Alegerile parlamentare din 2019 în Republica Moldova - alegeri.md
 МониторингПолитикаКомментарии

Три «С» для воссоздания АЕИ

|версия для печати||
Игорь Боцан / 17 декабря 2010
ADEPT logo

Усилия по преодолению синдрома демократии бойкота

Спустя три недели после парламентских выборов все еще остается неясным, какая коалиция будет править в Республике Молдова и в течение какого времени. Результаты выборов и заявления политических лидеров делают возможными два варианта коалиции. Хотя Демократическая партия Молдовы (ДПМ), получившая 15 депутатских мандатов, второй раз за последние полтора года добилась исполнения своей мечты — иметь возможность решать, какая коалиция — левоцентристская или правоцентристская — будет править в Республике Молдова, она колеблется при принятии этого решения. А это показатель того, что решение будет нетривиальным. Возможный левоцентристский дуумвират с Партией коммунистов Республики Молдова (ПКРМ), имеющей 42 мандата, равно как и правоцентристский триумвират с Либерал-демократической партией Молдовы (ЛДПМ) — 32 мандата и Либеральной партией (ЛП) — 12 мандатов предполагают те или иные существенные преимущества и риски для ДПМ. Каждая из двух возможных коалиций комфортна с точки зрения правящего большинства — 57 против 59 депутатских мандатов, тогда как простое большинство — это 51 место в парламенте. Между тем ни та, ни другая коалиция не будет иметь достаточного числа мандатов для избрания главы государства квалифицированным большинством — не менее 3/5 голосов (61 мандат) и преодоления институционального кризиса. Этот факт оправдывает диалог ДПМ по обоим направлениям — левому и правому — и свидетельствует, что данное формирование преследует две цели:

В общих чертах с помощью своего поведения ДПМ рассчитывает преодолеть синдром демократии бойкота, от которой Республика Молдова страдала последние десять лет и которая является выражением политической поляризации и раскола молдавского общества. Так, с 2000 года, из восьми попыток избрания главы государства по крайней мере тремя пятыми голосов депутатов шесть провалились из-за бойкотов, организованных оппозицией. Попытка 2001 года стала успешной только в результате того, что фракция ПКРМ располагала 71 мандатом, а 2005 года — вследствие предательства 4 апреля 2005 года, когда часть оппозиции, в том числе фракция ДПМ, участвовала в разблокировании избрания главы государства. На следующих парламентских выборах обе предавшие парламентские партии были наказаны собственными избирателями. Сейчас ситуация может повториться, балансируя между бойкотом и предательством.

ДПМ, в отличие от остальных трех парламентских формирований, никогда не участвовала в бойкоте, но рискует либо быть обвиненной в предательстве, либо в завышенных амбициях, что оправдывает переговоры формирования по обоим направлениям. Поэтому способность ДПМ решить проблему разрыва порочного круга проблематична без использования темных или рискованных методов. И лидеры ПКРМ с одной стороны, и руководство ЛДПМ и ЛП с другой, дали понять, что могут вновь прибегнуть к бойкоту в обстоятельствах, схожих с предыдущими ситуациями. Поэтому, в любом случае, сначала потребуется создать мажоритарную правящую коалицию, а затем искать решения для избрания главы государства.

Между молотом и наковальней или между серпом и молотом?

Лидеры четырех парламентских партий не представили системных предложений и условий, на основе которых они согласны формировать коалиции с возможными партнерами. Между тем по результатам дискуссий с возможными партнерами они сделали ряд заявлений. Если судить по этим заявлениям, можно понять, что существуют три важных блока проблем, связанных со следующими факторами:

Риторика о ценностях, хотя она и очень важна, никого не впечатляет. Элементарное изучение программных документов свидетельствует, что, например, ДПМ как формирование, разделяющее социал-демократическую доктрину, в частности центризм по типу третьего пути (Блэр-Клинтон-Шредер), может найти общий знаменатель как с ПКРМ, так и с ЛДПМ и ЛП. Поэтому в дискуссиях и переговорах в большей степени важны остальные два блока проблем — механизмы правления и защита векторов внешней политики. С этой позиции имеет смысл изучить выгоды и невыгоды ДПМ в случае создания двух видов альянсов. Как бы то ни было, опережая все, что будет сказано ниже, можно утверждать, что в случае создания правоцентристской коалиции, ДПМ окажется между молотом и наковальней, а при создании левоцентристской коалиции — между серпом и молотом.

Правоцентристская коалиция

С точки зрения принципов и ценностей, воссоздание Альянса за европейскую интеграцию (АЕИ) ДПМ, ЛДПМ и ЛП выглядит, на первый взгляд, предпочтительнее Альянса за Молдову (АМ), предложенного Демократической партии ПКРМ. Действительно, более года ДПМ оставалась частью АЕИ и проблем ценностей не возникало. В то же время существовали серьезные проблемы диалога и нелояльной конкуренции между союзниками (последний фактор был обусловлен тем, что правление АЕИ было временным, при неминуемых досрочных парламентских выборах, что и привело к ситуации, когда союзники стали конкурентами). В итоге все формирования из АЕИ, да и партии вне пределов альянса, старались удовлетворить собственные интересы. Даже если и так, было бы преувеличением полагать, что: небезызвестные указы временно исполняющего обязанности президента Республики Молдова, лидера ЛП Михая Гимпу; принятие ответственности премьер-министром, председателем ЛДПМ Владом Филатом за поддержку уязвимых категорий населения; или загадочная кампания по борьбе с мафией, направленная против ДПМ и ее лидера Мариана Лупу, и др. имели определяющие негативные последствия для результатов выборов союзников. Все события, отравлявшие отношения между союзниками, произошли в июне-сентябре 2010 года, однако тенденции, подтвержденные окончательными результатами выборов, были уже очень ясно выражены в мае. Это подтверждает Барометр общественного мнения (БОМ) в рейтинге доверия политическим лидерам.

Какому политическому деятелю вы доверяете?

И избирательные намерения граждан очень близко соответствовали развитию доверия к лидерам.

Если бы в будущее воскресенье были организованы выборы в Парламент Республики Молдова, за какое формирование вы бы проголосовали?

Так, существовали и иные факторы, возможно, более важные, но менее осязаемые, для объяснения подъема ЛДПМ, с одной стороны, и стагнации ДПМ и умеренного падения ЛП, с другой стороны. Это объясняется в значительной степени структурой электората и молдавской политической культурой, которые в основном и определяют поведение граждан на выборах. В этой связи на избирательном поведении сказались в большей мере общие действия участников политического процесса, нежели сопровождающие их скандалы.

Таким образом, проблема выработки механизмов функционирования возможного обновленного АЕИ стала крайне важной. Пока можно выделить три принципа — «формулу 3С» (три (витамина) «С») для восстановления Альянса за европейскую интеграцию:

Лидеры ЛДПМ предложили и формулу распределения трех высших государственных должностей по принципу — каждому формированию достается один пост. Так или иначе, распределение правительственных портфелей остается чрезвычайно непростой проблемой. Подходы возможных партнеров колеблются в очень широком диапазоне: от формулы, предложенной первоначально ЛДПМ, о пропорциональном распределении должностей в соответствии с полученными в парламенте мандатами, до уравнительной формулы, предложенной ЛП. Поэтому ситуация остается в подвешенном состоянии, поиски компромиссного варианта ведутся в пределах разумного, то есть распределение правительственных должностей должно осуществляться по общему принципу — ни по пропорциональному, ни по равному. И здесь вариации крайне широки, возможная разработка итогового алгоритма может занять еще очень много времени.

Поскольку ЛП и ДПМ единодушно настаивают на том, что в политике один плюс один не равно двум, тем более неясно, как работают арифметические правила в бизнесе. В связи с этим, похоже, что самая трудная проблема связана с интересами бизнес-структур, стоящих за политическими формированиями. Предполагается, что они имеют наиболее выраженный интерес к распределению должностей в центральных специализированных структурах и органах, имеющих значительное влияние для экономических интересов, — Таможенной службе, Центре по борьбе с экономическими преступлениями и коррупцией (ЦБЭПК), прокуратуре, Службе информации и безопасности (СИБ) и др. Считается, что необходимо справедливое разделение между возможными партнерами руководящих должностей в этих структурах, возможно, для предупреждения злоупотреблений и взаимного контроля. Именно это небольшое препятствие и может встать на пути АЕИ.

В завершение, комплекс проблем, связанных с внешней политикой страны, хотя и влечет определенные осложнения, может быть решен возможными союзниками достаточно быстро. Ведь в 2010 году внешняя политика была успешной. Это принесло ЛДПМ, контролировавшей Министерство иностранных дел и европейской интеграции, большие имиджевые преимущества, несопоставимые с преимуществами в результате противоречивых действий в рамках АЕИ. Отношения с Европейским союзом имели сильную личную составляющую, реализуемую посредством и благодаря возможностям и связям министра Юрие Лянкэ, а также деятельности основных переговорщиков из МИДЕИ. В итоге в 2010 году Республика Молдова избежала экономического обвала, удержавшись на плаву, во многом благодаря финансовой поддержке Европейского союза. Разработка формулы «Республика Молдова — успешная история в рамках Восточного партнерства» представляла собой некую изюминку, очень сильно мотивировавшую благожелательное отношение структур Европейского союза и других стран-членов ЕС к Республике Молдова. Однако, помимо серьезной финансовой поддержки, был достигнут и быстрый прогресс в процессе инициирования и переговоров по Соглашению об ассоциировании Европейский союз — Республика Молдова. Именно исходя из этих соображений, считаем, что принцип сохранения прежнего курса должен стать одним из краеугольных камней обновленного АЕИ.

ДПМ сыграла важную роль в продвижении внешней политики, даже формула «Республика Молдова — успешная история в рамках Восточного партнерства» прошла при посредничестве этого формирования. Однако учитывая соображения, связанные с взглядами электората Демократической партии, формирование заинтересовано настаивать на принципе равновесия во внешних отношениях, по крайней мере чтобы избежать враждебности Российской Федерации, а при возможности даже придать этим отношениям реальное содержание так называемого стратегического партнерства, предусмотренного базовым договором с этой страной. Для ДПМ принципиально важно, чтобы обновленный АЕИ подтвердил некоторые вещи, ясно оговоренные в Конституции страны, законодательстве и международных документах, участницей которых является Республика Молдова, а именно суверенитет, нейтралитет и стратегическое партнерство с Российской Федерацией. Кроме того, для ДПМ необходимо, чтобы партнеры по альянсу отказались от риторики о каких-либо целях, к которым Республика Молдова, в любом случае, не готова и не может их реализовать.

Левоцентристская коалиция

Схема создания правоцентристского альянса полностью применима и к формированию левоцентристской коалиции. На самом деле ДПМ и ПКРМ объявляли с определенной регулярностью, что добились большого прогресса в дискуссиях и подошли к этапу переговоров о новой организационной схеме правительства. Это может означать, что проблема ценностей и принципов была давно решена, хотя Избирательный манифест ДПМ ясно гласит, что «Коммунистическое прошлое не должно определять будущее Республики Молдова». Более того, ДПМ объявила, что ПКРМ проявила большую щедрость в вопросе распределения должностей. Вероятно, для Демократической партии может быть привлекательным тот факт, что разделение должностей между двумя партнерами намного легче и выгоднее, чем их распределение среди трех партий. Кроме того, ДПМ, возможно, будет чувствовать себя намного комфортнее в альянсе с ПКРМ, однако так будет только поначалу. Позднее же ДПМ рискует заработать крупные проблемы в отношениях с ПКРМ, пожалев о формировании левоцентристского альянса.

В первую очередь, хотя ДПМ имела напряженные отношения с партнерами по АЕИ, по крайней мере они ей знакомы и она знает, как себя с ними вести, в то время как возможная коалиция с ПКРМ — это задача со многими неизвестными. ДПМ очень хорошо знает, как ПКРМ вела себя в качестве партии-доминанты:

Во-вторых, ДПМ следует ответить самой себе на ряд вопросов:

В-третьих, ДПМ надо оценить, не подходит ли ей развивать собственную мифологию, которая представит формирование в положительном свете и по контрасту покажет, что, с доктринной и моральной точек зрения, она выше ПКРМ. А именно:

В-четвертых, внешние отношения Республики Молдова в случае партнерства ДПМ и ПКРМ, вероятнее всего, будут переживать стагнацию:

Окончательное решение о склонении чаши весов направо или налево принадлежит ДПМ, однако при любой ситуации Партии коммунистов будет удобнее не прибегать больше к бойкоту, поскольку на возможных досрочных выборах ее может ждать значительный обвал.

Выборы на пост башкана Гагаузии 2010 политический год