Alegerile parlamentare din 2019 în Republica Moldova - alegeri.md
 МониторингПолитикаКомментарии

Геополитические выборы — цель оправдывает средства?

|версия для печати||
Игорь Боцан / 8 декабря 2014
ADEPT logo

На протяжении всего 2014 года оппозиционные политические силы, придерживающиеся проевразийских взглядов, ратовали за проведение референдума относительно интеграционного проекта Республики Молдова — европейского либо евразийского. Так, проевразийские политические силы поддержали референдум в Гагаузии. С другой стороны правящие проевропейские политические силы постоянно отвергали идею организации референдума, ссылаясь в качестве довода на тот факт, что очередные парламентские выборы, назначенные на 30 ноября 2014 года, будут служить наряду с избранием депутатов и своего рода референдумом для определения интеграционного вектора.

Стоит отметить, что Совместное заявление Международной миссии по мониторингу выборов, подписанное представителями ОБСЕ/БДИПЧ, Парламентской ассамблеи ОБСЕ (ПА ОБСЕ), Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) и Европейского парламента, констатирует, что на избирательную кампанию по парламентским выборам 30 ноября повлияли геополитические устремления. В этом смысле не случайна обеспокоенность насчет «запоздалой отмены регистрации конкурента на выборах, что вызвало вопросы относительно времени и обстоятельств». Действительно, за те семь предыдущих предвыборных кампаний, которые были проведены после провозглашения независимости Республики Молдова и которые, по сравнению с выборами 2014 года, не отличались неким особым значением, власти не прибегали когда-либо к исключению кого-то из конкурентов на выборах, а уж тем более кандидата, который, судя по соцопросам, имел реальные шансы одолеть избирательный порог. В итоге, три проевропейские партии набрали 55 из 101 депутатского мандата, а проевразийские — 46 мандатов. Если вернуться к так называемой плебисцитной составляющей, тогда можно прийти к выводу, что электоральные конкуренты, выступавшие за европейскую интеграцию, набрали в общей сложности 50,24%, а ратовавшие за евразийскую интеграцию — 46,62%. Эта разница несущественная и не позволяет говорить о широкой народной поддержке европейского вектора, тем более на фоне исключения из предвыборной кампании конкурента, продвигавшего евразийскую интеграцию. Скорее всего, этот результат указывает на раскол в молдавском обществе.

В смысле вышесказанного далеко не случайно заявление премьера Юрие Лянкэ, сделанное 3 декабря: «Альтернативы этому пути (европейскому курсу) нет, если мы хотим построить функциональное и процветающее государство. Тем же, кто решил остаться дома, и тем, кто остался разочарованным, могу сказать только одно: их сигнал поняли. Реформы уже нельзя больше откладывать, ведь такого шанса у нас уже не будет. Либо проводим реформы, либо шансов на следующих выборах у нас не будет». Приведенная выше цитата доказывает скорее обеспокоенность премьера, нежели радость от того, что по итогам выборов удалось получить проевропейское большинство. По сути, причины для обеспокоенности глубже, чем кажутся на первый взгляд. Во-первых, речь не идет только о подтверждении насчет раскола общества и о поддержке более 45% избирателей альтернативного интеграционного вектора. Проблема в том, что проевропейской власти следовало, но она не была заинтересована в этом, организовать свободные и честные выборы как раз для того, чтобы обеспечить себе победу. Доказательством тому служит тот факт, что власть не захотела утверждать новые законы либо вносить в уже существующие поправки, касающиеся финансирования партий, демонополизации и рассредоточения СМИ.

Во-вторых, соображения, связанные с выгодой, были приоритетными для того, чтобы оправдать неравное отношения к конкурентам на выборах, противоречащее принципам правового государства. Так, к Партии «Patria» и к ее лидеру отнеслись просто-напросто как к угрозе для «европейского курса» Республики Молдова. Этого оказалось достаточно для того, чтобы исключить формирование и его эксцентричного лидера из предвыборной гонки прямо в канун дня голосования. Если рассматривать серьезно обвинения в непрозрачном и незаконном финансировании названного формирования, тогда как же нужно расценивать отношение вице-председателя Центральной избирательной комиссии (ЦИК) Штефана Урыту к итоговому финансовому отчету о расходах на предвыборную кампанию Демократической партии Молдовы (ДПМ), которая 26–27 ноября организовала в центре Кишинева два концерта с участием известных исполнителей, таких как Тото Кутуньо (Италия), Крис Норман (Великобритания), Франческо Наполи (Италия), Филипп Киркоров, Николай Басков, Максим Галкин, Лайма Вайкуле (Россия), популярного российского телеведущего Андрея Малахова (Россия). По словам вице-председателя ЦИК, «ДПМ потратила на публичные мероприятия, в том числе на сцену, освещение концертов в прессе и гонорары исполнителей всего 1.096 млн леев, что крайне мало… Получается, что, если привезенная из Румынии сцена обошлась конкуренту на выборах в 1 млн леев, тогда как на трансляцию и выплату гонораров приглашенным было потрачено менее 100 тыс. леев ($6,6 тыс.), принимая во внимание, что речь идет о зарубежных звездах и прямой трансляции на телеканалах, которая продлилась несколько часов». В данном случае любопытно следующее: то, что инкриминировали эксцентричному лидеру Партии «Patria» как сомнительное, как раз пригодилось ДПМ. Представитель ДПМ Серджиу Сырбу оправдывался, что очень скромные затраты объясняются тем, что ДПМ «подписала с организатором концерта договор, которым тот взял на себя все затраты… ДПМ не занималась организацией мероприятий. Возможно, будь форма отчета ЦИК более удачной, нам бы удалось обосновать расходы, но в данном случае получается, что у нас не было возможности надлежащим образом обосновать расходы».

Логика проведения избирательных кампаний предусматривает, что все расходы конкурентов на выборах осуществляются через открытый в банке избирательный счет, на котором средства накапливаются только с разрешения конкурента для того, чтобы можно было проверять происхождение денег. Представитель ДПМ пытается закрепить идею о том, что закон допускает организацию третьими лицами электоральных мероприятий в поддержку того или иного конкурента на выборах. А ведь как раз за это и отстранили от участия в кампании Партию «Patria», которая использовала автомобили и мобильные телефоны, принадлежавшие третьим лицам и приобретенные до регистрации данного конкурента на выборах. Стоит отметить, что впечатляли и суммы, потраченные проевропейскими партиями: Либерал-демократическая партия Молдовы (ЛДПМ) — примерно 37 млн леев и ДПМ — примерно 35 млн леев. Еще больше впечатляет тот факт, что эти суммы происходили преимущественно из пожертвований физических лиц, годовой доход которых гораздо меньше суммы пожертвований, сделанных в пользу любимых партий.

В-третьих, соображения, связанные с выгодой, преобладали над принципами правового государства и тогда, когда была развязана кампания против подготовки предполагаемого либо «Молдавского Майдана», либо «анти-Майдана». Нет никаких сомнений насчет того, что как Служба информации и безопасности (СИБ), так и полиция должны были заниматься эффективным пресечением незаконных действий, которые могли нести угрозу общественной и конституционной безопасности. Проблема в том, что эта деятельность завершилась практически истеричной кампанией по устрашению граждан. Цель, которую можно было легко заметить, состояла в том, чтобы обеспечить гражданам, разочарованным непрерывной чередой коррупционных скандалов вокруг проевропейской власти, мотивацию все же явиться на выборы и дать еще один шанс тем, кто их разочаровал, по крайней мере, для того, чтобы в Молдове не произошло то, что переживает Украина. Результат данной кампании отражается в причинах, вызывавших обеспокоенность населения в канун голосования, которые были выявлены Барометром общественного мнения (БОМ).

В завершение, если сложить все это, напрашивается печальный вывод. По итогам восьмой по счету после провозглашения независимости избирательной кампании по парламентским выборам мы не можем утверждать ни что выборы были свободными, ни что выборы были честными. И это произошло после нахождения у власти проевропейских сил, хотя подобного не было при власти аграриев или же коммунистов. Выборы считаются свободными, если гражданам не препятствуют в реализации их активного и пассивного права голоса, то есть избирать и быть избранными. Снятие одного из конкурентов с предвыборной гонки означало автоматическое лишение тех 103 кандидатов права быть избранными. Выборы считаются честными тогда, когда все электоральные конкуренты пользуются равными условиями и равным отношением для проведения предвыборных кампаний. Масс-медиа были сосредоточены в определенных руках, финансовые средства использовались неправомерно, были случаи, когда прибегали к административному фактору — все это не позволяет считать выборы честными. Итак, продолжаем двигаться по пути европейской интеграции!

Какие проблемы беспокоят вас больше всего (укажите три)?

Источник: Барометр общественного мнения, ИПП

Результаты первого тура выборов в Гагаузии Гагаузия в канун выборов Башкана