Alegerile parlamentare din 2019 în Republica Moldova - alegeri.md
 МониторингПолитикаКомментарии

После октября прошел и ноябрь…

|версия для печати||
Игорь Боцан / 30 ноября 2007
ADEPT logo

Инициативы Президента Воронина, обнародованные в трех интервью двум московским газетам, разделят, по всем признакам, участь всех его прежних инициатив — иными словами, и в дальнейшем его предложения будут положительно оцениваться посредниками и наблюдателями, вокруг них развернутся новые дискуссии и консультации, но без заметной практической отдачи. В ноябре, вскоре после обнародования инициатив — о восстановлении доверия между сторонами конфликта; восстановлении общей инфраструктуры; демилитаризации и разоружении; признании прав собственности на приднестровские предприятия взамен прогресса в разработке правового статуса приднестровского региона — последовал ряд событий, развеявших всякие оптимистические ожидания. Главными генераторами этих событий стали отдельные из участников переговорного процесса в формате «5+2», которые, скорее, углубили пропасть между сторонами конфликта, а не сблизили их на основе инициатив Президента Воронина.

Тираспольская администрация

Лидеры Приднестровья с сарказмом прокомментировали предложения Воронина, расценив их как «газетные инициативы», из области фантастики и оторванные от действительности, которые годятся лишь для пропагандистских кампаний. Они проигнорировали участие в рамках 7-ми рабочих групп, сформированных Постановлением Правительства Республики Молдова №1178 от 31.10.2007 в целях выполнения инициатив Президента РМ по укреплению доверия и безопасности в контексте приднестровского урегулирования. Отрицательные оценки приднестровских лидеров прозвучали на фоне результатов визита в Москву приднестровского лидера Игоря Смирнова, который вернулся в Тирасполь с обнадеживающими обещаниями возобновления экономической поддержки региона со стороны России, как того предусматривает «протокол Жуков-Смирнов», подписанный в мае 2006 года. Финансово-экономическая помощь России была приостановлена в 2007 году по причине неадекватного использования выделяемых средств со стороны приднестровской администрации и, в частности, в результате скандала, который разразился вокруг использования денег, предназначенных для оплаты за текущие поставки российского газа через «Газпромбанк», который возглавляют члены семьи Смирнова.

4 ноября Игорь Смирнов участвовал в «саммите глав государств» Организации за демократию и права народов, учрежденной 14 июня 2006 года Абхазией, Приднестровьем и Южной Осетией. В ходе встречи утверждены документы, характер которых идет вразрез с инициативами Президента Воронина: статус этого «сепаратистского интернационала»; рамки экономического, финансового и гуманитарного сотрудничества; укрепление и придание приоритетного характера отношениям с Российской Федерацией; сохранение российского военного присутствия в этих регионах.

Молдавские власти

Кишинев начал кампанию по разъяснению жителям региона сути предложения тираспольской администрации о предоставлении отдельным фирмам права взять в аренду на 99 лет участки сельскохозяйственного назначения. Президент Воронин призвал граждан проживающих в Приднестровье обращаться в специализированные органы Республики Молдова и бесплатно оформить право собственности, тем самым, защитив себя на случай возможной экспроприации. В свою очередь, приднестровская администрация отреагировала крайне едко на кампанию Кишинева, сославшись на необходимость реформирования агропромышленного комплекса региона и выразив уверенность, что никто из жителей региона не прибегнет к услугам Кишинева.

7 ноября Министерство информационного развития (МИР) утвердил Временное положение о порядке движения в Республике Молдова автомобилей с неуставными документами и номерными знаками. Документ предусматривает, что с 1 января 2008 года автомобили, зарегистрированные в Приднестровье, не смогут покинуть пределы Республики Молдова, а с 1 января 2009 года им будет запрещено ездить и на остальной территории правобережной Молдовы. Это решение вызвало недоумение. Приднестровские лидеры расценили его как свидетельство тому, что инициативы Президента Воронина — просто ширма, за которой скрываются намерения оказать давление на Приднестровье. В свою очередь, посредники и наблюдатели в рамках формата «5+2» выразили обеспокоенность в связи с тем, что Кишинев не согласовал это решение, по крайней мере, с Украиной, которая может просто проигнорировать его, тем самым, поставив Кишинев в неловкое положение и вынудив его отказаться от собственных намерений, как уже случилось однажды, когда была предпринята попытка ввести контроль над товарами, ввозимыми в Приднестровье.

Европейский союз

Европейский парламент (ЕП) 15 ноября 2007 года принял резолюцию о консолидации Европейской политики соседства, в которой признал в принципе возможность присоединения Украины и Республики Молдова к ЕС. В этой связи в ст. 37 Резолюции отмечается, что ЕС призывает Киев рассмотреть — в рамках европейской внешней политики и общей безопасности — возможности присоединения Украины к визовым ограничениям, введенным ЕС по отношению к приднестровским лидерам, и тем самым способствовать мирному урегулированию конфликта.

Рекомендация ЕП вписывается в недавно озвученные оценки, согласно которым необходимо найти способ разорвать замкнутый круг, которым пользуются приднестровские лидеры благодаря открытой поддержке России, беззастенчиво отвергая любые инициативы по мирному урегулированию конфликта. Новая идея, по всем показателям, имеет в виду возможное введение ограничений в отношении сепаратистских лидеров в случае, если они будут продолжать безосновательно торпедировать инициативы, направленные на скорейшее урегулирование конфликта. Несколько лет назад ЕС ввел визовые ограничения в отношении 17-ти приднестровских чиновников высокого ранга, и сейчас призывает Украину последовать этому примеру. Даже если Украина откажется, со временем эта мера может стать реальностью, как стал реальностью контроль молдавско-украинской границы на приднестровском участке. Разумеется, приднестровская администрация негативно отреагировала на рекомендацию ЕП, заявив о нарушении прав человека посредством ущемления права на перемещение сепаратистских лидеров. Они высоко ценят свои права, забывая при этом, что минувшим летом ЕП принял резолюцию о нарушении прав человека в Приднестровье именно со стороны администрации региона. Если Украина в качестве аргумента сошлется на тот факт, что не может ограничить въезд на свою территорию приднестровских лидеров, которые являются гражданами Украины и России, то в этом случае Кишинев мог бы настоять на изменении сути запрета, иными словами — позволить лидерам региона покинуть территорию восточных районов Республики Молдова через границу с Украиной, но запретить им въехать на территорию Республики Молдова через приднестровский участок, т.е. объявить их персоной нон грата. Украина практикует такой вид запрета в отношении российских граждан, которых обвиняет в подрыве своей государственности. Конечно, в этом случае необходимо досконально изучить все юридические тонкости, но в любом случае такой вариант можно будет провести только в ответ на настойчивые рекомендации ЕС, адресованные Украине сквозь призму совместной внешней политики и безопасности. Такой подход позволил бы избежать обвинений в нарушении прав человека, так как запрет будет мотивирован тем, что сепаратистские лидеры нарушают Конституцию Республики Молдова и торпедируют любые инициативы урегулирования конфликта.

Другое событие, которое заслуживает упоминания, это заявление главы Миссии Евросоюза помощи на границе, генерала Ференца Банфи, который 21 ноября заявил, что приднестровский регион Республики Молдова является своеобразным убежищем для регистрации транспортных средств, гражданами Украины, желающими избежать уплаты соответствующих пошлин, что наносит значительный ущерб бюджету Украины. По словам генерала Банфи, только за 9 месяцев этого года на Украину нелегальными путями было доставлено более 400 дорогих машин, часть из которых угнаны на территории Евросоюза. Можно только предположить как это удобно для регистрации краденных в Европе автомобилей. Этот пример в некотором роде мог бы оправдать решение о введении ограничений на движение автомобилей с приднестровскими регистрационными номерами.

Российская Федерация

Российские власти решили открыть на территории Приднестровья 24 избирательных участков по выборам в Государственную Думу 2 декабря 2007 года. Мотивируя этот шаг, российская сторона сослалась на необходимость обеспечить право на участие в выборах более 100 тыс. российских граждан, проживающих в Приднестровье. Это решение было принято, игнорируя демарш Министерства иностранных дел и европейской интеграции (МИДЕИ), который воспротивился этому намерению. В конечном итоге, Посольство России в Кишиневе выступило с заявлением, согласно которому Россия не признает независимость Приднестровья, но выступает за гарантирование права голоса российских граждан, где бы они ни находились. По идее, аргументы, приведенные российской стороной со ссылкой на международные соглашения и на Базовый молдавско-российский договор, должны быть действительны и в отношении Украины. Действительно, приднестровские власти обратились к украинским властям с просьбой открыть избирательные участки в регионе с тем, чтобы те около 65 тыс. украинских граждан смогли принять участие в очередных парламентских выборах в марте 2006 года и досрочных в сентябре 2007 года. Но украинские власти сочли необходимым отнестись с должным уважением к позиции МИДЕИ и не открывать избирательных участков в Приднестровье. По контрасту, в аналогичном международном и двухстороннем контексте российские власти приняли совершенно противоположное решение, сославшись на наличие группы российских войск в Приднестровье и заявив, что этот факт дает право открыть столько избирательных участков, сколько пожелают. В этом контексте интересно отметить, что Республика Молдова не один год добивается вывода российских войск из Приднестровья. Теперь более понятно для чего еще может сгодиться российское военное присутствие. Именно оно лежит в основе замкнутого круга — приднестровские власти выступают за присоединение региона к Российской Федерации и не хотят, чтобы российские военные ушли оттуда, а российская сторона, аргументируя застой в процессе вывода войск, ссылается на то, что этому противятся приднестровские власти. Логичный и крайне удобный аргумент.

Последний вопрос рассматривался 29–30 ноября на совете министров иностранных дел стран ОБСЕ в Мадриде. Благодаря усилиям России, которой удалось убедить МИД Испании — страны, которая исполняет председательство — предоставить въездную визу, в мадридском саммите участвовал и министр иностранных дел Приднестровья Валерий Лицкай, несмотря на визовые ограничения со стороны ЕС. Удивительно, но присутствие Лицкая в Мадриде ровным счетом ничего не изменило, так как — уже пятый год подряд — саммит ОБСЕ завершился без Заключительной декларации. Зато Лицкай дал ОБСЕ характеристику, которой эта организация вряд ли сможет гордиться. Следует отметить, что в Мадриде молдавская сторона осталось приверженной своим прежним позициям в вопросе о необходимости вывода российских войск из Приднестровья в соответствии с резолюциями стамбульского саммита ноября 1999 года. Вопреки объявленному Россией моратория, страны НАТО сохранили свою позицию в вопросе ратификации Адаптированного договоре ДОВСЕ, сославшись на аргументы Республики Молдова и Грузии.

Вместе с тем, молдавская сторона уклонилась вынести на обсуждение мадридского саммита игнорирование со стороны России демарша Кишинева против открытия 24 избирательных участка в Приднестровье. Это пришлось сделать в Кишиневе 20 молдавским НПО, организовавших пресс-конференцию. Они позволили себе назвать вещи своими именами. Иными словами, дать оценку действиям России в Приднестровье в условиях, когда: бразды правления в регионе находятся в руках российских граждан; российское правительство оказывает этому режиму финансовую и экономическую поддержку; российское военное присутствие обеспечивает его безопасность под различными предлогами; этим же военным присутствием аргументируется проведение выборов в представительные органы России и т.д. и т.п. Непонятно лишь, почему Россия выражала недовольство аргументами ЕСПЧ в «деле Илашку», согласно которым Россия полностью контролирует приднестровский регион и в силу этого несет ответственность за все, что там происходит.

Заключения

Ноябрьские события показали, что «инициативы Воронина» у молдаван аналогичны «Плану Путина» у россиян — каждый читает газеты, смотрит «аналитические передачи» и может создать себе впечатление о них. Впечатление, которое сложилось у приднестровских лидеров насчет «инициатив Воронина», оказалось очень плохим, поэтому они предпочли «План Путина», на основании которого были открыты 24 избирательных участка для участия Приднестровья, составной части суверенной Молдовы, для выборов в высший законодательный орган Российской Федерации.

Главный вывод состоит в том, что, по большому счету, суть «инициатив Воронина» сводится к готовности признать право собственности России на крупнейшие приднестровские предприятия взамен ее содействия в урегулировании конфликта. Ноябрьские события показали, что Россия заинтересована в собственности, но твердо настаивает на решение конфликта на основе равносубъектности сторон, как того предусматривает «Меморандум Примакова» от мая 1997 года.

Поскольку Российская Федерация сослалась на необходимость «обеспечения прав человека», открыв 24 избирательных участков в восточных районах Республики Молдова, независимость и суверенность которой она якобы признает, официальный Кишинев тем более обязан обеспечить равноправие всех граждан в этом регионе, без всякой дискриминации. Но молдавские власти с этой задачей не справляются. Так, 100 тыс. российских граждан, живущих в Приднестровье, смогут проголосовать 2 декабря, а 65 тыс. украинских граждан не смогли проголосовать 30 сентября. Интересно, что с точки зрения международного права и двухсторонних отношений с Молдовой, между статусом России и Украины в Приднестровье нет никакого отличия, разве что за исключением факта существования «Плана Путина» и «суверенной демократии» в России, которые вот уже имеют международное влияние. Отношение молдавских властей к такой несправедливости в обеспечении «равноправия» могло бы подсказать Украине, чтобы она уравняла с Россией число своих военных наблюдателей и своих граждан в Приднестровье.

Единственная реальная возможность ускорения нахождения устойчивого решения приднестровского конфликта — воздействовать на приднестровских лидеров методами, рекомендованными Украине в недавней Резолюции ЕП. Возможное отклонение этого предложения объяснимо тем, что Украина практически включила Приднестровье в свой внутренний потребительский рынок и что в соседней стране многие пользуются сложившейся ситуацией в Приднестровье. В этих условиях Республике Молдова остается лишь настойчиво попытаться убедить ЕС увязать прогресс в отношениях с Украиной с постепенным искоренением условий, подпитывающих статус-кво в Приднестровье. Принцип общей европейской внешней политики и безопасности как подсказывает именно такой вариант.

Наконец, до возобновления переговорного процесса — либо в формате «5+2», либо в другом формате — следовало бы призадуматься над простым вопросом: что еще можно ожидать от России, страны посреднике и гаранте в приднестровского урегулирования, если сегодня, спустя 17 лет после отделения Приднестровья от Республики Молдова, она, Россия, может проводить полномасштабные парламентские выборы в регионе, тогда как Республика Молдова не смогла этого сделать ни разу за все 9 избирательных кампаний на национальном уровне? Несомненно, ответ на этот вопрос породит другие вопросы: о роли российских военных в регионе, о суверенитете Республики Молдова над этой территорией, об инициативах Президента Воронина и «роге изобилия», из которых они льются, о двойных стандартах в международной политике и о тех, кто их придерживается и т.д.

Новые выборы в Резине Сообщение Комиссии «Прочная политика соседства Евросоюза». Предварительные заключения для Молдовы