны распределиться на выборах 28 ноября между партиями
 ~15%

 ~10%

 ~5%

 
6. Основные малые партии, которые могут поглотить по крайней мере 2% голосов и даже преодолеть 4-процентный рубеж




1. СДП
2. ПМУЕМ
3. ГПМ
4. ЦСМ
5. ДР


1. АНМ
2. ПНО

1. ДЕД
2. ХДНП
3. НЛП


7. Ожидания от результатов выборов 28 ноября 2010 года. Итоговые результаты будут зависеть от качества кампаний избирательных конкурентов
30–45%~10%5–15%~5%15–25%~5%5–15%
Уроки конституционного референдума 5 сентября 2010 года. Анализ после референдума Формула Робина Гуда по распределению мандатов