Alegerile parlamentare din 2019 în Republica Moldova - alegeri.md
 МониторингПолитикаКомментарии

Конец политического партнерства

|версия для печати||
Игорь Боцан / 31 июля 2007
ADEPT logo

Пропагандистские взрывы

Пропагандистские взрывы, протагонистом которых был глава государства, прогремели в середине июля — сразу после того, как стало ясно, что представители правящей партии возглавили советы менее чем в 1/3 районов. В течение около полутора месяца районные советники, избранные 3 июня как со стороны правящей партии, так и со стороны 5–6 оппозиционных партий, ставили друг другу подножки, срывая процесс избрания председателей районов. Этим и объясняется запоздавшая, на первый взгляд, пропагандистская волна, направленная против оппозиции, и угрозы — местами закамуфлированные, а кое-где и неприкрытые — в адрес граждан за то, что не сумели «правильно» проголосовать 3 июня.

Примерно в ¾ районов ни правящая партия, ни «консолидированная оппозиция» не набрали минимальных 2/3 мандатов советников, поэтому, согласно Закону о местном публичном управлении, собрания стали правомочными только на третьем заседании с простым большинством. В результате переговоров со своими политическими партнерами оппозиция пришла к руководству примерно в 2/3 районов. Игры в перетягивании каната перешли границу, после чего в районе Резина и третье заседание было признано недействительным, районный совет пришлось распустить и в двухмесячный срок назначить новые выборы.

Исходя из результатов выборов председателей районов, глава государства признал, что в Республике Молдова сложилась «принципиально новая ситуация». Он заявил, что политическому партнерству с «конструктивной оппозицией» наступил конец, так как последняя объединилась с «непримиримой оппозицией» против Партии коммунистов Республики Молдова (ПКРМ). Но лидер ПКРМ ушел от объяснений и не стал вдаваться в подробности насчет того, почему элементы оппозиции объединились, и какой цели должен был служить «политический консенсус», «разрушенный» в результате выборов.

Подробные ответы на эти вопросы можно найти в отчетах миссии ОБСЕ по мониторингу выборов, в которых отмечаются факты беспрецедентных преследований кандидатов оппозиции со стороны администраций, возглавляемых представителями ПКРМ. В этом смысле магистральным представляется вывод, дипломатическим языком сформулированный в предварительном докладе: «Законодательство о выборах в Республике Молдова обеспечивает адекватные основы для проведения демократических выборов — в той степени, в которой оно применяется честно и благоразумно». Очевидно, «благоразумия» не хватило, что стало фатальным для сохранения «политического консенсуса», заключенного «во имя европейской интеграции Республики Молдова». Не может вызывать доверие процесс «европейской интеграции» в условиях преследования оппозиции и манипулирования средствами массовой информации, — констатирует цитируемый отчет.

Угрозы на фоне поражения ПКРМ

В принципе, у ПКРМ нет поводов для недовольства. Ее представители получили руководящие посты в 1/3 районов, и этот результат отлично вписывается в число голосов, набранных формированием по стране — 34,2%. И это в условиях полного контроля над административными ресурсами и квази-тотального контроля над теле- и радиоканалами с национальным покрытием. На этом фоне и речи быть не может о каком-либо ущемлении по отношению к ПКРМ. Но потеря со стороны ПКРМ контроля в 2/3 районов обостряется тем, что выборы выиграл Альянс «Молдова ноастрэ» (АМН), лидер которого — Серафим Урекян — стал общепризнанным «политическим противником» президента Воронина после травли, которой он был подвергнут в течение последних пяти лет. Обеспокоенность и обида главы государства вызвана несоразмерностью успеха АМН: 17% голосов избирателей — и более 40% мандатов председателей районов.

В перспективе парламентских выборов, которые состоятся в марте 2009 года, на фоне заката ПКРМ, которая продолжает с завидным упорством наживать себе «политических врагов», притягательная способность АНМ растет благодаря впечатлению взлета, произведенному результатами выборов председателей районов. Один только факт достижения такого результата заслуживает того, чтобы Серафим Урекян заявил сразу же после 3 июня, что «выбор электората требует отказаться от подходов, сформировавшихся в результате акта от 4 апреля 2005 года».

Если АНМ вновь подтвердило свою способность стать ядром сильного либерального полюса, то прозвучавшее после выборов заявление об объединении Партии социальной демократии Республики Молдова (ПСДМ), Социал-демократической партии Молдовы (СДПМ) и Центристского союза Молдовы (ЦСМ) с целью сформировать к парламентским выборам 2009 года блок социал-демократической ориентации можно рассматривать как однозначное притязание на сформирование социал-демократического полюса, с непредсказуемым влиянием на процесс разрушения ПКРМ, которая находится на спаде и непростительно затянула процесс реформирования и модернизации.

Судя по итогам недавних местных выборов, новое социал-демократическое формирование с самого начала обладает минимальным электоральным потенциалом, который превышает 10%. Другое неоспоримое преимущество состоит в наличии широко известных лидеров, самый опытный из которых — Думитру Брагиш — был премьер-министром страны. Тот факт, что за лидерами социал-демократической коалиции не числится анти-российских настроений и высказываний, может привести к тому, что к 2009 году заявленные ими намерения улучшить отношения с Россией встретят полное доверие со стороны электората; а это значит, что им достанется роль, которую взяла на себя в последнее время ПКРМ — наладить отношения с Россией. Тогда как лидер ПКРМ заявляет о желании исправить испорченные связи с Россией, лидеры социал-демократической коалиции могут сослаться на преимущества отношений, неомраченных причастностью к прежним конфликтам, связанным, в частности, с «меморандумом Козака», экономическими эмбарго и т.д. Другой важный момент состоит в том, что социал-демократическая коалиция обладает наибольшими возможностями стать для разочаровавшихся в политике ПКРМ своеобразным «дренажным каналом» к новому социал-демократическому полюсу.

Тот факт, что элементы социал-демократической коалиции оказались за пределами мажоритарного альянса в мун. Кишинэу, который является мишенью номер один для пропаганды ПКРМ, выводит ее из эпицентра раздоров и пропагандистских войн. Это обстоятельство дает социал-демократической оппозиции возможность претендовать на роль «третьей силы».

Реформирование ПКРМ

Поражение ПКРМ на местных выборах вновь вывело на первый план вопрос о модернизации партии. 7 июля 2007 года Пленум Центрального комитета ПКРМ принял решение о созыве 15 марта 2008 года VI съезда, на котором планируется внести изменения в устав и политическую программу формирования. Ничего неожиданного в этом нет. Объявления такого рода периодически звучали после майского пленума 2002 года. Несмотря на это, пленумы, партийные конференции и даже V съезд, состоявшийся в декабре 2004 года, завершились лишь косметическими изменениями.

До недавних местных выборов отказ модернизировать ПКРМ объяснялся тем, что партия и в этом, нереформированном виде, пользуется широкой поддержкой со стороны граждан. Сейчас, после поражения на местных выборах 3 июня, этот аргумент лишился силы. По сути, необходимость в модернизации назрела давно. Отличие между «до» и «после выборов» состоит в том, что если бы ПКРМ была реформирована до выборов, коммунисты-ортодоксы возложили бы вину за поражение именно на реформу. Сегодня, после поражения, отдельные реформаторы-коммунисты объясняют провал затянувшейся модернизацией.

И они правы — одно дело модернизировать благополучную партию с целью закрепить и развить ее успех, и совсем другое дело модернизировать партию в надежде оттянуть агонию. По иронии судьбы, эта ремарка не подходит к ПКРМ, потому что в любом виде, реформированном или нереформированном, ПКРМ не изменит своей сути до тех пор, пока ее лидером является Владимир Воронин. Он — основоположный пилон ПКРМ, а его поведение и характер, коренным образом сказывающиеся на формировании, уже ничто не в состоянии изменить или переделать. Можно сказать, что харизма Воронина была залогом успеха партии, а сегодня она стала главным фактором, препятствующим изменению ее сути. Маловероятно, что Воронин уступит лидерство в партии. Воронин — Тарас Бульба для ПКРМ, которую он породил, и останется им независимо от того, будет изменена коммунистическая доктрина на социалистическую или нет.

В этом смысле доктрина ПКРМ может ограничиться пересмотром статуса и программы, что действительно не терпит отлагательства после того, как в апреле 2007 года Президент Воронин провозгласил «либеральную революцию» в условиях, когда программа партии однозначно гласит, что «высшей целью партии является построение коммунистического общества», а ст.ст. I (6) и II (20) устава ПКРМ предусматривают санкции, вплоть до исключения из партии, за действия, противоречащие программе.

Но самое примечательно то, что, несмотря на наличие консенсуса в вопросах внесения изменений в статус и программу ПКРМ, нет консенсуса относительно изменения названия партии. В течение последних двух лет Президент Воронин упорно противился изменению наименования формирования. С другой стороны, точка зрения председателя Парламента Мариана Лупу, недавно изложенная на пресс-конференции, о необходимости изменения названия ПКРМ и ее превращения в левую партию европейского типа, была обойдена вниманием абсолютно всеми средствами массовой информации, аффилированными Партии коммунистов.

Вероятность раскола ПКРМ в результате поражения на местных выборах и разногласий вокруг необходимости изменения названия партии преувеличена, хотя такую возможность не следует полностью сбрасывать со счетов. Полемика в этом плане поддерживается приверженными оппозиции СМИ, заинтересованными в коллапсе ПКРМ. Истории формирования, возглавляемого Владимиром Ворониным, известен один только скандальный раскол — в 1996 году, который привел к вытеснению с политической сцены отколовшегося «обломка». Нынешняя элита ПКРМ была в полном составе активным или молчаливым «соучастником» действий своего лидера. Возможный раскол породит недоверие к группировкам, с таким опозданием отколовшимся от ПКРМ. Поэтому более вероятно брожение «в собственном соку». Но в одном можно не сомневаться: в период подготовки к мартовскому 2008 года съезду наверняка произойдет не одно неординарное событие с широким резонансом.

Вероятность досрочных парламентских выборов

Разговоры вокруг возможных способов достижения быстрого урегулирования приднестровского конфликта — поддерживаемые заявлениями Президента Воронина о том, что он готов прервать президентский мандат, если того потребует ускорение решения конфликта — породили слухи о готовящихся досрочных парламентских выборах. Другой аргумент в пользу досрочных выборов состоит в том, что провал ПКРМ на местных выборах был настолько неожиданным и резким, а наметившиеся тенденции стали настолько красноречивыми, что в интересах ПКРМ организовать досрочные выборы как можно скорее и спасти свои бренные останки от тотального обвала на выборах 2009 года.

Есть несколько факторов, которые делают досрочные выборы маловероятными. Во-первых, трудно поверить, что ПКРМ действительно поддержит идею проведения досрочных выборов до реформаторского съезда, заявленного на март 2008 года. После съезда досрочные выборы можно будет спровоцировать продолжительными искусственными действиями, их проведение станет возможным уже к осени, за полгода до установленного срока. Во-вторых, приднестровский конфликт отличается столь ярко выраженной инерционной силой, что верить в возможность его быстрого урегулирования, мягко говоря, наивно.

Сколь бы настроенной ни казалась Российская Федерация поддержать быстрое решение приднестровского конфликта, она будет настаивать на трех принципах, о которых упоминает постоянно и по любому случаю: признание равносубъектности сторон; соблюдение сторонами достигнутых ранее договоренностей; прямые переговоры между сторонами и принятие решений, взаимно поддержанных сторонами и посредниками. Кроме того, независимо от количества и частоты «секретных» или «сепаратных» встреч президентов Путина и Воронина, переговоры по приднестровскому урегулированию нельзя вырвать из общего контекста. Поэтому схемы проведения досрочных парламентских выборов для обеспечения приднестровцам определенной квоты представительства, за которым последует предоставление высоких административных функций и т.д., до принятия принципиального документа, согласованного между сторонами, с подробным описанием последовательности каждого предпринятого шага на основании полного выполнения предыдущих положений и гарантий — такие схемы просто несостоятельны.

В условиях, когда рейтинг ПКРМ снизился до 34%, вероятнее всего, что формирование выступит за очередные парламентские выборы, которые должны состояться в марте 2009 года. Главным козырем ПКРМ является синхронизация парламентских выборов с президентскими. В этих условиях ПКРМ может обозначить свою программу-минимум. Заявления Президента Воронина высветили уже программу-максимум: реванш и восстановление утраченных позиций в результате недавно прошедших местных выборов. Программа-минимум ближе к реальности: сосредоточение усилий для сохранения, как минимум, рейтинга, отмеченного после выборов 3 июня.

Элементарный подсчет показывает, что если на парламентских выборах 2009 года политические формирования наберут тот же процент голосов, полученный ими на районном уровне в 2007 году, то ПКРМ достанется ровным счетом 41 мандат — минимальное число, необходимое для того, чтобы заблокировать избрание главы государства. Согласно конституционной норме, глава государства избирается 3/5 голосов депутатов. После двух неудачных попыток Парламент распускается. ПКРМ уже дважды воспользовалась этой нормой — в 2001-ом и 2005 году, когда она победила на досрочных выборах и сумела убедить часть оппозиции поддержать переизбрание Воронина на высшую должность. Синхронизация парламентских выборов с президентскими даст возможность решить вопросы избрания главы государства, Председателя Парламента и назначения Правительства «единым пакетом». При таком сценарии ПКРМ надеется остаться на плаву и даже обеспечить себе возможность влиять на дальнейшие события.

Таким образом, Президент Воронин рассчитывает на достижение программы-максимума, заявив о «кончине политического партнерства» в надежде взять реванш. Председатель Парламента Мариан Лупу выступает за сохранение «политического консенсуса», а это значит, что он считает программу-минимум более реалистичной. Такой подход позволяет по крайней мере избежать широкомасштабной политической дестабилизации. Барометр общественного мнения покажет этой осенью, кто из них ближе к истине.

Констатации и ожидания

Совет по сотрудничеству ЕС-Молдова (июнь 2007) Еженедельные заседания Национальной комиссии по европейской интеграции — первые итоги