Alegerile parlamentare din 2019 în Republica Moldova - alegeri.md
 МониторингПолитикаКомментарии

2010 политический год

|версия для печати||
Игорь Боцан / 31 декабря 2010
ADEPT logo

Общая характеристика

Политическая нестабильность, связанная с временным правлением, охарактеризовала в целом 2010 год. Усилия, направленные на устранение причин, повлекших подобную неясность, не принесли результата, а организация республиканского конституционного референдума, парламентских и региональных выборов продемонстрировали функциональность демократических институтов, даже в условиях политической нестабильности, которая порождает антидемократические заносы, маскируемые под усилия по преодолению политического кризиса. Применение волюнтаристских мер, таких как неожиданное изменение законодательства и правил в процессе проведения регулируемых ими действий, не имело непоправимого негативного эффекта. В этой связи следует отметить, что согласно Индексу демократии стран мираEN, рассчитываемому британским изданием The Economist Intelligent Unit, Республика Молдова относится к группе стран с проблемной демократией, опережая Украину, тогда как все остальные страны Содружества Независимых Государств остаются в группах с гибридными и даже авторитарными режимами.

Учитывая региональный экономический и политический контекст, можно утверждать, что 2010 год был сравнительно хорошим для Республики Молдова. Правительство, даже в условиях временного правления, смогло остановить спад и восстановить экономику страны. Важнейший успех 2010 года связан с переопределением отношений с Европейским союзом. В январе 2010 года стартовал процесс переговоров по новому Соглашению об ассоциировании, а в марте был принят стратегический документ «Возрождаем Молдову / Rethink Moldova», который определяет приоритеты развития Республики Молдова на 2011–2013 годы. Эти приоритеты должны получить солидную финансовую поддержку от Европейского союза. В ходе заседаний Совета по сотрудничеству РМ-ЕС был официально начат диалог о создании зоны свободной торговли между Республикой Молдова и Европейским союзом, а также о либерализации визового режима. В итоге особые отношения с ЕС открыли новые перспективы для приднестровского урегулирования.

Начатые и приостановленные реформы

Во время правления Альянса за европейскую интеграцию (АЕИ) был дан старт целому ряду реформ, согласно Программе правления на 2009–2013 годы: «Европейская интеграция: Свобода, Демократия, Благосостояние». Однако временность власти и политизация публичной администрации обернулись озабоченностью партий АЕИ собственными избирательными интересами в ущерб совместному правлению. В результате целый ряд реформ, объявленный в программе правления, был свернут до установления политической стабильности после досрочных парламентских выборов. Самым убедительным в этом смысле примером является сфера юстиции, в которой была инициирована серия реформ, были приняты законы о реформе адвокатуры, либерализации системы исполнения судебных решений и др. И при всем при этом даже и близко не были устранены изъяны, определенные в Декларации парламента о состоянии правосудия в Республике Молдова[1].

На самом деле указанная выше декларация ознаменовала начало обострения отношений между политической властью и судейским корпусом. Позднее парламент принял законодательные изменения и список, охватывавший в том числе представителей судебной власти, которые не могут обжаловать в судах по административным делам или Конституционном суде возможные документы об отставках с должностей. Судьи расценили подобные действия как меры, направленные против принципа независимости и несменяемости судей, членов Высшего совета магистратуры и прокуроров, а в конце 2010 года Конституционный суд подтвердил неконституционность указанных законодательных изменений. Другие звучные провалы были связаны с попытками неправомерного смещения председателя Высшей судебной палаты, попыткой ликвидации экономических судов, недостаточно аргументированными ходатайствами о лишении иммунитета некоторых депутатов парламента, провалом в расследовании событий 7 апреля 2009 года, провалом пересмотра сомнительных случаев приватизации, неконституционностью регулирующих положений, предусматривавших санкции в отношении судей за неоднородное толкование или внедрение законодательства и др. На практике ни одна из мер, необходимых для улучшения ситуации в области правосудия, согласно постановлению правительства №53 от 30.10.2009, не была реализована[2]. Забуксовало и внедрение приоритетных мер, оговоренных в Программе правления, в таких областях, как реформа юстиции, прокуратуры, консолидация национальной системы целостности и борьбы с коррупцией и др.

Реформа центральной публичной администрации также пребывала в 2010 году в состоянии стагнации. Реорганизации, внедренные в области публичной администрации, касались политизации и распределения публичных постов начиная с центрального уровня (должности заместителей министров) и заканчивая уровнем территориального представительства (руководители и заместители руководителей территориальных бюро Государственной канцелярии). В этих обстоятельствах необходим был по крайней мере дополнительный пересмотр профильной ситуации, разработки принятие новой Стратегии административной реформы, но даже подобные действия, требующие сначала в основном лишь теоретических и административных усилий, реализовать не удалось. В области реформирования местной публичной администрации дела также преимущественно стагнировали, не была выработана ясная профильная стратегия, депутаты приступили к экспериментам над реформой администрации муниципия Кишинэу, которая так и не была внедрена.

Существует и ряд других примеров, указывающих на то, что в условиях временного правления партии АЕИ преследовали интерес хотя бы сохранить статус-кво до досрочных парламентских выборов.

Избирательный процесс

В 2010 году на территории Республики Молдова прошли четыре избирательные кампании — две национальные и две региональные, в Гагаузии и Приднестровье. Результаты этих кампаний могут ознаменовать новый этап в развитии Республики Молдова. На национальном уровне прошли республиканский референдум и досрочные парламентские выборы, которые пока не позволяют решить институциональный кризис, но которые, в принципе, создали предпосылки для устранения в 2011 году преград в процессе избрания главы государства, избежав роспуска законодательного органа и организации в 2012 году досрочных парламентских выборов.

Подготовка к конституционному референдуму началась после того как 9 марта 2010 года лидеры четырех партий Альянса за европейскую интеграцию объявили о том, что принимают предложение временно исполняющего обязанности президента Республики Молдова Михая Гимпу о принятии с помощью референдума проекта новой конституции. Текст проекта новой конституции в течение почти трех месяцев готовила специальная комиссия, учрежденная тем же Михаем Гимпу. Проект конституции предусматривал избрание главы государства прямым голосованием, а итоговые и промежуточные положения конституции, которая должна была быть принята посредством референдума до 16 июня 2010 года, предусматривали, что парламент не распускается, а продолжает свою деятельность до истечения четырехлетнего срока полномочий.

Юридический нигилизм и волюнтаризм, проявленные в подобной манере представителями АЕИ, были дезактивированы отчетами и позицией Венецианской комиссии. Речь идет о скандале, связанном не только с намерением игнорировать настоятельное требование основного закона о роспуске парламента после двух неудачных попыток избрания главы государства путем принятия новой конституции, не выполнив юридических положений, предусмотренных действующей Конституцией. Механизм инициирования конституционного референдума согласно экстремальной схеме, описанной в вердикте Конституционного суда от 5 мая 2010 года, побудил лидеров АЕИ прибегнуть к организации референдума об изменении ст. 78 Конституции с целью перехода к прямому избранию главы государства. Соответствующий референдум, проведенный 5 сентября, провалился из-за низкой явки избирателей. Несмотря на нецелесообразность и даже вред для конституционной стабильности в Республике Молдова, референдум позволил выработать процедуры, которые, вероятно, можно будет при необходимости использовать без всякого смущения для решения проблемы выборов главы государства в 2011 году, избежав роспуска парламента. Для этого понадобится лишь изменение некоторых статей Кодекса о выборах, а вместе с тем необходимо будет и проконсультироваться с внешними партнерами, выступавшими посредниками в ситуации 2010 года.

Досрочные парламентские выборы 28 ноября принесли в некотором роде ожидаемые результаты. Реванша Партии коммунистов Республики Молдова (ПКРМ) по отношению к либеральным партиям не произошло: ПКРМ получила на ~5% меньше голосов, чем на предыдущих выборах, и осталась в оппозиции. Таким образом, ПКРМ могла убедиться, что политика подпитывания и преувеличения фобий в обществе оборачивается неизменным падением рейтинга.

С другой стороны, Либеральная партия, проводник политики тузов из рукава, указов об исторической правде и награждения всех тех, кто заслуживает, могла убедиться, что соответствующие методы, даже при условии обладания одновременно двумя из трех высших должностей в государстве, влечет эффекты, обратные ожидаемым. В результате ЛП, возглавляемая временно исполняющим обязанности главы государства Михаем Гимпу, потеряла с предыдущих выборов примерно 1/3 электората! Демократическая партия Молдовы (ДПМ) смогла лишь повторить избирательный результат 2009 года, попав в сети подозрений, что за очевидными происками против формирования могут стоять партнеры по АЕИ. Либерал-демократическая партия Молдовы (ЛДПМ), хотя и удвоила свой результат на выборах по сравнению с 2009 годом, могла убедиться, что успех влечет за собой зависть не только недругов, но и партнеров, которые попеняли на многочисленные случаи, когда ЛДПМ забывала о fair-play, причем, некоторые случаи были даже аргументированными. Все же под занавес года, после месяца переговоров, которые шли буквально на лезвии ножа, АЕИ удалось воссоздать. И вместе с тем маловероятно, что разногласия между лидерами альянса, не будут проявляться и в дальнейшем.

Выборы в Гагаузии, состоявшиеся в декабре, увенчались переизбранием на пост башкана Михаила Формузала, что произошло в этом регионе впервые. Соответствующие выборы показали, что в Гагаузии выделились три политические силы, имеющие приблизительно равный вес — Движение «Единая Гагаузия» (ДЕГ), возглавляемое законодатель башканом Михаилом Формузалом; Движение «Новая Гагаузия» (ДНГ), которым руководит примар муниципия Комрат Николай Дудогло, и местное отделение ПКРМ. Следует подчеркнуть, что именно три эти политические силы сформировали фракции в Народном собрании Гагаузии после региональных законодательных выборов 2008 года. Сотрудничество между ДНГ и ПКРМ в Народном собрании продолжит создавать проблемы для башкана Михаила Формузала, победу которого на выборах опротестовывает Николай Дудогло, недавно проигравший с разницей около 3%. С другой стороны, если политическая конфигурация в Гагаузии не претерпит существенных изменений, в следующим избирательном цикле Николай Дудогло будет основным претендентом на пост башкана, так как Михаил Формузал не сможет баллотироваться на очередной срок полномочий после двух мандатов подряд.

Законодательные выборы в Приднестровье завершились победой Партии «Обновление», которая получила 28 из 43 мандатов в Верховном совете. Таким образом, «Обновлению» не хватает всего одного мандата для обладания конституционным большинством, что очень важно в контексте политической борьбы за конституционные изменения, накануне президентских выборов в регионе в декабре 2011 года. Лидеры «Обновления» очень ясно выразили свои намерения изменить ситуацию, при которой формирование, обладающее конституционным большинством, находится не у власти, поскольку президентский режим Приднестровья предусматривает, что вся исполнительная власть сосредоточена в руках президента, который самостоятельно формирует кабинет министров. Победа «Обновления», которое объявило, что будет иметь собственный кабинет на президентских выборах 2011 года, может иметь существенные последствия для изменения политической ситуации в приднестровском регионе.

Приднестровское урегулирование

В 2010 году произошел ряд событий, раскрывший новый потенциал в приднестровском урегулировании. 17 мая 2010 года в Киеве президент Украины Виктор Янукович и его российский коллега Дмитрий Медведев подписали три декларация: о европейской безопасности, о безопасности в черноморском регионе и о приднестровском урегулировании. Очевидно, что приднестровское урегулирование было затронуто по принципу матрешки, в региональном (черноморский бассейн) и европейском контексте. После совместной российско-украинской декларации от 7 июня 2010 года в ходе Мерсбургской встречи канцлера Германии Ангелы Меркель и российского президента Дмитрия Медведева было объявлено о том, что приднестровская проблема может быть включена в программу Комитета Российская Федерация — Европейский союз по внешней политике и безопасности на уровне министров иностранных дел.

В контексте сказанного выше следует отметить тот факт, что, как заявило Министерство иностранных дел России, в июле 2010 года оно передало Европейской комиссии проект документа о совместных усилиях по работе в формате «5+2». Соответствующий документ знаменателен тем, что российская сторона считает, что он может способствовать продвижению формирования общего пространства ответственности России и Европейского союза с целью обеспечения безопасности и урегулирования конфликтов. Ранее, когда открывалось Восточное партнерство, Российская Федерация выступала категорически против формулировки «пространство общей ответственности».

Приднестровская проблема обсуждалась и в ходе октябрьского российско-франко-германского саммита в Довиле. Глава российского государства Дмитрий Медведев заявил, что возобновление переговоров по урегулированию приднестровского конфликта может произойти после завершения избирательного процесса в Республике Молдова, а Россия поддержит процесс, если стороны — участницы конфликта продемонстрируют конструктивный подход. Однако этого не произошло. Более того, в ходе Астанинского саммита ОБСЕ 1–2 декабря 2010 года не удалось подписать Политическое заявление и План действий, причина тому — разногласия об особых принципах и параметрах урегулирования замороженных конфликтов в ареале ОБСЕ, в том числе приднестровского конфликта.

Ожидания на 2011 год

2011 год будет, вероятно, очень трудным для Республики Молдова. Если в 2010 году АЕИ предстояло пройти тест на устойчивость перед намерением реванша ПКРМ, то в 2011 году перед коалицией стоит задача пройти испытание верности партий-участниц обязательствам, оговоренным в Соглашении о формировании и функционировании АЕИ. Основные вызовы для АЕИ будут связаны с подходом к проблеме избрания главы государства. Не вызывает сомнений возможность определения надежных процедур, соответствующих конституционным и правовым положениям, для доведения до логического завершения выборов главы государства. Остается лишь, чтобы усилия партий АЕИ были согласованными. Следует отметить, что в условиях порочного круга, создавшегося в процессе избрания главы государства, нет четко установленных сроков, что оставляет широкое пространство для маневра с целью определения благоприятных сроков для успешного решения соответствующей задачи.

Второй важный вызов для АЕИ — это всеобщие местные выборы в начале лета. Есть риск, что в частности борьба за мэрию муниципия Кишинэу может драматическим образом подорвать сплоченность коалиции. Поэтому в общих чертах об установлении вероятной политической стабильности можно будет говорить после формирования в июле 2011 года большинства в районных советах.

  1. Постановление парламента №53/30.10.2009
  2. Решение парламента предусматривало следующее: • реформирование и оптимизация судебной системы; • реформирование полномочий ВСМ; • полная прозрачность акта юстиции и деятельности ВСМ; • разработка эффективных программ начальной и непрерывной подготовки судей; • введение ответственности судей за выносимые решения; • надлежащее материальное обеспечение судей; • рассмотрение ВСМ соответствия должности тех, кто наверняка более не отвечает требованиям к судье в демократическом государстве, основанном на праве
Три «С» для воссоздания АЕИ Выборы главы государства: риск против последовательности