Alegerile parlamentare din 2019 în Republica Moldova - alegeri.md
 МониторингПолитикаКомментарии

Формула Робина Гуда по распределению мандатов

|версия для печати||
Игорь Боцан / 10 ноября 2010
ADEPT logo

Почему было решено отказаться от формулы д’Ондта по распределению мандатов?

Большинство поправок, внесенных в Кодекс о выборах посредством Закона №119 от 18 июня 2010 года, касалось рекомендаций Совета Европы и ОБСЕ. Около 40% статей избирательного закона были существенно улучшены, он приобрел разрешительный характер. Одновременно в избирательный закон был внесен и ряд неожиданных изменений, вызвавших противоречивые толкования. Самой оспариваемой поправкой является порядок распределения мандатов между политическими формированиями, перешагнувшими 4-процентный избирательный порог.

Соответствующая поправка была внесена после того, как ранее, начиная с выборов 1994 года, в ходе шести циклов парламентских выборов применялась формула д’Ондта по распределению дополнительных мандатов. Данная формула призвана соблюсти пропорциональность при распределении мандатов, благоприятствуя крупным партиям. Статистика шести циклов парламентских выборов выглядит следующим образом:

Приведенные статистические данные свидетельствуют, что, участвуя в парламентских кампаниях, с 1998 года ПКРМ только в результате распределения почти постоянно получала дополнительно не менее 1/5 мандатов, а в 2001 году получила дополнительно свыше 40% (!) мандатов. На досрочных парламентских выборах 29 июля 2009 года целый ряд мелких партий принял решение не участвовать в избирательной кампании, вследствие чего прошедшие в законодательный орган формирования делили только 4 дополнительных мандата. Фактически, это был один из ключевых факторов, приведших к уходу Партии коммунистов в оппозицию.

В условиях политического кризиса 2009 года, вызванного бунтом молодежи после выборов, лидеры либеральных формирований, в частности Либеральной партии (ЛП) и Альянса «Moldova Noastrа (Наша Молдова)» (АНМ) выразили недовольство использованием формулы д’Ондта. Аргументы либеральных лидеров были в некоторой степени странными, поскольку они ссылались на нарушение ст. 38 ч. (1) Конституции относительно права выбирать и права быть избранным, которая предусматривает равенство голоса. По мнению либералов, из-за использования д’Ондта вес мандата, получаемого ПКРМ, всегда ниже веса мандата других формирований, что, как заявили лидеры названных партий, противоречит приведенной выше конституционной норме. В связи с этим либеральные лидеры обратились даже к ученым Академии наук Молдовы, которые подтвердили очевидные вещи. В итоге представители либералов обратились в органы юстиции, в том числе в Конституционный суд.

Органы юстиции отказались рассматривать жалобы либералов, сняв с себя соответствующие полномочия, что абсолютно верно. Проблема действительно заключается не в нарушении принципа равенства голоса, а в принятии законодательным органом формулы распределения остатков мандатов вследствие введения избирательного порога. В этом контексте любопытно, что либералы не озаботились весом голосов для партий, которые не преодолели избирательный порог. А если следовать такой логике, то в борьбе за равенство голоса следовало бы требовать отменить избирательный порог.

Справедливая формула, которую предложили либералы, связана с практически равным распределением мандатов, которые должны были бы достаться электоральным конкурентам, не преодолевшим избирательный порог, между теми конкурентами, которые его преодолели. Согласно ст. 87 ч. (5) Кодекса о выборах, «число депутатских мандатов, оставшихся нераспределенными, распределяется последовательно по одному каждой партии, …начиная с электорального конкурента, получившего наибольшее число мандатов, в порядке убывания». Данная формула была пренебрежительно прозвана «формула Робина Гуда», за уравнительный характер распределения дополнительных мандатов. Проблема заключается в том, чтобы если отталкиваться от первоначального аргумента либералов о равенстве голоса, это может ввести еще большее искажение относительно веса мандата, получаемого тем или иным формированием.

Лучшей иллюстрацией справедливости новой формулы может служить ее практическое применение по отношению к результатам парламентских выборов 2001 года. Тогда избирательный порог преодолели только три формирования: ПКРМ набрала 50% голосов, Альянс Брагиша (АБ) — 13%, а Христианско-демократическая народная партия (ХДНП) — 9%. Поскольку число мест в парламенте составляло 101, процент голосов, набранный формированиями, в отсутствие распределения совпадал бы с количеством полученных мандатов. Если распределять оставшиеся 28 мандатов согласно действующей в настоящее время формуле, ПКРМ получила бы десять дополнительных мандатов, а остальные два формирования получили бы по девять дополнительных мандатов. Таким образом, ПКРМ получила бы 60 мест в парламенте, вследствие чего не обеспечила бы себе не только конституционное большинство в 2/3 мандатов, но не имела бы даже 3/5 голосов для избрания главы государства. Между тем ХДНП удвоила бы свой результат, добавив к 9 имеющимся мандатам еще 9! И это можно считать образцом равенства голоса гражданина?!

Насколько оправдана уравнительная формула распределения мандатов?

Международные специализированные организации не делают государствам рекомендаций относительно выбора избирательной системы. Выбор той или иной системы происходит по политическим критериям, избираемым каждой страной в отдельности. Эти критерии призваны установить равновесие между двумя важнейшими элементами, которые, так или иначе, находятся в конфликтном отношении. Прежде всего выборы должны сделать возможным назначение правительства, которое способно быть сплоченным и принять на себя ответственность за продвижение национальных интересов. Во-вторых, определенная избирательная система и проведение на ее основе выборов должны гарантировать представительство политических сил на национальном уровне и воспроизвести в парламенте максимально точное отражение их политического веса. В 1993 году, выбирая избирательную систему, молдавские парламентарии отталкивались от острой необходимости — обеспечение права голоса для жителей Приднестровья и избегание разделения страны на избирательные округа на территории, подконтрольной тираспольскому режиму. Это и определило выбор в пользу полностью пропорциональной избирательной системы: одна страна — один избирательный округ.

Выше указывалось, что изменение формулы распределения мандатов не решает проблему, о которой говорилось с самого начала, — обеспечение равенства голоса, а наоборот — усугубляет ее. Все же, помимо квазиморального оправдания: голоса и мандаты, отданные левым силам, не передаются правым и наоборот, существует и политико-правовое обоснование для принятия новой формулы. Оно касается как проблемы правительственной стабильности после выборов, так и проблемы развития демократии в Республике Молдова. Тот факт, что после парламентских выборов 2001 года Партия коммунистов стала доминирующим формированием, то есть партией с рейтингом выше 40% и с мажоритарным представительством в парламенте, способствовал развитию некоего рода авторитаризма, выражавшегося в функционировании так называемой вертикали государственной власти. В результате практически все лидеры политической оппозиции с высоким рейтингом подвергались преследованиям всеми способами, в том числе в виде возбуждения уголовных дел.

Полезность формулы д’Ондта для ПКРМ придал высокомерный стиль лидерам этого формирования, которые, не колеблясь, отказывались от обязательств, изредка принимаемых перед оппозицией. В итоге очень высокий результат ПКРМ на выборах 5 апреля 2009 года, преумноженный распределением мандатов по формуле д’Ондта, побудил лидера Партии коммунистов Владимира Воронина публично отказаться в ночь после выборов от какого-либо диалога с оппозиционными партиями, лидеры которых подвергались уголовным и информационным преследованиям. Все это вместе взятое демонстрирует, что использование формулы д’Ондта в этом случае имело обратный эффект — не стабильность правления, а, напротив, нарастание недовольства и драматическая дестабилизация, чрезвычайно опасная для всей политической системы.

С другой стороны, формирование Альянса за европейскую интеграцию (АЕИ) из четырех разнородных элементов хотя и не привело к обеспечению устойчивой политической стабильности, все-таки способствовало сохранению Республики Молдова на плаву, во многом благодаря доверию и поддержке со стороны внешних партнеров по развитию. В то же время, перейдя в оппозицию после досрочных парламентских выборов 29 июля 2009 года, ПКРМ прибегла к бойкоту избрания главы государства, а, следовательно, к углублению политического кризиса и бойкотированию любых других инициатив. Действительно, АЕИ дал для этого поводы, совершив ряд действий, не имеющих ничего общего с демократическим подходом к законодательному процессу и принятию решений в чрезвычайно чувствительных для молдавского общества областях. Так или иначе, коалиционное правление, сформированное из четырех разнородных элементов, являющихся почти антагонистами по сути, обеспечило Республике Молдова определенный уровень стабильности, удержало страну на плаву с экономической и социальной точек зрения, позволило добиться существенного прогресса в отношениях с Европейским союзом и создало возможности для возобновления процесса переговоров по урегулированию приднестровского конфликта. Можно было добиться и большего, однако достаточно и того, что в стране скоро состоятся парламентские выборы, которые должны придать полную легитимность будущей власти.

Именно в этом контексте партии АЕИ пришли к договоренности об изменении формулы распределения мандатов, пытаясь таким образом обеспечить себе минимальную защиту от того, чтобы ПКРМ вновь не извлекла выгоды из распределения мандатов по формуле д’Ондта. Приведенная выше статистика свидетельствует, что ПКРМ получала ~3/4 мандатов, распределяемых согласно формуле д’Ондта. Новая формула Робина Гуда изменяет пропорцию в пользу партий АЕИ. Это, а никак не обеспечение равенства голоса, и было истинной целью изменения ст. 87 Кодекса о выборах.

Заключения

Много званых, а мало избранных… Результаты БОМ накануне парламентских выборов