Alegerile parlamentare din 2019 în Republica Moldova - alegeri.md
 МониторингПолитикаКомментарии

Социологический портрет новой местной администрации: размышления и заключения

|версия для печати||
Игорь Боцан / 31 октября 2007
ADEPT logo

Общие констатации

До и после всеобщих местных выборов июня 2007 года лидеры политических партий подчеркивали, что хорошие результаты на этих выборах являются залогом успеха на парламентских выборах, которые состоятся в марте 2009 года. Тем не менее, неожиданным был тот факт, что подготовка к выборам-2009 началась сразу же после формирования новых органов местного управления. Эти ранние приготовления дают о себе знать еще с июля и проявляются в следующем: раскрутке в СМИ пропагандистских кампаний на максимальных оборотах, сопровождаемых укреплением отдельных медиа-холдингов и захватывающими переворотами ситуации в Координационном совете по телевидению и радио; крушении предвыборных демократических альянсов, которые так и не успели приступить к работе из-за распределения влиятельных функций; расколе единственного формирования с определенной политической и электоральной историей, добившегося позитивной динамики на недавних выборах; презентации в абсолютной премьере ряда проектов и инициатив; инициировании дебатов о том, как следует формировать будущие альянсы, основанные на доктринах, предложениях и проектах по выходу из тупика и продвижения «перемен» и т.д.

Вышеперечисленные моменты являются, по сути, выражением того факта, что все девять избирательных кампаний, прошедших в Республике Молдова после провозглашения независимости, создали стереотип основных компонентов успеха на выборах: a) имидж лидера; b) привлекательная предвыборная платформа (приманка для избирателей); c) компетентные и стимулируемые штабы по проведению предвыборных кампаний; d) ответвленные территориальные структуры; e) поддержка СМИ; f) финансовые ресурсы для введения в действие и функционирования всего партийного механизма. Как и везде, в случае партий в Республике Молдова вес каждого из этих факторов также колеблется и не поддается точному измерению. Но отдельные из них могут быть оценены. Постэлекторальные статистики, релевантные с социологической точки зрения, наряду с данными о распределении голосов по населенным пунктам, в состоянии довольно точно обозначить пространство политических маневров, в котором политические лидеры готовят свои предвыборные стратегии к парламентским выборам 2009 года.

Хотя социологические опросы в последние годы неизменно указывают на то, что у политических партий самый низкий рейтинг доверия по сравнению с остальными государственными и частными институтами, эти же исследования показывают, что среди государственных учреждений самым высоким уровнем доверия пользуются органы местной власти (около 50%), которые по этому разделу вытесняют Парламент, Правительство и даже Аппарат Президента.

Таблица 1. Насколько вы доверяете?..
Насколько вы доверяете?.. (очень доверяю/ сравнительно доверяю)

И число граждан, которые считают, что могут повлиять на решения местных органов власти, значительно больше по сравнению с теми, кто считает себя в состоянии повлиять на решения, которые принимаются на национальном уровне.

Таблица 2. В какой степени, по вашему мнению, вы можете повлиять на решения, которые принимаются…[1]
В какой степени, по вашему мнению, вы можете повлиять на решения, которые принимаются...

Эти оценки говорят о большом значении территориальных партийных структур и их представительства в местных органах власти. Иными словами, довольно плохой имидж партий можно компенсировать сравнительно хорошим имиджем местных органов власти — разумеется, если партии соответствующим образом представлены в этих органах и если их работа положительно оценивается избирателями. Этот фактор основополагающий, все остальные представляют, по сути, надструктуру, пусть даже иногда и играют более весомую роль в обеспечении успеха на выборах. В этом смысле отнюдь не случаен тот факт, что в 2003 году правящая партия перекроила территориально-административную структуру страны под свои территориальные ответвления.

Социологический профиль примаров

Состав по критерию политической принадлежности

Из практических соображений, для сопоставления данных по различным политическим формированиям в Таблице 3 приводятся их аббревиатуры.

Таблица 3. Глоссарий
  1.     ДПМ — Демократическая партия Молдовы
  2.     ПКРМ — Партия коммунистов Республики Молдова
  3.     АНМ — Альянс «Наша Молдова»
  4.     АПМ — Аграрная партия Молдовы
  5.     ПЗС — Партия закона и справедливости
  6.     ХДНП — Христианско-демократическая народная партия
  7.     ДПСНМ — Движение профессионалов «Сперанца-Надежда» Молдовы
  8.     ЛП — Либеральная партия
  9.     СЛП — Социал-либеральная партия
  10.     СДПМ — Социал-демократическая партия Молдовы
  11.     ИБПРР — Избирательный блок «Патрия-Родина — Равноправие»
  12.     ЭПЗАМ — Экологическая партия «Зеленый Альянс» Молдовы
  13.     РНП — Республиканская народная партия
  14.     ЦСМ — Центристский союз Молдовы
  15.     ПГМ — Партия гуманистов Молдовы
  16.     ПСДМ — Партия социальной демократии Молдовы
  17.     ПК — Партия Консерваторов
  18.     НЛП — Национал-либеральная партия
  19.     НК — Независимые кандидаты
Цвет (традиционный) выбран в соответствии с разделяемыми доктринами: коммунистическая доктрина — красный цвет, социалистическая или социал-демократическая — розовый, либеральная — желтый, христианско-демократическая — оранжевый, консерваторы — темно-синий и т.д.

Данные об избранных примарах представляют особый интерес, так как дают возможность сравнить социологический профиль примаров, выдвинутых партиями, и независимых примаров. Число независимых примаров довольно значительно — 135 (15%) из 893 примаров, избранных 3 и 17 июня 2007 года (в 7-ми населенных пунктах страны главы администраций не были избраны по различным причинам).

Таблица 4. Политическая принадлежность примаров, избранных в 2007 г.
Политическая принадлежность примаров, избранных в 2007 г.

Можно предположить, что распределение по различным категориям — возраст, пол, образование, специальность — независимых кандидатов адекватно отражают политическую культуру в Республике Молдова. Поэтому социологический профиль может служить отправным пунктом для сравнения с портретом партийных примаров.

Состав по возрастному признаку

Средний возраст примаров составляет 47,5 лет, возраст независимых кандидатов немного ниже — 46,7 лет. Разумеется, этот критерий релевантный для партий с большим весом в политической жизни, поэтому не стоит удивляться тому, что в Таблице 5 показатели среднего возраста примаров от этих партий находятся в центре, а на флангах расположены партии с минимальным представительством.

Таблица 5. Средний возраст примаров
Средний возраст примаров

Что касается представительства по возрастным категориям внутри формирований, выделяется ПКРМ — партия с самым высоким представительством тех, кому за 60, и тех, кому от 50 до 59 лет. Эти возрастные категории, по сути, самые активные на выборах.

Таблица 6. Состав примаров по возрастным категориям
Состав примаров по возрастным категориям

С другой стороны, ХДНП наиболее активно проявила себя с точки зрения выдвижения кандидатов в возрасте до 30 лет. За исключением ПКРМ, все остальные формирования подтверждают одну закономерность, а именно — они представлены в основном примарами со средним возрастом от 40 до 49 лет.

Состав по половой принадлежности

Следует отметить, что в 2007 году примарами избраны 162 женщин — на 2% больше по сравнению с выборами 2003 года.

Таблица 7. Политическая принадлежность женщин-примаров
Политическая принадлежность женщин-примаров

Число женщин-выдвиженцев отдельных партий существенно превышает средний 18-процентный показатель по стране и значительно выше уровня представительства женщин-независимых примаров (14,8%). Складывается впечатление, что из крупных партий и партий с определенным политическим весом только ПКРМ, ПСДМ, ХДНП и СЛП следуют гендерным политикам представительства в выборные органы. Учитывая, что женщины составляют 52% от общего числа избирателей в Молдове, а также тенденцию на сбалансирование представительства в органах власти по признакам пола, эти партии работают с оглядкой на будущее и могут рассчитывать, что проводимая сегодня гендерная политика обеспечит им поддержку электората на долгосрочный период. Из партий со значительным представительством лишь АМН не дотягивает до средних показателей представительства женщин в должности примара.

Таблица 8. Процент женщин-примаров в рамках каждой партии
Процент женщин-примаров в рамках каждой партии
Состав по уровню образования

Таблица 9 свидетельствует о том, что самой репрезентативной категорией в должности примара являются интеллигенция и специалисты населенных пунктов (педагоги, инженеры, агрономы, юристы, экономисты и пр.), которые владеют наиболее богатым опытом общения и наиболее выраженным даром убеждения. Разница, скорее, в соотношении и проценте специалистов, подготовленных для решения социально-экономических проблем населенных пунктов.

Таблица 9. Состав примаров по критериям основного образования
Состав примаров по критериям основного образования

Таблица 10 показывает, что для всех политических формирований характерно, практически, одно и то же соотношение представительства по образовательному критерию. Существующие колебания не могут опрокинуть этот вывод. Этот факт, возможно, объясняется эффектом идеологической однородности, которая имела место в период до независимости, когда сформировались как личности более 90% избранных примаров.

Таблица 10. Основное образование примаров парламентских формирований
Основное образование примаров парламентских формирований
Состав по роду занятий

Особый интерес представляет состав примаров с точки зрения того, кем они работали до выборов. Согласно Таблице 11, из бывших примаров 435 (48,3%) подтвердили свою состоятельность и сохранили за собой мандат примара. Этот показатель значительно выше, чем в случае переизбрания парламентариев и советников — процент последних, как правило, составляет от 30 до 35.

Таблица 11. Число примаров, переизбранных в должности в 2007 году
Число примаров, переизбранных в должности в 2007 году

Другой немаловажный момент состоит в том, что на втором месте в классификации по роду занятий бывших примаров находится предпринимательская деятельность (руководители обществ с ограниченной ответственностью, акционерных обществ и индивидуальных предприятий). Абсолютная цифра — только 75 примаров (6,7%) прежде были предпринимателями — не должна ввести в заблуждение. Из 435 примаров, избранных в 2003 году и переизбранных в 2007-ом, предпринимательскую деятельность практикует очень высокий процент. В этом смысле следует отметить, что всем предпринимателям, ставшим примарами в 2003 году, пришлось приостановить свою деятельность в соответствии с законодательством и передать свой бизнес близким.

Таблица 12. Состав примаров по роду занятий до выборов 2007 года
Состав примаров по роду занятий до выборов 2007 года

Эти цифры находят еще более убедительное подтверждение, если рассмотреть отдельно состав по роду занятий примаров, избранных от ПКРМ и от оппозиции. Из Таблицы 13 явствует, что в случае ПКРМ категория примаров — бывших предпринимателей занимает четвертое место и пропускает впереди себя учителей, которые в случае ПКРМ, как правило, являются директорами гимназий и лицеев с большим влиянием на жизнь населенных пунктов, а также секретарей примэрий и местных советов, которые тоже пользуются большим влиянием на местах.

Таблица 13. Род занятий примаров от ПКРМ до выборов 2007 г.
Род занятий примаров от ПКРМ до выборов 2007 г.

Что же касается оппозиции в целом, категория примаров — бывших предпринимателей располагается в рейтинге сразу же за категорией переизбранных примаров. Учитывая вышеизложенное, можно сказать, что состав примаров по роду занятий, наряду с распределением по уровню образования, подтверждает тот факт, что выдвиженцы на выборные должности от основных политических партий не представляют отчетливых социальных слоев или сегментов с особыми взглядами. Доктринерская принадлежность является ценным критерием только для инициативных групп, которые создают партии и формируют их элиты. В остальном члены партий на местах, разделенные на социальные группы, представлены сравнительно однородно — и это касается практически всех партий. Этот вывод проливает свет на любопытную ситуацию, сложившуюся в 2003 году, когда правящая ныне партия провозгласила себя «всенародной партией». И действительно, почему бы и не сделать этого из ложной скромности, коль скоро она не представляет тот и ли иной определенный сегмент общества, но пользуется самым высоким рейтингом и претендует на то, что является носителем интересов всех поголовно?

Таблица 14. Род занятий примаров от оппозиционных парламентских партий до выборов 2007 г.
Род занятий примаров от оппозиционных парламентских партий до выборов 2007 г.
Политическая миграция примаров

Политическая миграция примаров представляет собой один из ярких феноменов, подтверждающих, что политическую принадлежность избранных примаров следует рассматривать как фактор скорее конъюнктурный, нежели как фактор представительства тех или иных сегментов общества. Так, из 435 переизбранных примаров 132 (или около 1/3), пересмотрели свою политическую ориентацию, которой придерживались до выборов.

Таблица 15. Процент переизбранных примаров по каждому формированию
Процент переизбранных примаров по каждому формированию

Очевидно, что наибольших успехов в оттягивании примаров у политических оппонентов (Таблица 16) добилась правящая партия. ПКРМ удалось «обратить в свою веру» 71 переизбранного примара, из которых лишь 27 (11,2%) из числа бывших независимых.

Таблица 16. Переизбранные примары, перетянутые от других партий
Переизбранные примары, перетянутые от других партий

Демократические партии также практиковали перетягивание примаров у своих оппонентов, вместе им удалось «отобрать» у коммунистов десять примаров (Таблица 17).

Таблица 17. Переизбранные примары, которые мигрировали от одной партии к другой
Переизбранные примары, которые мигрировали от одной партии к другой

В Таблице 18 представлены подробности о политической миграции переизбранных примаров. По диагонали, в местах пересечения горизонтальных и вертикальных колонок указано число переизбранных примаров от каждого из формирований. По горизонтали указано число переизбранных примаров, отнятых у каждого из формирований-оппонентов, по вертикали — число примаров, которых лишилось каждое из формирований в пользу своих оппонентов.

Таблица 18
 ПКРМАНМДПМХДНППСДМСДПМРНПЦСМЭПЗАМПЗСНКСЛПДПСНМАПМВсего
ПКРМ23721112---2--2722471
АНМ3632----1--52--13
ДПМ12221------4--311
ХДНП-1113------1---3
ПСДМ1---7-----1---2
СДПМ-----3----1---1
РНП11----3-------2
ЦСМ1------8--11--3
ЭПЗАМ--------1-1---1
ПЗС-1-------1----1
НК31231------654-124
СЛП-----------11--0
ДПСНМ------------0-0
АПМ-------------00
Всего103817400030041928132

Социологический портрет районных и муниципальных советников

Есть существенные различия между социологическими портретами районных и муниципальных советников (II уровень местного управления) и примаров, избранных в ходе местных выборов 3–17 июня 2007 года. На этих различиях остановимся в дальнейшем, так как они являются выражением особенностей Закона №436-XVI от 28.12.06 о местном публичном управлении и Закона №768-XIV от 02.02.2000 о статусе местного выборного лица, которые регулируют полномочия, обязанности, несовместимость и временные рамки работы советников и примаров. Таким образом, советники наделены широкими полномочиями в принятии решений и контроле за их выполнением со стороны администрации, но, с другой стороны, их круг обязанностей очерчен крайне нечетко, в том числе потому, что они оплачиваются нестабильно (за исключением суточных), при нормальном режиме работы одно заседание в квартал. Зато примары наделены преимущественно менеджерскими полномочиями, их должность несовместима с любой другой оплачиваемой работой, за исключением преподавательских или научных кадров.

Состав по критерию политической принадлежности

Из Таблицы 19 видно, что должность советника более политизирована, чем должность примара. Так, только 1,9% районных и муниципальных советников участвовали на выборах в качестве независимых кандидатов против 15% на выборах примаров. Также следует отметить тот факт, что должность примара оказалась более вожделенной, чем должность советника — на один мандат примара претендовали более 9 человек, тогда как должность советника оспаривали более 5 соискателей. В целом, распределение мандатов 1122 районных и муниципальных советников по критерию политической принадлежности повторяет картину распределения примаров.

Таблица 19. Политическая принадлежность районных и муниципальных советников–2007
Политическая принадлежность районных и муниципальных советников-2007
Состав по возрастному признаку

Средний возраст районных советников составляет 51,7 года, на четыре года старше примаров. Таблица 20 показывает, что из всех партий с некоторым весом ПКРМ и ЛП находятся на разных полюсах с точки зрения среднего возраста советников.

Таблица 20. Средний возраст районных и муниципальных советников–2007
Средний возраст районных и муниципальных советников-2007

Таблица 21 показывает, что состав по возрастному критерию сопоставим по основным политическим формированиям. По контрасту с картиной в отношении примаров, что касается советников можно сказать, что намерения более сбалансированного представительства очевидны. Объяснение состоит в том, что выбор советников производится по партийным спискам и в советах представлены те, кто возглавляет списки, в отношении же примаров представительство различных категорий в большей степени связано с симпатиями граждан к тому или иному кандидату и в меньшей степени с нормами представительства, приемлемыми для партий. Из Таблицы 21 можно сделать вывод, что ЛП и ХДНП являются формированиями с наиболее сбалансированным представительством по возрастному критерию, тогда как в ПКРМ, АМН и ДПМ акцент ставится на выдвижение наиболее опытных.

Таблица 21. Состав районных и муниципальных советников по возрастным категориям
Состав районных и муниципальных советников по возрастным категориям
Состав по половой принадлежности

Процент женщин, избранных районными и муниципальными советниками, составляет 16,5% — на 1,5% меньше женщин, избранных примарами. Процент женщин, избранных независимыми советниками — 0,2% — подтверждает тот факт, что в Республике Молдова партии играют важную роль в продвижении гендерного равенства в политике. Таблица 22 отражает численное представительство женщин-советников в рамках политических партий.

Таблица 22. Политическая принадлежность женщин, избранных муниципальными и районными советниками
Политическая принадлежность женщин, избранных муниципальными и районными советниками

В целом, заслуга партий в том, что представительство женщин в Парламенте — 20%, примэриях — 18% и районных и муниципальных советах — 16,5% соответствует среднеевропейским показателям. Несмотря на явный прогресс в выдвижении женщин, тем не менее, нельзя говорить о хорошо продуманной политике в этом плане. Представительство женщин-советников в двух муниципиях — Бэлць и Кишинэу со статусом административно-территориальных единиц II уровня — отличается коренным образом. В муниципии Бэлць представительство женщин-советников составляет 14,3% — ниже среднего по стране, тогда как в муниципии Кишинэу этот показатель самый высокий — 1/3. Рекорд в столице — заслуга второй фракции в Кишиневском муниципальном совете — Либеральной партии, которая представлена более чем на 50% женщинами. В целом, как видно из Таблицы 23, для ЛП характерный самый высокий по стране процент представительства женщин в районных и муниципальных советах.

Таблица 23. Процент женщин-муниципальных и районных советников в рамках каждой партии
Процент женщин-муниципальных и районных советников в рамках каждой партии
Состав по уровню образования

Так как около 90% избранных советников получили образование в советский период, как и большинство примаров, их состав по уровню образования отражает определенную реальность, связанную с экономическим профилем и политикой подготовки кадров в те годы. Таблица 24 в сопоставлении с Таблицей 9 указывает на некоторые отличия в распределении советников и примаров по критерию образования — момент скорее интуитивный, нежели установленный на основе четко определенных данных. Более убедительное объяснение дает сравнение данных по уровню образования и по роду занятий (таблица 26).

Таблица 24. Состав муниципальных и районных советов по уровню образования советников
Состав муниципальных и районных советов по уровню образования советников

Таблица 25 подтверждает, что, как и в отношении примаров, представительство советников по уровню образования практически однородное по основным политическим формированиям, представленным в Парламенте. Иными словами, идеологические симпатии определяются не уровнем образования, а популярностью партий.

Таблица 25. Состав муниципальных и районных советников по уровню образования в рамках парламентских партий
Состав муниципальных и районных советников по уровню образования в рамках парламентских партий
Состав по роду занятий

Таблица 26 высвечивает категории граждан, активных с политической и административной точки зрения, сквозь призму их основного рода занятий. Тот факт, что в органах местного управления наиболее активно представлены предприниматели — не новость, такая картина сложилась и после местных выборов мая 2003 года. Если допустить, что в отношении Республики Молдова применима «статистическая» норма, согласно которой предпринимательством занимаются 5–7% граждан, то их представительство в местных советах на уровне 24% — т.е. в четыре раза выше — явление достойное внимания и анализа.

Таблица 26. Состав муниципальных и районных советов по роду занятий советников
Состав муниципальных и районных советов по роду занятий советников

Это явление — одно из самых примечательных последствий переходного периода. По всем показателям, в этот период наиболее активные и смекалистые граждане подались в бизнес, но дезиндустриализация Республики Молдова привела к тому, что самый значительный сегмент предпринимательства сформировали лица с инженерным образованием. Одно из объяснений этого факта может состоять в том, что в наиболее трудные периоды медицинские учреждения и учебные заведения кое-как сводили концы с концами и выжили, тогда как инженеры лишились работы очень быстро и под давлением обстоятельств были вынуждены адаптироваться к новым условиям.

Из сказанного можно сделать вывод, что столь высокое представительство в советах местного управления предпринимателей и лиц с инженерным образованием в некоторой степени оправдано. Тем не менее, есть более прозаические мотивы для сверхпредставительства предпринимателей в советах местного управления. Предприниматели сами финансируют свои предвыборные кампании и, вероятно, поддерживают формирования, по спискам которых они баллотируются. В условиях, когда вопрос финансирования партий и предвыборных кампаниях не упорядочен должным образом, а органы финансового контроля проявляют излишнее рвение по отношению к бизнесу, готовому финансировать оппозиционные партии, далеко не случайно предприниматели предпочитают быть избранными в представительные органы.

Следует отметить, что в случае переизбранных примаров можно говорить о сверхпредставительстве предпринимателей. Как уже отмечалось, Таблица 12 скрывает подлинное число бизнесменов, ставших примарами, так как среди тех около 50% примаров, недавно переизбранных в должности, до их первого избрания деловые круги представляло относительное большинство.

Таблица 27 отражает распределение советников по роду занятий в рамках парламентских партий. Любопытно, что в случае ПКРМ процент предпринимателей немного превышает средние показатели по этой категории, как и в случае АМН и ДП. В целом, крайне интересно, что около 42% советников-предпринимателей (или наоборот) избраны от ПКРМ. С этой точки зрения взаимные обвинения правящей партии и оппозиционных формирований в попытках «подкупа» отдельных независимых советников или советников от маленьких партий или обращения политических «врагов» в свою веру ради сформирования мажоритарных коалиций в районах не лишены оснований. Не исключено, что советники-предприниматели, руководствуясь соображениями «эффективности», прибегли к таким уловкам и без консультаций с партийными лидерами. В любом случае, скандалы по поводу «подкупа голосов» должны заставить призадуматься.

Таблица 27. Распределение муниципальных и районных советников по роду занятий в рамках парламентских партий
Распределение муниципальных и районных советников по роду занятий в рамках парламентских партий

Также из Таблицы 27 видно, что ПКРМ — основной, по всем показателям, бенефициант использования потенциала специалистов и работников разукрупненных служб центрального публичного управления, а также использования административных ресурсов. Во всяком случае, угроза политизации публичного управления находит подтверждение и в решениях пленума ПКРМ от 7 июля с.г.

Другой момент, который следует отметить, состоит в том, что учителя и врачи, в основном директоры школ и главврачи больниц, также значительно представлены в районных и муниципальных советах. Тот факт, что представительство учителей и врачей пропорционально с точки зрения политической аффилированности, свидетельствует об аналогичном отношении со стороны всех влиятельных политических формирований к системе образования и здравоохранению. Тем не менее, если учителя более или менее однородно представлены среди примаров и советников, то врачи представлены преимущественно среди советников, так как их род занятий не допускает продолжительного перерыва.

В Таблице 28 представлено число переизбранных советников по каждому политическому формированию.

Таблица 28. Число муниципальных и районных советников, переизбранных в должности
Число муниципальных и районных советников, переизбранных в должности

Таблица 29 показывает, что доля переизбранных советников составляет около 35%, что, согласно прежним данным, характерно как для местных советов, так и для Парламента Республики Молдова. Как и в случае примаров, у ПКРМ наиболее высокий процент переизбранных советников, однако районные демократические коалиции, сформированные остальными формированиями, практически могут конкурировать с ПКРМ с точки зрения накопленного советниками опыта.

Таблица 29. Процент переизбранных муниципальных и районных советников
Процент переизбранных муниципальных и районных советников
Политическая миграция советников

Политическая миграция переизбранных советников позволяет дать общую оценку явлению политической миграции. Так, из 1122 советников 395 (35,2%) занимали эту должность и в предыдущий период. Процент политической миграции среди советников составил 14% - в два раза меньше чем среди примаров. Это, скорее всего, объясняется тем, что примары подвергаются значительно большему давлению со стороны конкурирующих партий, прежде всего, со стороны правящей партии. Как и следовало ожидать, и в случае советников ПКРМ проявила рекордную активность в переманивании советников политических оппонентов, а также независимых. Тем не менее, оппозиционным партиям, особенно главному оппоненту Партии коммунистов — АМН грех жаловаться, потому что они поступили практически так же. Если в случае примаров соотношение переманенных советников составило 5:6 в пользу ПКРМ, то в случае районных/муниципальных советников соотношение 2:1 (см. Таблицу 30), что полностью соответствует предвыборному рейтингу ПКРМ и АМН.

Таблица 30. Число перетянутых муниципальных и районных советников
Число перетянутых муниципальных и районных советников

Справедливости ради надо сказать, что в отношении АМН есть оправдание, а именно: подавляющая часть перетянутых советников пришлась на бывшие партии, объединившиеся в Блок Демократическая Молдова (БДМ) — СЛП и ДП. Во-вторых, как показывает и таблица 31, АМН пострадал больше всех в результате политической миграции советников.

Как бы то ни было, явление политической миграции среди советников не должно удивлять. Политическая миграция на уровне районных/муниципальных советников не что иное, как эхо маневров по объединению, слиянию и раскола партийных элит на центральном уровне, поэтому центральные элиты, по сути, пожинают то, что посеяли.

Таблица 31. Муниципальные и районные советники, перетянутые от политических формирований
Муниципальные и районные советники, перетянутые от политических формирований

Таблица 32 дает полную информацию о политической миграции советников. По диагонали, в местах пересечения горизонтальных и вертикальных колонок, указано число переизбранных примаров от каждого из формирований. По горизонтали указано число переизбранных примаров, перетянутых от каждого из формирований-оппонентов, по вертикали — число примаров, которых лишилось каждое из формирований в пользу своих оппонентов.

Таблица 32. Перетянутые районные советники
 ПКРМАНМДПМХДНППСДМСДПМРНПЦСМЛППЗСНЛПИБПРРНКСЛПДПСНМАПМВсего
ПКРМ22784----1----4-1624
АНМ2773---------24--11
ДПМ--33---------1-1-2
ХДНП-2-20------------2
ПСДМ-1--6-----------1
СДПМ--1--5----------1
РНП-1----1---------1
ЦСМ11-----6--------2
ЛП---1----2---1---2
ПЗС---1-----1------1
НЛП----------1-1---1
ИБПРР-----------1----0
НК2211--------81-18
СЛП-------------7--0
ДПСНМ--------------0-0
АПМ---------------00
Всего5159300010000952756

Политический портрет районных/ муниципальных администраций

Результаты местных выборов 3–17 июня 2007 года сказались на поведении основных политических формирований. В этом смысле ПКРМ была первой партией, которая на своем пленуме 7 июля 2007 года дала оценку итогам местных выборов, обозначив свои приоритеты по подготовке к парламентским выборам 2009 года. Неприкрытая задача, точно изложенная президентом Ворониным, была сформулирована в угрожающих терминах в адрес районов, где избранные органы управления (председатели районов и их заместители) представляли оппозиционные партии.

Таблица 33 отражает политическую принадлежность председателей районов и руководства муниципиев Кишинэу и Бэлць. Явное давление со стороны ПКРМ на мажоритарные коалиции в районах и муниципии Кишинэу проявляется в двух формах: финансового прессинга, явно проскальзывающего и в проекте закона о бюджете на 2008 год и на который жалуется, прежде всего, АМН, который удерживает относительное руководство в большинстве районов; а также в виде информационного прессинга, направленного на диффамацию лидеров оппозиционных формирований, в частности лидеров ЛП, которая пришла к власти в муниципии Кишинэу. Справедливости ради надо признать, что лидеры оппозиционных партий дали пропагандистской машине ПКРМ достаточно поводов поиздеваться над ними. Если оппозиция сможет учиться на собственных ошибках, извлекать уроки из происходящего и не подставлять себя под ошеломляющие удары пиарщиков ПКРМ (хотя бы к выборам 2009 года), то надо быть благодарным этой самой пропагандистской машине за то, что она развернула столь активное наступление уже сейчас.

Таблица 33. Политическая принадлежность председателей районов и руководства муниципиев (Кишинэу и Бэлць)
Политическая принадлежность председателей районов и руководства муниципиев (Кишинэу и Бэлць)

В Таблице 34 показано, как распределились мандаты вице-председателей районов и вице-примаров в муниципиях Кишинэу и Бэлць.

Таблица 34. Политическая принадлежность вице-председателей районов
Политическая принадлежность вице-председателей районов

Заключения

  1. Социологический портрет примаров и районных/ муниципальных советников показывает, что в общих чертах представительство всех значительных политических партий в органах публичного управления более или менее равномерно по уровню образования и по роду занятий местных выборных лиц. В этом смысле можно сказать, что портрет наиболее крупного и активного сегмента политических партий, представленного в органах управления, не является релевантным для политического расслаивания в Республике Молдова. Социальный статус, определенный уровнем образования и родом занятий представителей политических партий, не обосновывает притязаний на представление определенных социальных слоев с определенной спецификой.

  2. Существенные отличия в представительстве партий в органах местного управления относятся к возрастной и гендерной категориям. Тем не менее, проведенные сравнения указывают на позитивную роль партий в сокращении диспропорции. Точкой отсчета для этих сравнений служит распределение мандатов по различным категориям среди избранных примаров и независимых советников. Таким образом, учитывая, что женщины представляют около 52% населения с правом голоса, а граждане в возрасте от 20 до 39 лет представляют около 40%, можно заметить, что в случае примаров и независимых советников эти категории представляют 8 и, соответственно, 4% против 16,5% и, соответственно, 8% в среднем в случае советников. Что касается примаров, то ситуация другая. Женщины и граждане в возрасте 20 — 39 лет представлены следующим образом: 15% и, соответственно, 18% среди независимых против средних показателей 18% и, соответственно, 15%. Молодежь легче выдвигается на должность примара в качестве независимого примара, чем по партийным спискам.

  3. В Республике Молдова предприниматели представляют наиболее активный сегмент с политической точки зрения, в районных/муниципальных советах они составляют примерно 1/4. Разумеется, речь идет о представителях малого и среднего бизнеса, в который входят руководители обществ с ограниченной ответственностью, акционерных обществ и индивидуальных предприятий. Этот вывод мог бы оказаться крайне ободряющим, если бы молдавская политическая культура позволила четко разграничить частный интерес и государственный. Тем не менее, есть явные сигналы того, что бизнес пока идет в политику не только благодаря осознанию собственной роли в обществе, а, скорее, с целью защитить себя от оказываемого на него давления. Так как возможности деловых людей выше среднестатистических показателей, можно ожидать, что в самом ближайшем будущем политическая сцена Республики Молдова претерпит существенные изменения.

  4. Пример представителей малого и среднего бизнеса в состоянии вдохновить и большой бизнес, который мог бы подключиться особыми проектами, возможно, уже на парламентских выборах 2009 года. Представителям бизнеса присущ подход к политическим проблемам с учетом критериев распределения риска. Логически «политические яйца» положить в разных корзинах, не в одной только корзине нынешней правящей партии. Поэтому можно ожидать инвестиций в новых проектах — социал-демократических, либеральных и пр. Это в том числе потому, что на сегодняшнем этапе развития Республики Молдова политика стала наиболее прибыльным бизнесом. Этот вывод подходит не только для Республики Молдова, но и для всех стран с переходной экономикой.

  5. Слияния, объединения и политическая миграция будут наблюдаться и впредь до преддверия парламентских выборов 2009 года по той простой причине, что равномерность представительства политических партий по роду занятий их членов позволяет незначительные скачки через барьеры доктрин и идеологий. Вопреки равномерности представительства основных политических партий, доктрины и идеологии, исповедуемые политическими формированиями Республики Молдова, остаются важными, скорее, для укрепления руководящего ядра партий, а также для освоения опыта и разработок «интернационалов», сформированных на базе доктрин.

  6. Равномерность представительства партий по критериям образования и роду занятий их членов наводит на мысль о том, что, придя к власти в стране или муниципии, формирования могут не устоять перед соблазном проводить политику, продиктованную, скорее, обстоятельствами, а не исповедуемыми доктринами и идеологиями. Подтверждением служит тот факт, что ПКРМ, несмотря на свою коммунистическую доктрину, основанную на «марксистско-ленинской теории», не стесняется заявлять, что проводит «либеральные реформы в экономике», а ЛП после победы на выборах в муниципии Кишинэу заявляет о необходимости пересмотреть свою социальную политику в целях защиты социально уязвимых категорий населения. Поэтому аргументы, согласно которым, например, неестественно слияние тех или иных социал-демократических формирований с некоторыми социал-либеральными и пр. нельзя считать состоятельными. Так называемая «равномерность» четко проявляется и в том, что предвыборные платформы большинства политических формирований удивительно схожи, вопреки доктринерским отличиям. В этих обстоятельствах, из соображений, связанных с необходимостью извлечения предвыборных дивидендов, главные политические формирования прибегают к поляризации общественного мнения по критериям, более чувствительным, чем доктринерские, в частности, по критериям языковой и этнической идентичности, интерпретации истории в целях формирования определенных взглядов с оглядкой на будущее. Другим источником поляризации мнений в сравнительно равномерном пространстве являются политические скандалы, которые уже развязались в перспективе парламентских выборов–2009.

  7. Помимо многочисленных преимуществ организационного и информационного порядка, ПКРМ находится в крайне выгодных условий и с точки зрения опыта своих представителей в органах управления. По контрасту, следует отметить, что оппозиция может столкнуться в скором времени с крайне неприятным фактом — с огромным пропагандистским потенциалом. Зная, с какой трудностью оппозиционным партиям удалось договориться и сформировать мажоритарные коалиции в районах, представляется немного странным, что они не предприняли практически ничего для сплочения или хотя бы для информирования общественности в целях подготовки новых выборов в районный совет Резина, избранный в соответствии с регламентом 3 июня 2007 года, но затем распущенный по причине того, что политические формирования не смогли обеспечить на трех заседаниях подряд необходимый кворум для работы. Для оппозиции победа на выборах в Резине, намеченных на 11 ноября с.г., более чем необходима, так как ее можно будет использовать для усиления влияния на общественное мнение и как неоспоримое подтверждение необратимого заката ПКРМ. Но то, как оппозиция подготовилась к выборам в Резине, не вселяет никакой уверенности в том, что она осознала значение победы. Да, действительно, ПКРМ избежала разговоров о выборах в районный совет Резина, наверное, для того, чтобы не напоминать общественности, что именно бойкот ПКРМ стал одним из составляющих и обязательных элементов роспуска районного совета, а значит — и распыления общественных денег. Тем не менее, цель ПКРМ можно понять — подрыв оппозиции и победа на новых местных выборах 11 ноября. Отнюдь не случаен недавний визит Воронина в Резину и его намек избирателям о том, что те, за кого они голосуют, даже не понимают, какие ценности продвигают. Если ПКРМ выиграет выборы в Резине, тогда аффилированный ей медиа-холдинг получит ошеломляющий пропагандистский субъект чтобы дать понять гражданам, что может произойти и на парламентских выборах 2009 года. Более того: возможная победа ПКРМ в Резине станет ответом на вопрос о том, что могло произойти на досрочных парламентских выборах, если бы оппозиция заблокировала избрание Президента 4 апреля 2005 года. Это потому, что в июне 2007 года соотношение сил ПКРМ — оппозиция в Резине было на стороне оппозиции, а в марте 2005 года — на стороне ПКРМ.

  1. Данные таблиц 1 и 2 взяты из Барометра общественного мнения, май 2007, www.ipp.md
Инициативы Президента Воронина по приднестровскому урегулированию Новые выборы в Резине