Alegerile parlamentare din 2019 în Republica Moldova - alegeri.md
 МониторингПолитикаКомментарии

Инициативы Президента Воронина по приднестровскому урегулированию

|версия для печати||
Игорь Боцан / 15 октября 2007
ADEPT logo

Принципиально новый подход

Два интервью, предоставленные Президентом Владимиром Ворониным 4 и 10 октября московским газетам «Комсомольская правда» и, соответственно, «Известия в Молдове», указывают на новый подход к проблемам, связанным с урегулированию приднестровского конфликта. Принципиально новый элемент состоит в следующем:

  1. посредникам и наблюдателям формата «5+2» предложено заняться поиском решения статуса Приднестровья;
  2. Кишиневу и Тирасполю предложено принять меры по восстановлению доверия между гражданами обоих берегов Днестра путем совместного решения проблем гуманитарного, экономического и инфраструктурного порядка;
  3. провести демилитаризацию всей территории Республики Молдова, включая Приднестровье, путем кассации тяжелого вооружения;
  4. объединить армию и сделать ее сугубо миротворческой силой, откликающейся на просьбы международных организаций;
  5. демилитаризацию и реформу армии должны поддержать, в том числе финансово, посредники и наблюдатели переговорного процесса.

Глава государства подчеркнул и ряд принципиальных моментов, от которых Молдова не откажется в процессе урегулирования приднестровского конфликта. Из нижеследующего увидим, что на этот раз аргументы главы государства хорошо подготовлены, по крайней мере, они устраняют необходимость убеждать международное сообщество, зарубежных дипломатов в том, что он любит свою страну не менее сильно, чем президенты стран, представленных аккредитованным в Кишиневе дипломатическим корпусом, как это случилось в конце июня с.г., когда Президенту Воронину пришлось созвать дипломатов для того, чтобы разъяснить им суть «пакета предложений», адресованных Российской Федерации в целях восстановления двусторонних предложений и разрешения приднестровской проблемы.

По всем признакам, новые инициативы главы государства материализуются в конкретные результаты, хотя и не сразу.

Контекст, в котором прозвучали новые предложения

Динамика двусторонних отношений с Россией

Президент Воронин преподнес свои предложения в контексте улучшения двусторонних отношений с Российской Федерацией. Перед тем, как озвучить предложения как таковые, он посчитал необходимым подчеркнуть, что:

  1. дефицит взаимопонимания между Кишиневом и Москвой преодолен;
  2. контракт, заключенный в декабре 2006 года с «Газпромом», полностью решил проблемы снабжения Республики Молдова природным газом;
  3. возобновлен экспорт сельскохозяйственной продукции.

Эти ремарки Президент сделал с целью продемонстрировать, что взаимоотношения строятся «на новой основе, в абсолютно прагматическом ключе, без лозунгов о вечной дружбе». В подтверждении поводов для оптимизма Воронин подчеркнул, что Россия постоянно открыто заявляет о необходимости решения приднестровского вопроса только на основе принципа территориальной целостности, в открытой, транспарентной обстановке, надежно гарантированной поддержкой всех участников переговорного процесса.

Динамика отношений между Кишиневом и Тирасполем

Свой оптимизм Президент Воронин подкрепил и внутренними факторами, связанными с осуществлением в последнее время взаимных мер доверия как в гуманитарной, так и в экономической сфере:

  1. благодаря статусу, которым пользуется Республика Молдова в отношениях с Евросоюзом, приднестровские предприятия получили преференциальный доступ на рынки ЕС;
  2. Молдавская ГРЭС (Кучурганская) получила уникальную возможность экспорта электроэнергии в балканском направлении.
  3. Кишинев оказал поддержку обществам инвалидов региона (бесплатное выделение инвалидных колясок и слуховых аппаратов, очков и пр.).

С другой стороны, подчеркнул Президент, и приднестровская сторона сделала определенные шаги к сближению:

  1. молдавские школы в Приднестровском регионе вновь более-менее нормально функционируют;
  2. в Приднестровье отменен так называемый «миграционный сбор» с граждан РМ;
  3. отменена стопроцентная пошлина с молдавских товаров, ввозимых в Приднестровье;
  4. в основном решен вопрос с землепользованием в Дубэсарском районе.

Президент привел и конкретные примеры взаимодействия — совместное осуществление проектов, поддерживаемых международными организациями, в том числе программ по борьбе с туберкулезом и СПИДом, — которые призваны доказать, что стороны объединяют свои усилия в решении гуманитарных проблем и что «Молдова не собирается присоединить Приднестровье силой».

Принципы, от которых Молдова не намерена отказаться в процессе приднестровского урегулирования

Чтобы придать вес своим заявлениям, Президент Воронин подтвердил ряд принципиальных моментов, от которых Республика Молдова не откажется в процессе урегулирования приднестровского вопроса. Эти принципы связаны с внутренним и внешним политическим контекстом урегулирования конфликта и состоят в следующем:

  1. Республика Молдова не откажется ни под каким предлогом от конституционного нейтралитета, для правящей партии это один из политических постулатов, один из краеугольных камней представления о национальной безопасности, и это — безоговорочно;
  2. Республика Молдова не откажется от идеи, что российские военнослужащие, задействованные в миротворческой миссии, должны уйти. Военные уже все свои функции исполнили, на этой стадии конфликта необходимы лишь гражданские наблюдатели. Молдова не считает, что на их место в зону конфликта должны прийти подразделения НАТО. Эту позицию подтвердил в сентябре с.г. и министр иностранных дел и европейской интеграции в своем выступлении на 62-ой сессии Генеральной ассамблеи ООН;
  3. Республика Молдова не откажется от миссии EUBAM по мониторингу приднестровского молдавско-украинской границы. Приднестровский бизнес положительно оценивает новый механизм экспорта.

Настаивая на этих принципах, Президент Воронин выразил уверенность в том, что сложившаяся ситуация необратима. «В мутную обстановку девяностых годов возврата уже не будет. Этого не допустит ни Молдова, ни Украина, ни ЕС, ни Россия. Эта головная боль уже никому не нужна. Кроме того, в нынешней ситуации приднестровцев интересуют не криминальные экономические схемы, а легализация собственности — от парикмахерских до крупных предприятий — в общепризнанном правовом поле», - заявил Воронин.

Один лишь принципиальный момент, представляющий большой интерес, упустил Президент Воронин — отношение к Закону об основных положениях особого статуса населенных пунктов левобережья Днестра (Приднестровья), принятому 22 июля 2005 года. Справедливости ради надо отметить, что на встрече с дипломатическим корпусом в конце июня 2007 года глава государства подчеркнул, что «пакет предложений», адресованных Российской Федерации, не предусматривают отказа от указанного закона, В свете новых инициатив Президента неясно, пересмотрел ли он свое отношение к этому закону, особенно если учесть, что поиск решения вопроса о статусе Приднестровья доверен посредникам и наблюдателям переговорного процесса.

Суть предложений Президента Воронина в гуманитарной и инфраструктурной областях

Обосновывая свои предложения, глава государства отметил, что есть вопросы, связанные со статусом Приднестровья, где «без всеобщих усилий полноценно-действующего переговорного формата не обойтись». И как бы ни было сложно великим державам вновь сфокусировать свое внимание на приднестровской проблеме, они к ней вернутся, но не следует «упускать возможность и собственного влияния на ситуацию». В этом смысле следует сосредоточиться на проблемах, «которые можно разрешить, даже не прибегая к услугам посредников», в результате выиграет множество людей на обоих берегах Днестра:

  1. ликвидация пограничных, псевдотаможенных и полицейских постов вдоль Днестра, которые никакой роли и никакой особой функции не исполняют, а проблемы создают, особенно для перемещения людей и грузов. «Все это войско чиновников в погонах может спокойно заняться другими задачами»;
  2. решение проблем инфраструктурного плана может начаться с восстановления международного транспортного коридора Леушены-Кишинев-Дубоссары с выходом на Украину;
  3. открытие моста через Днестр в Гура-Быкулуй, восстановленного пять лет назад при поддержке Евросоюза, который затратил на эти цели два миллиона евро;
  4. восстановление единства железной дороги и права единого собственника — государства — с пропорциональным распределением доходов от эксплуатации железной дороги, которую надлежит электрифицировать;
  5. организация совместного телевидения, которое было бы под контролем не властей Кишинева и Тирасполя, а под управлением гражданского общества;
  6. поэтапная аккредитация Тираспольского университета Министерством образования Республики Молдова с тем, чтобы дипломы этого вуза признавались и за пределами Приднестровья;
  7. пропорциональное распределение гуманитарной помощи;
  8. укрепление доверия друг к другу вплоть до того, что станет возможным снять все ограничения на перемещения приднестровских официальных лиц. Молдова могла бы выступить с соответствующей инициативой перед странами ЕС и США.

Залог успеха своих предложений Президент Воронин видит в том, что «всем хочется стабильности и предсказуемости». «Поэтому я убежден, что на этот раз диалог Кишинева и Тирасполя сможет оправдать ожидания людей по обоим берегам Днестра. В любом случае Кишинев к решению всех этих задач готов», завил Президент Воронин.

Суть предложений Президента Воронина в области демилитаризации и разоружения

Зачем нужна Национальная армия?

Аргументируя свои предложения относительно демилитаризации и разоружения, Президент Воронин сослался на конституционный нейтралитет Республики Молдова. Он задал риторический вопрос о том, какую роль играют вооруженные силы Молдовы в этом контексте, чтобы получить возможность дать следующий ответ:

  1. несмотря на реформирование, Национальная армия является, скорее, формальным атрибутом молдавской государственности. Она может и в дальнейшем обучаться, оснащаться современным вооружением, но воевать Молдова ни с кем не намерена;
  2. в этой части Европы нет никакой страны, от которой исходила бы военная угроза в адрес Молдовы;
  3. гипотеза о необходимости сохранения молдавской армии как способ нейтрализации приднестровской армии беспочвенна. Нет предпосылок для повторения кошмара 1992 года.

Вывод Президента состоит в том, что на территории Молдовы, включая Приднестровье, есть две совершенно бесполезные армии.

Как следует провести разоружение и демилитаризацию?

Президент Воронин считает, что «пока посредники и наблюдатели спорят о том, каков должен быть новый формат операции по поддержанию мира в регионе, Молдова и Приднестровье могли бы вместе перейти к разоружению и демилитаризации». В частности:

  1. в обозримом будущем (в течение полугода) Кишиневу и Тирасполю надлежит ликвидировать всю тяжелую военную технику, все ракетные системы. Эту технику можно переплавить на Молдавском (Рыбницком) металлургическом заводе;
  2. Кишинев предлагает Тирасполю объединить вооруженные силы под единое командование. Объединенные вооруженные силы должны действовать на основе территориального комплектования воинских частей, они не могут быть использованы для обеспечения правопорядка и общественной безопасности;
  3. этот процесс не должен сказываться на социальном статусе и материальном состоянии военнослужащих. Достичь этой задачи непросто, так как армия: обеспечивает работой тысячи профессиональных военнослужащих на обоих берегах Днестра; является социальным институтом, школой жизни для молодежи, особенно сельской, которая в армии может освоить профессию;
  4. вместо воинских частей в объединенной армии должны быть учреждены военно-учебные центры, в которых должны работать по контракту офицеры-преподаватели;
  5. солдат срочной службы вообще не должно быть. Вместо них в обязательном порядке проводится набор слушателей, молодежи сроком на полгода для обучения военному ремеслу. По завершении этого периода службы те, кто пожелает, сможет заключить контракт и продолжить службу при одном из подобных центров. Такова формула сокращения армии и более экономного расходования бюджетных средств
  6. следует убедить Приднестровье, проживающих там граждан, что этот путь демилитаризации — оптимальный.
Чем должна заняться объединенная армия?

Согласно предложениям Президента Воронина, подготовка военнослужащих в рамках объединенной армии должна быть нацелена на освоение «профессии миротворца», и «эта профессия должна осваиваться на самом высоком уровне». Обучение этой специальности требует постижения не только военных истин, но и умения предотвращать конфликты, останавливать войны, добиваться согласия. В качестве примера для подражания Президент привел миротворческий опыт таких нейтральных стран, как Швеция, Финляндия, Ирландия.

Предложения Президента Воронина вышли за рамки Республики Молдова и затронули решения на международном уровне. Так, аргументируя свою идею о том, что армия объединенной Молдовы может иметь смысл и идейное наполнение только как армия миротворческая, как силы, готовые по просьбе международных организаций приходить на помощь, проявлять солидарность с другими странами и народами, он предложил, чтобы международные организации предоставили право проводить миротворческие миссии только нейтральным государствам. Это, считает Президент, залог искренних миротворческих миссий, без каких-либо скрытых целей.

Роль посредников и наблюдателей переговорного процесса

Для реализации своих инициатив Президент Воронин заявляет о необходимости существенной международной поддержки, в том числе финансовой. Так, чтобы ни один военнослужащий не почувствовал себя пострадавшим в результате предложенных изменений, необходимо:

  1. профинансировать программы социальной реабилитации военнослужащих;
  2. создать условия для переквалификации военнослужащих путем освоения гражданских профессий;
  3. превратить воинские части в военно-учебные центры.

Глава государства сказал, что пришла пора действовать, но без поддержки со стороны международного сообщества все эти проекты останутся на бумаге. Более того, Президент выразил уверенность в том, что внешние партнеры Молдовы — США, страны НАТО, Украина и Россия — заинтересованы в таком преобразовании молдавской армии. Только при условии их консолидированной поддержки, подчеркнул глава государства, удастся решить все эти проблемы.

Резонанс на предложения Президента Воронина

Внутренние отголоски

Внутренняя реакция на новые инициативы Президента Воронина была в основном положительной. Как представители политических формирований, так и обозреватели отметили удовлетворительное, в целом, обоснование предложений, направленное на укрепление мер доверия граждан левобережья Днестра к намерениям официального Кишинева по разрешению конфликта. Новый подход значительно отличается от позиции, изложенной весной этого года, когда предлагались невыполнимые меры в условиях отсутствия принципиального решения вопроса о правовом статусе Приднестровья в рамках объединенной Молдовы, - например, досрочные выборы в парламент общего государства.

Отмечалось, что многие из последних предложений главы государства соприкасаются или подтверждают определенные элементы некоторых документов, в частности:

  1. так называемого Пакта стабильности для Республики Молдова, представленный Ворониным 1 июня 2004 года с целью заручиться международными гарантиями посредников в поиске правильного и устойчивого варианта решения конфликта, который встретил бы поддержку со стороны великих держав и соседей Республики Молдова;
  2. предложений Миссии ОБСЕ по устранению взаимного недоверия между двумя берегами Днестра, в том числе касающихся демилитаризации Республики Молдова и Приднестровья. Последнее предложение содержится и в нашумевшем «Меморандуме Козака», который Президент Воронин принял, затем отказался подписать в ноябре 2003 года;
  3. общественных организаций, которые в период 2005–2007 гг. разработали и внедрили ряд исследований и проектов, направленных на преодоление недоверия между двумя берегами Днестра, и т.д.

Эти примеры свидетельствуют о том, что в целом последние инициативы главы государства соответствуют ожиданиям и заслуживают всеобщей поддержки. Вместе с тем, возможности их реализации оценены сдержанно. В первую очередь, указывалось на предвыборный характер инициатив. Кроме того, отмечалось желание главы государства смягчить возможную реакцию России на признание Западом независимости Косова. Тем самым была предпринята попытка объяснить политику сближения Республики Молдова с Россией в ущерб хорошим отношениям с Румынией и отказ участвовать в мероприятиях, связанных с членством в ГУАМ. Только левые формирования, которые радикально выступают за сближение с Россией и СНГ — Партия «Патрия-Молдова» и Движение «Равноправие» — расценили инициативы Президента Воронина как бесперспективные на фоне отсутствия доверия к ним в Приднестровье.

Резонанс в Приднестровье

Реакция приднестровских официальных лиц на инициативы Президента Воронины была предсказуемой. Местами ироничные и даже саркастичные, местами более благожелательные, оценки и позиции тем не менее были выражены, так как эти предложения нельзя было просто проигнорировать, как случилось минувшим летом с «пакетом предложений» в адрес России. Тогда приднестровская сторона просто заявила, что ничего не слышала о проведении уже в ноябре с.г. досрочных парламентских выборов с участием Приднестровья и о предоставлении высоких правительственных должностей представителям региона.

Приднестровский лидер Игорь Смирнов назвал последние инициативы Президента Воронина чистой пропагандой (PR — public relations). По его словам, практически по всем предложениям в гуманитарной и экономической сферах имеются документы, подписанные Президентом Ворониным и им, Игорем Смирновым, 16 мая 2001 года:

  1. Протокол о гармонизации налогового и таможенного законодательства;
  2. Протокол о привлечении и взаимном гарантировании иностранных инвестиций;
  3. Протокол о взаимном признании на территории Республики Молдова и Приднестровья документов, выданных соответствующими органами двух сторон;
  4. Протокол о стимулировании беспрепятственной деятельности СМИ на территории Республики Молдова и Приднестровья, распространения печатных изданий и телевизионных программ.

Что касается оценки предложений о демилитаризации и разоружении, приднестровские лидеры были предельно краткими: Президенту Воронину верить нельзя после того, как в ноябре 2003 года он одобрил, затем отказался подписать «Меморандум Козака», который предусматривал разоружение и демилитаризацию Республики Молдова и Приднестровья.

Председатель Верховного совета Евгений Шевчук отреагировал более дипломатично. Он приветствовал, в принципе, инициативу как проявление доброй воли со стороны Кишинева, но сказал, что нужны гарантии того, что речь идет о серьезных намерениях, а не о пропагандистских действиях. Для подтверждения добрых намерений Шевчук предложил Парламенту Молдовы ратифицировать достигнутые уже договоренности между сторонами, в том числе протоколы, на которые сослался Смирнов. Шевчук призвал также Парламент Молдовы отменить Закон об основных положениях особого правового статуса населенных пунктов левобережья Днестра (Приднестровья).

Бывший председатель Верховного совета, один из отцов-основателей региона на левом берегу Днестра Григорий Маракуца, который в настоящий момент является специальным представителем Верховного совета по межпарламентским отношениям, приветствовал инициативы Президента Воронина, обусловив их принятие распространением влияния России с узкой территории Приднестровья на всю территорию Республики Молдова. Только в таких условиях Приднестровье сядет вместе с Россией и Республикой Молдова за стол переговоров для решения проблем в интересах России.

Самый краткий комментарий по поводу инициатив Президента Воронина дал министр иностранных дел Приднестровья Валерий Лицкай, который назвал их неинтересными, невыполнимыми и несвоевременными. Наверное, Лицкай почувствовал себя оскорбленным тоном Министерства реинтеграции Республики Молдова, который предложил создать совместную рабочую группу, что позволит составить график заседаний совместных экспертных групп, а также определить их тематику в целях практического решения инициатив Президента Владимира Воронина, изложенных в интервью газете «Комсомольская правда».

Отголоски новых инициатив в контексте предстоящих выборов

Можно не сомневаться, что отклики на новые инициативы Президента Воронина исчерпают себя не скоро, напротив, они составят постоянный фон подготовки к парламентским выборам, намеченным на март 2009 года. На этом этапе минимум две инициативные группы заявили о намерении основать политические партии ввиду участия в выборах 2009 года и выступили с резонирующими предложениями по приднестровской проблематике.

В первом случае речь идет о презентации — за неделю до обнародования инициатив главы государства — документа под названием «Стратегия для Республики Молдова», который представил бывший президентский советник, отправленный в отставку в конце июня 2007 года. 26 сентября экс-советник Президента Воронина Серджиу Мокану от имени инициативной группы «Actiunea Populara» (Народное действие) объявил о начале широкой кампании по продвижению инициативы «В Европейский союз — с контролируемой территорией». С самого начала следует отметить, что инициатива бывшего советника абсолютно противоположна президентской и вызвала лишь реверберации после того, как инициативы Президента Воронина затмили предложения своего бывшего подчиненного. Интерес к последнему объясняется прозвучавшими опасениями и спекуляциями относительно возможной договоренности между двумя бывшими субъектами трудовых отношений насчет того, что, выступив практически одновременно с противоположными предложениями, они создают крайне благоприятный контраст для инициатив главы государства.

Однозначно, спекуляции такого порядка не имеют ничего общего с действительностью. По мнению экспертов, наиболее правильную оценку ситуации дали СМИ, предположившие, что положения «стратегии» бывшего президентского советника не что иное, как приглашение к «интеллектуальным упражнениям». Тем не менее, интересно посмотреть, каковы предпосылки и как аргументирует свое предложение бывший советник главы государства:

  1. чтобы Республика Молдова успела на последний «балканский поезд» в ЕС, официальному Кишиневу следует коренным образом пересмотреть порядок управления приднестровским кризисом;
  2. в краткосрочной и среднесрочной перспективе приднестровский кризис лишен шансов на урегулирование. Долгосрочная перспектива разрешения конфликта означает неопределенный период нестабильности, нищеты и изоляции от европейского сообщества;
  3. Приднестровье принадлежит Республике Молдова де-юре. В действительности же, эта территория на протяжении более 17-ти лет является зоной политического, экономического и военного протектората Российской Федерации.

Итак, предложенный бывшим президентским советником вариант «В Европейский союз — с контролируемой территорией» предусматривает:

  1. установление вдоль правого берега Днестра по приднестровскому сегменту границы со всеми полагающимися атрибутами;
  2. отсечение приднестровской проблемы от процесса европейской интеграции Республики Молдова, без фактического отсечения Приднестровья от Республики Молдова;
  3. приоритетность европейской интеграции Республики Молдова по отношению к проблеме реинтеграции страны;
  4. постепенная рекуперация Приднестровья благодаря превращению Республики Молдова в привлекательную модель для населения левобережья Днестра.

Таким образом, предварительные условия «интеллектуальных упражнений» ясны, как и предложенные решения. Неясный пока момент связан с тем, что предложенные решения в действительности отражают желания бывшего президентского советника и не являются результатом глубокого анализа и фундаментальных выводов с логической и методологической точки зрения. Неясно, почему для того, чтобы обеспечить приоритетность европейской интеграции по отношению к реинтеграции страны, нужна граница на Днестре со всеми полагающимися атрибутами.

Во-первых, если идет речь о «полагающихся» атрибутах, складывается впечатление, что бывший советник главы государства не удосужился прочитать законы Республики Молдова о государственной границе и о Пограничной службе и разобраться в том, что подразумевает формулировка, на которую он ссылается. Он очень приблизителен в вопросе проведения границы по правому берегу Днестра и закрывает глаза на существование зоны безопасности, а также на наличие на левом берегу Днестра ряда населенных пунктов, которые находятся под юрисдикцией Республики Молдова, а на правом берегу — муниципия Бендер, который де-факто находится под юрисдикцией сепаратистского режима. Неясно, как предполагает он войти в зону безопасности и установить границу «со всеми полагающимися атрибутами».

Во-вторых, непонятно, зачем нужна граница на Днестре. Приоритетность европейской интеграции Республики Молдова в настоящий момент подрывает не отсутствие границы на Днестре, а — по всем признакам — качество правления. Экономические отношения между левым и правым берегом Днестра практически полностью отсутствуют. Вся инфраструктура разделена давным-давно. Приднестровский режим ничуть не мешает строительству демократических институтов на правом берегу Днестра — подлинных и по европейским стандартам. Может, граница на Днестре улучшит качество молдавского правосудия или сделает прессу более свободной? Более того, европейские форумы ясно дают понять, что попытки оправдать недостаточное функционирование демократических институтов наличием нерешенного конфликта впредь не пройдут.

В-третьих, иллюзорно считать, что, обособившись от левого берега, правый со временем станет привлекательным для него. Сами разработчики «стратегии» отмечают, что Приднестровье — «зона политического, экономического и военного протектората Российской Федерации». Позволит ли Россия, чтобы на территории ее индустриализованного протектората материальные условия были хуже, чем на правом берегу? Отнюдь. Мы неоднократно убеждались в том, что любые попытки Кишинева создать на правом берегу Днестре более обеспеченную ситуацию незамедлительно пресекались Москвой, как политически, так и экономически — проведением референдумов о независимости и присоединении к России, различными эмбарго против Республики Молдова, дифференциацией цен на природный газ и требований к уровню оплаты для правого и левого берегов и т.д. и т.п. Все эти действия были предприняты Москвой для уравнения условий жизни двух сторон, причастных к конфликту и к так называемому переговорному процессу. В настоящий момент, учитывая политический и экономический подъем в России, тем более иллюзорны попытки изолировать Приднестровье в надежде сделать правый берег привлекательным в глазах левого. Россия — как «термостат», способный поддерживать «температуру Приднестровья» константной, независимо от возможных температурных колебаний в Кишиневе. Это — факт доказанный. А декларированное намерение изолировать Приднестровье несомненно будет расценено как попытка обострения молдавско-российских отношений со всеми вытекающими последствиями. Неужели Россия не приучила нас к незамедлительным, «асимметричным», но эффективным ответам? Угроза автора «стратегии» разрывом дипломатических отношений с государствами, которые попытаются помешать ее реализации, представляются банальным проявлениям «патриотической отваги» и не более того.

В-четвертых, бывший советник главы государства высказывает предположения относительно европейской интеграции, не зная, как воспримет их ЕС. Он закрывает глаза на многолетние усилия молдавских властей по интернационализации урегулирования конфликта, в том числе путем привлечения ЕС в качестве наблюдателя переговорного процесса и наблюдателя на приднестровском сегменте молдавско-украинской границы в рамках EUBAM. План действий ЕС — РМ однозначно предусматривает, в качестве одной из основных целей, решение приднестровского конфликта за столом переговоров. Более того: аналогичная клаузула, выведенная даже в оглавлении, содержится и в Плане действий ЕС — Украина. Известно, какой огромной инерцией отличаются решения Евросоюза, сколько времени и усилий требуется от таких стран, как Молдова, чтобы убедить ЕС принять подобные решения. В этих условиях, какие последствия может иметь воздвижение по Днестру границы «со всеми полагающимися атрибутами» без предварительного согласия ЕС? Не даст ли такая инициатива повод России заявить о нависшей над Приднестровьем «угрозе гуманитарной катастрофы» и обвинить ЕС в соучастии через свою миссию EUBAM? Можно не сомневаться: по призыву сепаратистских лидеров все 100 тысяч российских граждан и 65 тысяч украинских граждан, жителей Приднестровья, заявят об этой угрозе и потребуют, чтобы эти государства не остались безучастными к их судьбе. Наивно думать, что они будут послушно дожидаться, пока Республика Молдова присоединится к ЕС и станет привлекательной для них. Что может помешать России и Украине вмешаться в решении судьбы их соотечественников, которым грозит изоляция? Уж не боязнь ли угрозы со стороны Молдовы разорвать дипломатические отношения с ними?

В-пятых, «стратегии», по всей видимости, безразлична и судьба тех 300 тысяч граждан Республики Молдова, жителей Приднестровья, когда ее автор аргументирует необходимость установить границу по Днестру тем, что молдавские власти не в состоянии проверить справки о судимости, предъявляемые при соискании зарубежных паспортов. Значит ли это, что «стратегия» призывает отказаться от выдачи зарубежных паспортов молдавским гражданам, живущим в Приднестровье? Неизвестно.

В-шестых, разработчик стратегии, вероятно, не представляет себе, какие аргументы дает он приднестровской стороне для «асимметричных» ответных мер, например, для введения визового режима с Республикой Молдова после установления последней «границы со всеми атрибутами». Разумеется, это в том случае, если Приднестровье предварительно заручится открытой поддержкой России и Украины, а также при условии завершения паспортизация Приднестровья со стороны этих двух государств.

В целом же, самое серьезное упущение «стратегии» бывшего советника главы государства состоит в отсутствии, по крайней мере, попыток оценить возможные реакции и ответные меры со стороны России, Украины, ЕС и сепаратистского режима в случае ее возможного претворения в жизнь. Доказано и общепризнанно, что, когда речь идет о Молдове, влияние внешних факторов значительно сильнее внутренних. Может, кто-то считает, что все вокруг онемеют, очарованные «стратегией»? Исключено, по той простой причине, что не может бывший советник Президента Республики Молдова не знать всех этих вещей. Прекрасно знает и понимает.

Поэтому, точно так как «стратегия» претендует на то, что декларированные цели Республики Молдова следует формулировать и достигать в порядке приоритетности: сначала интеграция в ЕС, затем реинтеграция страны, так же и «интеллектуальное упражнение» должно внести ясность в приоритетах инициативной группы. Вывод состоит в том, что приоритетным для инициативной группы является возвращение бывшего советника в политику посредством создания собственной политической партии ввиду участия в парламентских выборах 2009 года. Приднестровский вопрос стал тем фоном, на котором заявляет о себе новая партия, а предложение провести вдоль Днестра «границу со всеми атрибутами» является главным отправным пунктом ударной волны. Теоретически, «стратегия» довольно хорошо вписывается в восприятие гражданами приднестровской проблематике, согласно результатам опроса общественного мнения, проведенного в сентябре с.г. CBS AXA. Так, 44,5% против 26,3% граждан воспротивились бы признанию независимости Приднестровья в случае, если бы это стало ценой продолжения процесса европейской интеграции. С другой стороны, 53% против 22,8% не намерены отказаться от идеи европейской интеграции, если бы этого пожелало Приднестровье. Данные опроса показывают, что сохранение статус-кво в отношении приоритетов европейской интеграции и реинтеграции страны является на данный момент оптимальным вариантом.

Неизвестно, принял ли автор «стратегии» в расчет результаты опроса, но его предложение поляризует отношения, не перешагивая при этом черту предпочтений большинства граждан. Без этого противопоставления целей — европейской интеграции и реинтеграции страны — «стратегия» не в состоянии привнести и капли «добавленной стоимости» в сложившийся статус-кво, а так она приглашает, как минимум, к «интеллектуальному упражнению» и, как максимум, к «народному действию» в целях основания новой политической партии. По сути, нормально, что автор «стратегии» стремится вначале пройти в Парламент, откуда сможет продвигать свои инициативы. Впоследствии найдутся аргументы в оправдании невозможности выполнить обещания.

«Стратегия» бывшего советника главы государства вызвала резонанс и со стороны инициативной группы будущей Либерально-демократической партии Молдовы (ЛДПМ), которая на своей презентации 1 октября 2007 года заявила о необходимости проведения общенационального референдума по приднестровской проблематике, но воздержалась от подробностей, связанных с формулировкой вопросов или арией проведения плебисцита.

Заключения

  1. Обстоятельства, на которые сослался Президент Владимир Воронин, аргументируя благоприятный момент для обнародования своих последних инициатив, не являются полными, так как упущен ряд важных факторов. В Российской Федерации началась кампания по выборам Парламента, затем последуют выборы главы государства. После этого наступит период образования новой конфигурации всей государственной власти в России. Этот процесс продлится, вероятно, до мая 2008 года. Очевидно, что в ближайшие полгода эти события затмят любые другие политические события, особенно внешние. Поэтому маловероятно, что до лета 2008 года российские власти займутся приднестровским урегулированием. Скорее всего, они будут заинтересованы в сохранении статус-кво.

  2. Если высказанное выше предположение верно, тогда новое (или частично обновленное) руководство России с новыми силами вернется к урегулированию вопросов с ее участием, каковым является и приднестровский, лишь тогда, когда Президент Воронин будет уже самым настоящим «lame duck», т.е. «уходящим политическим лидером», занятым собственными проблемами передачи власти, с которым никто уже всерьез не обсуждает перспективных проектов. С этой точки зрения вероятность того, что инициативы Президента Воронина сработают и скажутся на решении приднестровской проблемы незамедлительно, т.е. до парламентских выборов 2009 года, — минимальна.

  3. Драматически уменьшает шансы осуществления инициатив Президента Воронина и реакция тираспольских лидеров, которые выразили негативную оценку не столько самим предложениям, сколько доверию к Президенту Воронина. Действительно, личная неприязнь между лидерами двух берегов Днестра вошла в поговорку, а их общение через интервью российским средствами массовой информации, — лишнее свидетельство тому, что в период одновременного правления существующих команд на обоих берегах Днестра прогресс в приднестровском урегулировании практически исключен. Способ, которым Министерство реинтеграции Республики Молдова призвало приднестровских руководителей прочитать интервью в «Комсомольской правде», свидетельствует о том, что Кишинев на самом деле рассчитывал на отрицательный ответ, наверное, для того, чтобы получить повод обвинить Тирасполь в непримиримости.

  4. Президент Воронин имел все основания выступить сейчас, в октябре 2007 года, с самыми «гуманистическими и пацифистскими» своими инициативами по приднестровскому урегулированию. Дело в том, что в момент его прихода к практически неограниченной власти в феврале 2001 года одним из основных его предвыборных обещаний было быстрое решение приднестровского конфликта. Прошло более шести лет, а проблема так и не решена, и есть опасения, как уже отмечалось, что и до завершения президентского мандата Владимира Воронина конфликт разрешен не будет. Фактически, период правления Президента Воронина можно сравнить с полным пробегом по замкнутому кругу, в конце которого он выходит с предложениями, согласованными уже с тираспольской администрацией, но от которых отказался шесть лет назад. Но справедливости ради надо сказать, что за эти годы был «интернационализирован» поиск решения и практически удалось найти единственный рычаг, посредством которого Кишинев еще может влиять на ситуацию в Приднестровье — кооперация с ЕС и учреждение EUBAM. В сложившейся ситуации Президент Воронин может оставить «в наследство» будущему Президенту Республики Молдова лишь набор принципов, которые устанавливают ориентиры в приднестровском урегулировании. Интервью Владимира Воронина и были призваны сформулировать эти ориентиры, производя впечатление «политического завещания». Более того, глава государства пригрозил, что возможный переход возглавляемой им партии в оппозицию не будет означать отказа от этих принципов. Напротив, Партия коммунистов будет бороться за их сохранение.

  5. В сложившейся ситуации преимущества инициатив Президента Воронина очевидны — они в состоянии немного смягчить критику за неспособность выполнить одно из основных предвыборных обещаний. Во-первых, его предложения встретят одобрение и положительные оценки со стороны посредников и наблюдателей переговорного процесса «5+2», разумеется, за исключением Приднестровья. Однако аргументы приднестровских лидеров, связанные с отсутствием доверия к Президенту Воронина, слабее аргументов в пользу незамедлительного решения проблем жителей Левобережья — до тех пор, пока посредники и наблюдатели ищут решения вопроса о статусе Приднестровья в формате «3+2», т.е. без участия Молдовы и Приднестровья. Во-вторых, предложения Президента Воронина более отработаны, реалистичны и приемлемы, нежели предложения оппозиции, которые либо отсутствуют, либо состоят в трудноосуществимых идеях. В-третьих, инициативы Президента Воронина станут необходимыми в случае признания Западом независимости Косова — они могут помочь России воздержаться от применения в качестве ответной меры своих угроз о признании независимости Приднестровья. Маловероятно, что Россию устраивает исполнение собственных угроз. В конце концов, Россия могла бы принять эти аргументы и согласиться с тем, что ситуация в Приднестровье и предложения руководства Республики Молдова по урегулированию проблемы отличаются от косовского варианта.

  6. Молдавскому политическому классу уже сейчас надлежит крайне внимательно проанализировать «наследство», которое оставит Президент Воронин в приднестровской проблематике. Такой подход к вопросам — от принятия и неожиданного подписания принципиальных документов до не менее неожиданного отказа выполнить обещанное — следует исключить полностью. Примеров тому много: а) подписание протоколов с Приднестровьем — и затем отказ от них; б) привлечение крайне важных международных субъектов к совместной разработке принципиальных документов — и одновременное обращение «за спиной Европы» к сепаратным услугам одного из них, как случилось в случае с «Меморандумом Козака»; в) обращение в кризисных ситуациях за поддержкой региональных организаций и даже предложения реанимировать их путем проведения различных саммитов, как случилось в преддверии мартовских выборов 2005 года с ГУАМ — и неожиданный отказ, без всяких объяснений, от участия в работе таких форумов (вероятно, в надежде восстановить рухнувшее доверие к нему во взаимоотношениях с Россией). Все это лишь обостряет проблему доверия к Республике Молдова.

  7. Учитывая условия и возможности нашей страны, лучшей стратегией для нее является принципиальная, предсказуемая, транспарентная политика, согласованная вплоть до деталей с главными стратегическими партнерами, в первую очередь с ЕС. Это тем более, что практически весь политический класс подписался под Декларацией о политическом партнерстве для достижения евроинтеграционных целей.

Еженедельные заседания Национальной комиссии по европейской интеграции — первые итоги Социологический портрет новой местной администрации: размышления и заключения